«… Я попал в «Закафказье»!

(Беседы с Борисом Волоком о душе и эмиграции)

boris-volok

В предыдущем выпуске нашего журнала я представила Вам Бориса Волока, автора автобиографической повести «Пророчество Блока». Помимо красочного и ироничного, а порой, и полного трагизма описания истории эмиграции его семьи, в этой  книге автору удалось очень точно, я бы даже сказала, документально правдиво отразить душевные катаклизмы и метания интеллигента (именно это русское слово наиболее полно отражает личностную суть Бориса Волока), попавшего под жернова «большой истории».

Пронзительная искренность Бориса в описании своих внутренних  переживаний в эмиграции и предопределила тему наших с ним бесед. Разговор  пойдет о неосязаемых, эфемерных, но, в то же время, приносящих человеку изрядную (а иногда и невыносимую!) душевную боль и страдания «рифах»  - о культурных  различиях и  разнице менталитета. На мой взгляд, эмигрантская история Бориса Волока, как нельзя лучше, дает возможность читателю прочувствовать и осознать важность постижения культурных кодов той страны, которая становится его новым жизненным пристанищем.

Беседа 1-я Под «лавиной неразрешенных проблем»

Светлана Александрова Линс: Борис, Вашу повесть открывают слова: «Было душно. Началась эмиграция». Хотя, читая Ваше жизнеописание, возникает ощущение, что эмиграция для Вас началась еще задолго до переезда в Америку, а именно с момента перехода в статус «отказника». И Вы это подтверждаете: «Какое счастье, что 12 лет я прожил в «отказе»: эта закалка помогла мне выстоять в самых немыслимо-критических ситуациях!» В чем Вы видите различия этих, фигурально выражаясь, «видов» эмиграции?

Борис Волок: Да, я 12 лет провел в отказе. Но все эти годы я прожил на родной земле, говорил на родном языке, меня окружала родная природа. То есть, все это время я учился (используя боксерский термин) «держать удар». Но с эмиграцией это не имело ничего общего.

Светлана Александрова Линс: Получается, что лихо и жизненные невзгоды социального изгоя на родине для Вас оказались менее тяжелы, нежели интеграция в социально-культурный контекст Штатов. Для многих духовной опорой в преодолении жизненных трудностей является вера. Ваши же зарисовки о встречах с представителями разных религиозных конфессий указывают на то, что Вы оцениваете их поступки с нравственной позиции, выходя при этом за рамки той или иной религии.

Приведу эпизод из Вашей книги: «В пятницу вечером у сына нашей соседки из Белой Церкви — Симочки — заболел животик. Она пошла в синагогу, к Ребе, чтобы он ей помог. Так он ей говорит: «Сегодня Шабат — приходи в понедельник». К счастью, рядом стоял костел, и Симочка зашла туда. Ксендз сразу все понял, немедленно вызвал скорую, поехал вместе с ними в больницу, оплатил все процедуры и уехал только тогда, когда убедился, что жизни малыша ничто не угрожает».

Прямо скажем, такое не часто встретишь среди выходцев из страны «победившего атеизма». У нас до сих пор представления о добре и зле жестко связаны с той или иной религиозной идеологией. Даже когда люди четко отделяют в своем сознании саму религию от представителей церкви. А что есть  для Вас «высший нравственный закон», основа Вашего нравственного выбора?

Борис Волок: Есть такая притча:

— Ребе! В чем смысл Торы?

— Чтобы понять его, надо учиться долгие годы.

— Но у меня нет на это времени.

— Ладно, слушай. Весь смысл Торы заключается в одной фразе:

Никогда не делай людям того, чего бы ты не хотел, чтобы они сделали тебе.

Это и есть мой «высший нравственный закон».

Светлана Александрова Линс: Что ж, как это сейчас называется,  экологичная жизненная позиция . Борис, Вашу жизнь можно определить как хронику притеснений и несвободы. Сначала в «совке», а потом в Штатах, о которых пишете как о «самом крупном в мире трудовом лагере усиленного питания». А какой представляете себе страну, в которой Вам было бы «не душно», если вообще допускаете существование таковой?

Борис Волок: Многие, приехав в Америку и подсев на социальные программы, сразу же нашли в ней свое счастье.

О таких слагают легенды:

Звонок из Одессы на Брайтон Бич:

— Семен, как жизнь?

— Спасибо, все ОК!

— А как там Америка?

— Да шут ее знает: мы туда не ходим…

———————————————-

— Ну, Ваш сын уже устроился?

— Нет, он пока еще работает…

———————————————-

Похоже, для меня на современном глобусе страны, где не было бы «душно», не существует. Но можно попытаться спроектировать такую страну.

