Человек обязательно должен развиваться

Елена Юрьева «Я просто повзрослела» — часть 2-я

elena-yureva

Предыдущая часть

Что принято играть на похоронах? Только церковную музыку?

– У норвежцев хорошо развита музыкальная культура, но о многих произведениях, которые они исполняют постоянно, мы ничего не знаем. На похоронах, в частности, здесь любят использовать поп-музыку с хорошими аранжировками. Есть готовые, а иногда приходится аранжировать самой. Любят фольклорную музыку, и ее обязательно нужно играть. Это не то, что приходишь и начинаешь играть Баха. Им он, по большому счету, и не всегда нужен.

Поначалу я старалась привнести что-то свое, предлагала послушать одно, другое, но поняла, что их это немного напрягает – хотят, чтобы мы прислушивались к их пожеланиям. И мне оставалось только подстраиваться, что было непросто. Иногда на концертах разрешалось чуть-чуть отступить – и то когда играла Грига или Рахманинова. Вот Рахманинова они любят. Часто после концерта ко мне подходили местные музыканты, говорили как я глубоко проникаю в произведение. И это тоже типично норвежское – исполнитель для них важнее самого произведения.

Не опасались, что так и останетесь «похоронным органистом»? Нисколько не умаляя профессионализм музыкантов, которые играют в церкви, по масштабу это все-таки работа для специалиста, у вас же были амбиции артиста.

– Я тоже много на эту тему размышляла. Старалась сохранять форму, концертируя по Норвегии и Украине. Финансовое положение стабилизировалось, хватало даже на то, чтобы постоянно куда-то летать, что было приятно. С другой стороны, этот же фактор мог оказаться и демотивирующим. Человек обязательно должен развиваться, особенно человек искусства, иначе – стагнация и застой. Я так устроена, что мне всегда нужно что-то еще.

Я пригласила няню к ребенку, и, стоило им выйти погулять, тут же садилась за пианино. Инструмент, хорошую «Ямаху», купила сразу же. На работе не понимали, зачем нужно было так тратиться, но я не могла иначе. Занималась в наушниках, чтобы не мешать соседям. Целый год я вынуждена была играть только то, что требовалось по работе и, конечно, ощущала провал в творческом плане. Приходилось наверстывать упущенное.

Вначале я стала формировать репертуар по органу. Занималась сначала дома, а с ножной клавиатурой – в церкви. Параллельно начала восстанавливать весь свой консерваторский фортепьянный репертуар, хотя можно было и не заморачиваться – в Норвегии требования для концертов не так высоки как у нас. Позже решила поступить в консерваторию в Тронхейме. В этом году как раз заканчиваю.

- Учеба отнимает много времени. Что нового для себя вы могли узнать?

– Я поняла, что по камерной музыке консерватория мне действительно ничего не даст после нашего образования. А вот по органу в Норвегии музыкальная культура гораздо более развита, чем у нас – традиция нескольких столетий. Так что решила идти на орган, причем сразу на мастера.

На пробной игре я исполнила произведения уровня аспирантуры, и никаких препятствий к поступлению не было, за исключением одного – сданного на высоком уровне «Бергенстеста». На тот момент я уже свободно говорила по-норвежски, но тест не сдавала. У меня музыкальный слух и усваивала язык хорошо, в том числе грамматику. Но чтобы сдать тест, надо знать много идиоматических выражений, даже короткие диалоги построены на анализе текста. Я поняла, что к экзамену надо готовиться.

И как, сдали?

– В первый раз не сдала. У меня был незачет по сочинению, хотя написала его хорошо. По правилам требовалось 300 символов, а у меня вышло всего 292. Пересчитали, видимо. Но к этому времени меня уже зачислили в консерваторию. Конкурс был общий, по всем инструментам, и из 45 кандидатов поступило всего 12 человек.

А как же тест?

– Взяли под «честное слово». Бумажка о тесте была чистой формальностью, я ведь коммуницировала с ними, и они видели, что нет проблем с языком. К тому моменту накопился и солидный стаж работы по специальности. Тем не менее, время от времени они деликатно напоминали. Со второго захода я тест сдала и справку, как и обещала, принесла. Потом, правда, узнала, что среди иностранцев я такая единственная, остальные сдавали Trinn 3, что намного проще.

