Беженцев – в концлагерь!

Ольга Класковская «Норвежский концлагерь» — 2-я часть

olga-klaskovskaya

Беженцев – в концлагерь! Хашлемон

Этот транзитный лагерь с чудным названием Хашлемон находится на границе со Швецией. Тоже в лесу. Нас селят в восьмиместную женскую комнату. Основной контингент – Палестина, Ирак, Китай, Иран.

Семейные пары разъединяют. Мужа забрасывают в мужскую «камеру», жену – в женскую. Мол, нет мест селить семьи вместе… А как же статья 13 Европейской Конвенции прав человека о «праве на семью»?.. И вообще, всевозможные конвенции прав человека, его основных свобод?.. И какой–такой скандинавский даун вообще имеет право разъединять мужа и жену? Тем более, в эмиграции – когда близкие люди так нуждаются в друг друге, во взаимной поддержке…

Мира, моя дочь, пошла в местную школу. Это даже не школа, а драмкружок какой-то. Несколько часов в день. Вечером прихожу ее забирать – ребенка… нет!.. Бегаю по всему лагерю, по администрации, уже собралась звонить в полицию. Вдруг вижу – чешет навстречу Амира (ее тоже в тот же лагерь закинули) с моей малой и своей дочкой:

- Ольга, привет! А я вот пришла забирать свою дочку, и воспитатель сказал мне и твою Миру забрать. Мол, скоро уже закрываемся, и ей тут одной скучно будет…

У меня медленно начинает отвисать челюсть.

Ублюдка воспитателя я нашла в тот же день. Сразу же сообщила, что подаю в суд. По какому праву он отдал моего ребенка постороннему человеку?? Так это еще слава Богу, что я знала Амиру и в принципе относилась к ней хоть с какой-то степенью доверия… Но при чем здесь это? С таким же успехом этот так называемый воспитатель мог отдать дочку любому первому встречному…

Мы прожили в Хашлемоне около двух недель.

Не прожили, а промучились.

Ощущение такое, что меня закинули в мужскую зону…

Около тысячи человек — основная масса арабы, сомалийцы и иранцы. И практически одни мужики. Можете представить, в какие ситуации мне, женщине с ярко выраженным славянским типом внешности, приходилось там попадать. Выручили чеченцы. Благодаря им удалось избежать многих неприятных ситуаций с приставаниями и ненужным, навязчивым общением. Некоторые из них потом стали моими друзьями. В свою очередь, я тоже старалась поддерживать их, как могла. И переводами, и поездками с ними в больницы, разговорами с местными чиновниками и поликлиниками, и так далее.

В столовой нас кормили, как скотов. Плюс из железной, многоразовой посуды (после случая с малярией как-то не очень приятно было есть из тарелок/ложек/вилок общего пользования). В меню — то макароны, то рис. Мясо дали только один или два раза. Ребенку такое выдержать практически невозможно. Очень многие, в том числе и я, посадили там желудки. У многих обострились хронические болезни. Достучаться до врача – из области фантастики. Нереально. Когда в столовой попросила молоко для ребенка, сказали, что не положено. Мол, только до 6-ти лет… А в 8 это уже не ребенок, в их понимании. Ему питательные вещества, кальций не нужны.

Единственный плюс моего пребывания там: познакомилась с очень интересными людьми. В том числе с журналистом с Северного Кавказа. Вместе с ним и раскопали информацию, что раньше на месте Хашлемона был расположен концлагерь, а на месте столовой как раз было место расстрела…

Спешу заметить, ничего не поменялось с того времени. Комнаты – камеры, казармы. Двухярусные кровати, окна где-то под потолком. Отношение к проживающим азюлянтам откровенно фашистское. Казнить нельзя помиловать.

Познакомилась там и со старым диссидентом из России. Поэт. Успел посидеть еще в советские времена за антигосударственную деятельность.

Ему уже далеко за 70, но зато какая бодрость духа! В России его лишили всего, даже пенсии. В Норвегии его поселили в одну комнату с грязными неграми и кормили водянистыми несолеными макаронами. Никто его даже всерьез там не воспринимал.

Но он продолжал писать. И надеяться. На справедливость…

Мэрилин Монро из Ку-Клукс-Клана

В лагере местные обитатели-папуасы сразу же дали мне кличку «Мерилин Монро». Забавно.

А еще в Хашлемоне можно было взять напрокат велик.

Для этого надо было заплатить пару крон и оставить в залог свою азюлянтскую ID-карту. Нам платили небольшое пособие – крон 200-300, уже точно и не помню. Это мизер, но на велик хватало.

Иду брать велик. Местный завхоз – из наших, азюлянтов. Сомалиец с грустными глазами. Даю ID. У него резко меняется выражение лица.

- Ты расистка???

- Что? – устало переспрашиваю.

- У тебя здесь в ID написано, что ты из «Белой России» (по-норвежски Hviterussland — это так они издевательски называют Беларусь, ни больше, ни меньше – прим. авт.) У вас что, там только белые живут? Ты случайно не из Ку-Клукс-Клана???

Битый час пришлось успокаивать беднягу-невротика. Убеждать в том, что я никакой не последователь идей ККК, и что я не из какой-то там Белой России, а из суверенного независимого европейского государства под названием Republic of Belarus. Вроде, поверил… Велик дал, во всяком случае.

Местная администрация, пронюхав, что я свободно разговариваю по-английски, сразу же начала меня использовать. Добровольно-принудительно. Погнали переводить собрания для русскоязычных, сопровождать поездки в больницы, и так далее и тому подобное…

Кстати, не один раз ругалась с представителями UDI по поводу «Белой России». Для меня, белоруски, это более, чем оскорбительно, что мою страну называют непонятно как. Есть официальное название Республика Беларусь. И точка. Норги надо мной и моим патриотизмом долго смеялись.

Очень часто, кстати говоря, местная администрация называла меня русской, а один чиновник UDI даже как-то «со знанием дела» «посочувствовал»: мол, ой, да, я понимаю, что журналистам в России живется нелегко…

И вдруг меня осенила мысль: я из страны, которой не существует!..

Меня нет!

Нэрбо. Побег из Норвегии

Наконец мы в третьем лагере. Подушки/одеяла опять заставили везти с собой. Через всю Норвегию. Трансфер дали почему-то ночью (!)

Все соискатели убежища с нетерпением ждут перевода в третий лагерь. После адских мучений, голода и издевательств это что-то наподобие рая в понимании скандинавского азюлянта. Наконец начинают платить более-менее приемлемое пособие, появляется возможность самим покупать продукты и готовить. И сам лагерь больше напоминает домашнюю обстановку, чем зону.

Нас отправили в какую-то заброшенную деревушку возле поселка Нэрбо — это 40 км от Ставангера. Вокруг степь… И свинофермы. Ближайший магазин – километров 7. Корпуса лагеря тоже отдаленно напоминают зону. Но внутри – более-менее. Семейных селят в относительно новые блоки.

Новостей из UDI по-прежнему никаких. Никто нас никуда не вызывает. Мол, «Дублин», и — до свидания! Вы не люди, вы «дублинцы».

Как будто польский позитив — это бронежилет на всю жизнь. И, получив его, человеку навсегда гарантирована безопасность. Наивно и смешно. Мало ли было случаев, когда журналистов и общественных деятелей «доставали» уже и в Европе? Мало было политических убийств в Европе? А как быть в моем случае – когда Польша целиком и полностью нарушила Женевскую конвенцию? На какую такую помощь этого государства я могу рассчитывать, если меня там сдали и продали с потрохами, даже глазом не моргнув?.. Поверьте: норвежцам на это плевать! Как и плевать на тысячи, миллионы других судеб. Их единственная мечта и цель – добить тебя морально и физически посредством унизительного содержания в азюлянтских концлагерях, хамского, фашистского отношения и полного игнорирования каких-либо прав и законов. Им закон не писан. Они живут по понятиям. Даже если меня и прибьют когда-либо в польской подворотне, то это уже будет проблема Польши, но никак не Норвегии. На фиг норгам это нужно? Посему их задача – как можно быстрее избавиться от таких, как я (желательно вообще депортировать), либо создать такие невыносимые условия проживания/содержания (что они успешно и делают), чтобы человек сам оттуда сбежал. И, поверьте, очень многие так и поступали – собирали манатки и убегали, Потому что чувствовали, что уже находятся на грани — еще секунда, и повредятся рассудком, свихнутся, погибнут!..

Дочка наконец-то пошла там в обычную школу. Школа отказалась оплачивать schoolbus – мол, платите из собственного кармана. Это неподъемная сумма. Пособие мизер, а найти работу невозможно. Во-первых, нет разрешения. Во-вторых, мы в степи, в отрыве от цивилизации… Социальный работник сказал, что пусть, мол, ездит великом в школу. А это несколько километров. Но дело даже не в этом. Велосипедная дорожка-то отсутствует! Получается, ребенок должен ездить по трассе вместе с машинами и прочими грузовиками. Естественно, предложение администрации я послала куда подальше. Хорошо, что познакомилась вовремя с местными поляками. Они каждое утро отвозили на машине своих детей в ту же школу — заодно и Мирку с собой прихватывали. Обратно тоже она возвращалась с ними.

Несколько раз нам срочно нужна была медицинская помощь – отказали. Плюс заставили платить. Один сомалиец там просто умирал в приемной администрации, на моих глазах потерял сознание – «скорая» отказалась ехать. Мол, пусть завтра приходит на прием.
Вырвать зуб тоже из области фантастики. Нужно заплатить большую часть пособия. А потом жить на что целый месяц? Чем питаться?

У меня так вообще там было незавидное положение. Единственная девушка-славянка. Вокруг тысячи ариканцев и афганцев. Охраны в лагере нет. Полная анархия. Никто ни за что не отвечает. А ближайшая полиция, в случае чего — 40 км. После обеда в лагере из администрации уже никого нет. Только одни папуасы вокруг. Темнота жуткая. Никаких фонарей, элементарного освещения.

Мне постоянно били стекла в комнате. Ломали двери. Приставали. Унижали. Пытались купить, заплатить деньги. Был период, когда уже просто не выходила на улицу вообще. Миллионы раз разговаривала с местной администрацией по этому поводу. Просила защиты. Не для того я убежала в Норвегию, чтобы еще и здесь иметь дополнительные проблемы и преследования. Но меня никто даже и слушать не хотел. Приходил местный завхоз, вставлял новое стекло и – проблема исчерпана!

Съездила я и в местный филиал Amnesty International. Они вообще отказались мне помагать и даже не выслушали до конца. Мол, все, у вас «Дублин», все вопросы – к Польше!..

Поняв, что здесь я приобрету еще больше проблем, чем имею, и что вообще в скором времени может дойти до какой-либо трагедии, что никакой помощи здесь ждать не приходится, я принимаю решение срочно уезжать в Швецию. Я добровольно останавливаю свою процедуру в Норвегии и покупаю билет в Гетеборг.

Знала бы я, что в Швеции меня ждал еще больший ад – ад в квадрате или кубе. Такого даже в триллерах, пожалуй, не видела…

Об этом и о другом — во второй части статьи.

Источник: http://polskaprawda-lardarxo.blogspot.ca/2010/11/blog-post.html

* * *

От редакции

Вторая часть статьи так и не появилась в печати, в конце января сего года в печати появились новые подробности истории Ольги Класковской. В электронной газете naviny.by прошла следующая информация:

Власти Швеции отказали белорусской журналистке Ольге Класковской в получении вида на жительство и приняли решение о ее депортации без права обжалования. Информацию об этом распространила руководитель интернет-сайта Белорусского дома в Праге Наталья Маковик.

Класковская должна покинуть территорию Швеции вместе с 11-летней дочерью.

– Ситуация осложняется тем, что шестимесячный сын Ольги — гражданин Швеции — должен остаться в Стокгольме, — сообщает Маковик.

Класковская не имеет права на политическое убежище: ранее она уже получала статус политбеженца, однако в 2011 году во время суда над братом Александром — бывшим милиционером, фигурантом уголовного дела о массовых беспорядках в Минске 19 декабря 2010 года — «отказалась от международной защиты и вернулась в Минск поддержать Александра и его семью». 5 мая 2011 года журналистка была задержана в квартире брата на пр. Рокоссовского в Минске, доставлена в Ленинское РУВД и избита.

В интернет-источнике news.21.by приведена беседа Класковской с представителями БелаПАН (Белорусское частное агентство новостей — прим. С.Л.):

«Чиновники настаивают на том, что я должна выехать из страны и уже из-за рубежа подавать документы на воссоединение семьи», — сообщила Класковская. По ее мнению, действия сотрудников миграционной службы идут вразрез с местным законодательством, а также с Конвенцией о правах ребенка, которую Швеция ратифицировала.

По словам Класковской, в августе 2011 года она вновь уехала из Беларуси. Год назад вышла в Швеции замуж за местного жителя, а в июле родила сына. Документы на воссоединение семьи журналистка подавала дважды: после бракосочетания и рождения ребенка. «По закону я имею право ждать решения здесь, в Швеции, но мне говорят, что я с 11-летней дочерью должна уехать. Сын не является объектом депортации, а его отец не согласится разлучиться с ним на время рассмотрения документов, которое может тянуться до года. И я его прекрасно понимаю», — сказала Класковская. Она отметила, что пока дело ограничивается войной нервов, но наготове у нее всегда стоит сумка с самым необходимым.

«Супруг в шоке от происходящего, но и он не в силах что-либо сделать», — заявила Класковская. Она рассчитывает на помощь белорусских зарубежных организаций, которые уже обратились к правительству Швеции с просьбой отменить решение о депортации.

Источник: http://polskaprawda-lardarxo.blogspot.ca

____________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/kak-emigrant/bezhencev-v-konclager.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

19 комментариев к записи Беженцев – в концлагерь!

  1. Marina:

    История очень печальная и судьба трагическая.

    Но все же не могу избавиться от ощущения,что что-то в истории не договорено, что представлена только одна сторона…

    Неприятие других культур довольно неприятно поражает — а ведь эти люди составляют уже очень значительную часть европейского населения. Как в шутке — в Париже нелегко найти француза. К тому же, на своем опыте убедилась, что если сам настроен враждебно, действия окружающих воспринимаются часто также как враждебные, не говоря уже о том, что такой внутренний настрой провоцирует и агрессивность извне, особенно в таких экстремальных условиях. И особенно для женщины с таким типом внешности в окружении арабов и афро-американцев. Не помню, кто из писателей-классиков выразил мысль,что красивая женщина должна быть мудра вдвойне.

    К тому же через подобные условия проходят многие не-беженцы. Одна моя знакомая жила в Германии в одном на быструю руку переделанном под общежитие здании — с общим туалетом, полуразрушенной кухней и стенами из гипса(ощущение — что все пьянки и даже разговоры в коридоре проходили в комнате). Публика,кстати, «своя родная» — русские, украинцы, поляки, многие на заработках без знания языка, а владельцы — тоже свои. Коридор и санузел мыли только женщины-чистюли — для себя и своих детей. Без вьетнамок и дезинфекционного средства туда не заходили. На кухне вечные горы пригоревшей посуды общего пользования. И вот за это нужно было еще платить 200 евро! в месяц (это в комнате на двоих, отдельная комнатка стоила намного больше).

    Мне кажется, в истории г-жи Класковской сошлись многие неблагоприятные факторы:
    - нереалистические представления о демократии в Европе (а ведь в прессе освещается гораздо больше случаев негативных, чем с хорошим исходом! В Австрии, например, тема депортации остра и популярна настолько, что стала темой многих современных худ.фильмов),
    - завышенные требования и определенная негибкость, нежелание адаптироваться к временным (!) условиям,
    - выбор стран с самыми жестокой в Европе политикой по отношению к мигрантам (даже состоятельные политические беженцы сознательно выбирают страны, где их наверняка примут, среди прочего и потому что отношения у этой страны со страной гражданства беженца не самые лучшие. А в Данию «бедным» невестам вообще не рекомендуется ехать — слишком велика опасность «домашнего рабства»).

    На фоне жесткой политики сев. стран особенно неразумно было грубо нарушать условия после получения однажды статуса политбеженца и т.о. терять право на получение такого права повторно, а также своевольно «менять» Норвегию на Швецию. С такой «предисторией» другого результата, тем более быстрого и легкого, ожидать было бы несколько неразумно..

    Особенно удивляет и ожидание того, что к замужеству автоматически должно прилагаться право проживания в стране мужа. К сожалению, многие славянские женщины еще не осознают до конца тот факт, что «неблагополучно засветившимся» дорога в Европу закрыта. И право на семью не нарушается — у семьи есть выбор жить вместе и вне Европы. Мне известна еще одна история одной россиянки, которая нелегально работала в Англии, была депортирована (по-моему, даже 2 раза). После этого она вышла замуж за англичанина, но в виде на жительство ей было отказано. Более того, когда муж внезапно скончался в Лондоне, ей было даже отказано в визе для приезда на похороны. Остальные подробности мне,к сожалению, не совсем известны. Но такие истории, на мой взгляд,подтверждают, что очень многое зависит от самого человека и какую «историю» он себе пишет…

    • Kjetil:

      Неприятие других культур довольно неприятно поражает — а ведь эти люди составляют уже очень значительную часть европейского населения.

      pochemu ecropejcy dolzhny prinimat’ neevropejskie kul’tury? evropejcy zhivut v Evrope — eto ih dom. oni ne objazany podstraivatsja po priezzhih. kak i araby, k primeru, ne pozvoljat navjazyvat’ im kul’turu evropejcev priehavshih k nim.

      И особенно для женщины с таким типом внешности в окружении арабов и афро-американцев.- rzhu, ne mogu)))

      v Norvegii sdajutsja afrikancy. afro-amerikancami tam i ne pahnet.

      На фоне жесткой политики сев. стран особенно неразумно было грубо нарушать условия после получения однажды статуса политбеженца и т.о. терять право на получение такого права повторно

      v Shvecii kak raz taki samaja mjagkaja v Evrope politika v
      otnoshenii bezhencev.

      Особенно удивляет и ожидание того, что к замужеству автоматически должно прилагаться право проживания в стране мужа.

      ne avtomaticheskoe, a po vyboru.
      u nih rodilsja obshij rebjonok. po shvedskomu zakonodatelstvu dazhe nelegalu ot kotorogo u shvedki rodilsja rebjonok djiut vid na zhitel’stvo, i ne vygonjajut iz strany. zdes’ pravo Ol’gi na razreshenie zhit’ v Shvecii (bez pokidanija Shvecii na period rassmotrenija dela o vossoedinenie semji) bylo narusheno.

      • Marina:

        Спасибо за комментарий.
        Я писала о неприятии других, т.е. местных, культур иностранцами, которые проживают в Европе и составляют уже значительную часть местного населения.

        В Сев. странах, в силу их небольшого размера, строгие правила по отношению к иноземцам, которые хотят здесь жить и работать, включая и по замужеству (знаю по Дании). Какие правила по отношению к беженцам, особенно по сравнению с другими странами Европы, не скажу точно. Но и это поменяется, учитывая потоки беженцев последних месяцев.

        А в целом, здравый смысл еще никто не отменял.

  2. Larisa Basova:

    С ребенком -гражданином любой европейской страны мать-иносaтрнку разлучить не могут. Есть резолюция Европейского Сообщества об этом еще 2004 года. Поэтому в случае отказа в праве на проживание в стране, можно подавать на аппеляцию на этом основании и возможность выиграть суд велики. Все эо время придется жить нелегально, но имея дом и местного мужа-отца малыша, это не очень страшно или бедно. Нужно очень «постараться», чтоб тебя в ситуации наличия двух ближких родственников, граждан страны, — мужа и несовершеннолетнего грудного (!) ребенка — попросили на выход. Видимо, там что-то связано с какими-то нарушениями законов и правил. А старшую девочку должен был воссоединять муж героини, она там действительно право на проживание в качестве ее дочери не имеет.

  3. Larisa Basova:

    Вот, посмотрела общие правила относительно политического убежища:
    Беженец или лицо, ищущее убежища, не может быть выслан обратно в страну происхождения.

    Лица, получившие убежище, могут выезжать за границу, предварительно оформив необходимые документы (чего не было сделано!)

    Лица, получившие политическое убежище, не должны возвращаться в страну, где они подвергались преследованиям (визит к брату в Минске). В противном случае они могут потерять свой статус.

    Но ничто не мешает политическому иммигранту приехать в соседнюю страну.

    Длительное отсутствие в Центре Размещения без разрешения и без достаточного обоснования равносильно отказу от запроса на предоставление политического убежища (побег в Швецию).

    Видимо, состояние стресса не позволило автору грамотно выстроить линию поведения, поэтому и результат — из огня да в полымя…

    А экспресс-брак в Швеции и скорое рождение ребенка (в состоянии стресса человек не способен на любовь!) — лишнее тому доказательство.

  4. Светлана Линс:

    Да, в состоянии стресса люди много чего делают необдуманно, так как рассудок блокируется.

    Но в состоянии стресса сворачивается и репродуктивная функция. Исходя из того, что героиня рассказа, имея очень уязвимую нервную систему, уже не один год живет в состоянии борьбы, рождение у нее ребенка — это почти чудо…

    Само замужество тоже вызывает кучу вопросов. Женщина борется с целой страной, в которой ее все раздражает и возмущает: люди, законы, порядки. Но легко находит взаимопонимание с конкретным носителем менталитета этой страны. Все «викинги» вместе — плохие люди, а один конкретный из них — более, чем просто хороший.

    То же самое красной нитью просматривается на протяжении всего рассказа: «черные» и «азиаты» — плохие. Но когда у героини складывается с кем-то из них личный контакт (можем, если захотим!), то тон повествования кардинально меняется — у этих же самых людей появляются имена, хорошие черты личности и благородство в поведении. То есть люди начинают преображаться от того, что у автора, общающегося с ними, изменилось к ним отношение! Почему? Потому что автору удалось преодолеть в себе свои собственные предубеждения.

    На мой взгляд, этот рассказ — прекрасная иллюстрация того, как прививать «мультикультуру». Этот рассказ врачует читателя: самое сильное чувство, которое он вызывает — чувство неприятия расизма.

  5. Alex:

    Самое страшное, чего мы не ожидаем на «Западе»,-равнодушие.Никто никому не нужен-ментальность такая.Жить среди людей и быть в пустыне?Нафиг нам нужна такая «дерьмократия».Был в разных странах, недолго, правда.Максимум вне дома-полгода.Там не выживу, совершенно уверен.Служба в армии в отнюдь не демократических условиях, просто рай в сравнении с Европой.Вывод напрашивается сам собой…С демократией нас «лоханули»…Поделом нам, тупым и доверчивым.

  6. Светлана Линс:

    Да, у каждого свой опыт, так же как и свои мировоззренческие фильтры восприятия «Запада». Ментальность на Западе, действительно, другая — никто не будет лезть в душу, когда проходишь рядом со скамейкой у родного подъезда. И мне лично эта ментальность очень по душе. И общаться с «западным» человеком, неважно, на Западе он живет или на Востоке — мне гораздо легче, я его понимаю. И неизменно нахожу отклик у «западных» людей. Но, опять же, это мой опыт.

    В армии служить не довелось, но сельхозработы в стране советской очень напоминали мне лагерный уклад — то ли тюрьма, то ли армия. Хотя и вне колхозной грядки жизнь в ту пору мало чем отличалась от искомых учреждений. Но, как психолог знаю, что человек привыкает и к страданиям, и потом подсознательно ищет их для обретения душевного равновесия. Как солдаты ищут войну…

    А с демократией еще никто никого не «лоханул» — ее просто никогда еще и не было на территории бывшего СССР.

  7. sweety:

    В России сейчас тоже все переменилось. Раньше мы могли все доверять друзьям и знакомым, делиться всем, не было разницы в уровне жизни и благосостоянии. Сейчас дома населяют «монстры» (не мое изобретение), чужие люди, равнодушные и злые по отношению к друг другу, учитывающие только свои интересы. На работе интересы тоже стали не коллективными, а делятся в соответствии с коммерческой долей, доверять никому нельзя. Возвращалась недавно из России, в полете познакомилась с русским состоятельным швейцарцем, говорили на эту тему. Характеристика времени — написание кляуз друг на друга, вернулась из бытия. На Западе хотя бы законы действуют в отношении предпринимательства и других сфер жизни.
    Из опыта жизни: в 9летнем возрасте в 90-е годы моя дочь заболела раком,в онкобольнице не было медикаментов, можно было купить все за большие деньги, в т.ч. и у врачей. В лечении помогли немцы и много русских друзей и коллег. Смотрела акции благотворительства в Швейцарии, такая маленькая страна и так откликаются люди на самопожертвования.
    да, индивидуализм в крови у западных людей, но уравнивать нельзя, как и у нас в России. Не выжить можно там и там.

    • Светлана Линс:

      Что греха таить, «неравнодушие» у наших людей зачастую проявляется в злобе и зависти. Я знаю многих, кто уехал за границу, но их родственники на родине хранят это в тайне от соседей-знакомых. Те очень тяжело переживают, если кто-то где-то хорошо устроился.

      И еще только сегодня прочла про российское «неравнодушие» даже к самим себе в отчете А. Бильжо о том, как он ремонтировал подъезд своего дома «Размышление у непарадного подъезда»

  8. Alex:

    Злобные и завистливые для меня не существуют.Только «благодаря» им были 37 и 39-й годы с лагерями и прочими извращениями.Хочу напомнить о возникновении «демократии».Придумали её английские монархи для того, чтобы успокоить гнев возмущенных.В сказку поверили и вот уже несколько веков забивают мозги.Знаете ли Вы, что если бы не распался Союз, Запад был бы в тяжелом кризисе ещё 20 лет назад? Мы спасли капитализм, вернее продлили ему жизнь.Знаете ли Вы, что за последние 3-4 года продажа книги Маркса «Капитал» в Европе выросла в 3 раза? Информация к размышлению…

    • Светлана Линс:

      «Злобные и завистливые для меня не существуют». — Экологичная позиция с точки зрения психологии.

      «Хочу напомнить о возникновении «демократии».Придумали её английские монархи для того, чтобы успокоить гнев возмущенных». — И история подтвердила мудрость этого решения: в тех странах, где местные монархи последовали «английскому» примеру, и страны процветают, и монархия уважается народом. Не то, что в России — после революции «робин гуды» превратились во «всенародно» любимых людоедов.

      «Мы спасли капитализм, вернее продлили ему жизнь» — спасибо!

      «Знаете ли Вы, что за последние 3-4 года продажа книги Маркса «Капитал» в Европе выросла в 3 раза?» — да, нам до их любознательности далеко. Хотя если учесть, что российскому капитализму лишь чуть больше 20-лет, то именно «Капитал» Маркса россиянам стоит почитать. Ведь в нем обобщена 500-летняя история развития капитализма в Европе. В дореволюционной России эта книжка тоже была очень популярна и продавалась во всех книжных лавках под грифом «Для тех, кто хочет разбогатеть». И многие учились на ней богатеть и богатели, пока не случилась революция, и богатство не стало в России смертельно опасным.

  9. Alex:

    Пожалуйста! К сожалению, мы говорим на разных языках. Ни один мой посыл адекватно не был услышан. Похоже на речь адвоката, во что бы то ни стало, защищающего обвиняемого.Несмотря ни на что.Даже вопреки здравому смыслу. На этом-всё.Уже не интересно.

  10. Светлана Линс:

    Я бы сказала, что мы с Вами, Алех, говорим на одном и том же языке, но смотрим на вещи с разных колоколен. Уверена, что у каждого из нас есть на то веские причины.

  11. Elvira:

    Дааа, прочитала вторую часть и не удивилась, что так ничего и не сложилось у героини повествования. Ратуя за права человека и потрясая Конвенцией ООН, она сама нарушает законы, а потом удивляется, почему ей это «аукается».
    А уж ее расизм ну просто очень режет глаз. Эти ее выражения «грязные негры», «папуасы»…..Неудивительно, что отношение к ней такое же. ДА и чем она лучше для норвежцев-шведов, чем другие азилянты ???? Цветом кожи ? Образованием ? Вот как раз для них- все азилянты РАВНЫ- независимо от цвета кожи, образования и из какой они страны приехали. Попросили убежища- будьте добры выполнять требования страны, у которой его попросили. А уж самой требовать что-то от этой страны- просто смешно. По какому вообще то праву ? Почему граждане этой страны должны платить за жилье, мед. помощь , образование детей, а ей все должны предоставить были на «блюдечке с золотой каемочкой» ????
    В каждой строчке чувствуется это : МНЕ ДОЛЖНЫ…….???????
    А почему, собственно, и кто должен то?

  12. Heinrich:

    Дочитал… два слова, наверное, не пропустят мой коммент но все же- политическая протитутка…

  13. Julia:

    Автор сама виновата, — ей дали защиту, а она в Минск поехала. Раз просила убежища, должна знать, что о возврате в Беларусь и речи быть не может. Противно было читать, как автор про арабов и другие национальности пишет. Да, они едят руками, да табором живут и много чего еще делают, чего нам не понять. Но многие с войны, другие от голода бегут, а автор хлеб демонстративно в мусор выбрасывает. И везде — то ей плохо, никто видите ли квартиры в центре города не дал. Это убежище, милая. Не нравится, не ходи по азюлям, там те же арабы будут рады занять твое место и есть самый черствый хлеб с пола, потому что у них стране война.

  14. elena:

    Ее бы энергию… да в другое русло…

Оставить комментарий