Итак, за основу берем Украину.

Уничтожаем всю коррупцию.

Каждому даем работу, достойную зарплату.

Медицинское обеспечение, охрана старости, защита прав человека, реальные права на жилье, образование и отдых, экология, — все это на уровне западных стран.

Поднимаем мораль: не до ханжеского уровня, но и не даем ей вновь упасть до скотского.

Отныне ко всем нациям — равное и уважительное отношение.

Предпринимаем огромные усилия, чтобы кроме простейших барабанных ритмов приучить народ к музыке, к которой человечество шло веками.

Через некоторое время молодежь с омерзением думает о наркотиках.

Девушки стыдливо затыкают уши, только заслышав мат.

Стоп! Кажется вместо ответа на Ваш вопрос я стал писать ненаучную фантастику!

Светлана Александрова Линс: Да, в здравом смысле Вам не отказать, Вы умеете осознанно остановиться в своих фантазиях. Определение «ненаучная фантастика» — тому подтверждение. Хотя, судя по событиям, описанным в книге, бывали ситуации, когда  Вам не  удавалось самостоятельно примириться с жизненными реалиями.

Так, в Вашей повести есть психологически точное наблюдение о том, что «лавина неразрешенных (а порой и неразрешимых) проблем»  обнажает  слабости человеческой психики. Чем, ясное дело, пользуются всякого рода «целители». Далее Вы пишете: «Но были «целители» и пострашней. Этим — нужны были еще и души.  Было бесконечно больно видеть, как эти садисты от психологии корежили души растерянных эмигрантов, подминали их под себя, разводили их семьи, обирая при этом их кошельки».  Могли бы ли Вы пояснить, кого Вы называете «садистами от психологии»?

Борис Волок: Не хотелось бы вновь копаться во всем этом; но вопрос поставлен — надо отвечать!

Одной из целей нашего психолога были деньги: каждый должен был вносить свою десятину. Одна моя знакомая, доход которой составлял более $200 000 в год, недоуменно спросила: «Вы что, всерьез думаете, что я вам принесу $20 000?»

Члены группы не имели права… общаться друг с другом вне общих собраний. Психолог жестко контролировал каждое слово, каждую мысль каждого члена группы. Но души эмигрантов, погибающих от одиночества, требовали общения. В этом случае они имели право позвонить ему. Вне связи с темой разговора и его длительностью это всегда стоило $25.

Но главная жизненная позиция этого психолога — власть!

Для этой цели все средства были хороши! Принцип «Разделяй и властвуй!» применялся направо и налево. Обычно женам в присутствии всех членов группы демонстрировалась абсолютная несостоятельность и никчемность их мужей… Естественно, поняв, наконец, с кем они живут, жены подавали на развод. В группе, кроме нас, все семьи были разведены.

Особенно мне запомнился один случай. Одна девушка пришла и радостно сообщила, что она нашла хорошую работу. Есть только один небольшой вопрос: «Как лучше наладить отношения с начальницей?»

Но именно этого наш руководитель боялся как огня: в его цели входило руководить группой неудачников, с которыми можно было делать, что угодно. А удачливым — группа вообще не была нужна!

Надо отдать ему должное: этот психолог был Большой Манипулятор!

В одно мгновение группа  превратилась в… «террариум единомышленников».

Все, без исключения, злобно набросились на бедную девушку с обвинениями в… оскорблении группы.  Ее отец, главный инженер Минского автозавода, прямо заявил, что ему стыдно, что у него выросла такая дочь. Ее мать, оперная певица, активно поддержала его. За несколько минут эту милую девушку довели до сильнейшей истерики.

С чувством острейшего стыда и глубочайшего раскаяния я должен признать, что тогда я (как и все) был полон благородного негодования в ее адрес.

Но апофеозом унижения было то, что Великий Манипулятор заставил рыдающую девушку обойти всех членов группы, пожать им руку и сказать «Спасибо» за преподанный урок.

Помню, я пожал ее слабую влажную ладонь с позиции хорошо и правильно исполненного долга.

К счастью, садист-психолог был импотент, а то события в группе развивались бы по несколько иному сценарию…

____________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/enciklopediya/ya-popal-v-zakafkaze.html

Понравилось? Подписывайтесь  на журнал  прямой сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике >>

2 комментария к записи «… Я попал в «Закафказье»!

  1. Людмила Балон:

    Блестящее интервью — честное, пронзительное и невероятно познавательное, в нескольких строках вырисовывается образ эпохи и мятущаяся душа человека, в этой эпохе живущей. Спасибо!

  2. bvolok:

    Дорогая Людмила!
    Большое спасибо за понимание.
    Ваш Борис.

Оставить комментарий