То есть, все шло по плану…

– Можно и так сказать, если не считать состоявшийся как раз накануне развод с мужем.

Смело. Не каждая женщина с тремя детьми решится на такое, тем более в чужой стране.

– В разводе приятного мало, но иногда наступает момент, когда брак становится тормозом личностного роста. В таких ситуациях лучше расходиться. Помню, музыка мне стала даже сниться. Я поняла, что необходимо эту потребность реализовывать. После развода у меня началась новая жизнь, я воспряла духом. К тому же здесь ведь интеллигентно все проходит, отношения остаются хорошими. Но я могу понять и тех женщин, которые не решаются на развод. Меня тоже иногда спрашивают: «А почему ты себе не найдешь норвежца?» Я не против новых отношений, и дело тут не в национальности, главное чтобы человек подходил. Но сейчас я слишком увлечена музыкой.

Норвежская консерватория оправдала ваши ожидания? Есть существенная разница с нашей системой?

– Здесь гораздо серьезнее относятся к теории. Например, если у нас на исполнительском отделении аспирантуры теории практически нет – а я учусь на мастера-исполнителя, – то в Норвегии приходится писать целые проекты. Возможно, этим и объясняются высокие требования к владению языком. В то же время образовательный процесс гибкий, человек сам выбирает, какие предметы будет изучать в каждом семестре, и это мне очень нравится.

ben-van-ostenЕще один приятный момент. В первые годы учебы мы получали гранты – определенную сумму, которую можно использовать только на свою реализацию как исполнителя. По этой программе я начала ездить к одному из самых признанных органистов мира, голландцу Бену ван Остену. В консерватории я изучаю французскую романтическую музыку, а Остен не просто гениальный органист, великолепный педагог, но еще и записал на диски всю французскую романтическую музыку, и даже дважды награжден за это французским правительством. Но эти произведения исполняются в основном только на больших романтических органах, которых в Норвегии мало – один из них в «Нидаросе». Поэтому я стала ездить еще и во Францию, практиковаться у знаменитого Мишеля Бовара. Кстати, для французской романтической органной музыки только преимущество быть пианистом. Основатель этого направления, Сезар Франк, до 25 лет был концертным пианистом, и только потом стал изучать орган. В его произведениях, а также в произведениях последующих композиторов этой школы используется фортепьянная техника.

Довольны тем, как на сегодняшний день складывается ваша артистическая карьера?

– Мне стало поступать так много предложений играть на концертах, что продлила учебу на год – просто не успевала. Были моменты, когда приходилось концентрироваться только на органе, и я испытывала дискомфорт из-за этого, но сейчас репертуар сбалансирован, уделяю одинаковое время и органу, и роялю. Задача на будущее – играть концерты не только в Норвегии, но и в других странах.

Непривычное для норвежского уха имя, точнее фамилия, не мешает в реализации этих планов?

– Не могу сказать, что мешает, но уж точно не помогает. Приведу пример. Летом 2012 года сюда приезжал знаменитый французский органист Оливье Латри. Он преподает в парижской консерватории, играет в Соборе парижской богоматери. Я играла на одном из его мастер-классов вместе с несколькими норвежскими органистами. Был просто аншлаг. В Тронхейме праздновали Дни святого Олафа, и традиционно в это время в город стекается много гостей, в том числе из других стран.

После моего выступления один из присутствовавших, по-моему, англичанин, обратив внимание на мою явно не скандинавскую внешность, спросил Оливье, откуда я и не он ли меня привез с собой. Бывает, что мастера возят своих учеников на мастер-классы. «Нет, – ответил Латри. – Я даже не знаю, откуда она». Когда я сказала «from Ukraine», им сначала послышалось UK. Было забавно и, вероятно, неожиданно для норвежцев. То, что я не была норвежкой, и, соответственно, не представляла норвежскую культуру, их музыкальные традиции, сразу же заметили иностранные слушатели.иммигрант

(Продолжение следует)

Интервью взяла Нино Гвазава для сайта www.skazka.no
______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/kak-emigrant/chelovek-obyazatelno-dolzhen-razvivatsya.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий