«А в душе — осень»

osen-v-rime

Я иногда пишу, под настроение. Когда у меня выплескивают отрицательные эмоции, и спонтанно хочется что-то «накалякать». Это начинается с дефицита общения, которое сопровождает трудная жизненная ситуация эмигрантов, по крайней мере, таких как я, домохозяек. Поэтому невольно берешься за «перо»: все мы пишем, общаясь с родственниками и друзьями через интернет.

Делаю это обычно по вечерам, когда все улеглись спать. Когда нет внешних раздражителей. Когда можно подумать, уйти в себя и сконцентрироваться, перекладывая на бумагу свои впечатления, мысли и наблюдения. Здесь и «думы» о моей эмигрантской судьбе, которая 11 лет назад занесла меня в Рим. И внутренний разбор «штормов», в которые, время от времени, попадает наша семейная «лодка» (а у кого их не бывает?). И наверное поэтому писатель из меня очень меланхоличный выходит. И складывается «осенний» дневник души.

Да, наша жизнь, жизнь «эмигрантов поневоле» (так называю тех, кто уехал по тем или иным причинам), поделена на две части: «раньше» и «теперь». Когда я читаю просьбы о помощи в трудоустройстве за границей, я искренне сочувствую людям, которые питают иллюзии относительно «жизни за бугром». Податься сюда можно только от безысходности ситуации, что выпала на долю моего поколения, тем, кому сейчас за 40… Я называю это массовый исход.

Мне довелось воочию лицезреть и убедиться лично, что все мы  были просто «сметены метлой» и оказались в другой стране, не столько по собственному желанию, сколько волею судеб. Я в Риме, представьте себе, встретила своих друзей, земляков, которых не видела много лет. Даже школьного друга встретила. И у многих из них здесь, за рубежом, к сожалению, не жизнь, а выживание. Не мы по жизни, а жизнь — по нам.

Если брать конкретно Италию, то я, мысленно вернувшись назад, очень хорошо бы подумала, прежде чем ехать сюда жить и работать. Но и выбора-то особого в те времена не было, поэтому пришлось довольствоваться… В Италии ужасная бюрократия. И обретаться здесь «нелегалом» — это значит быть выброшенным на «обочину» жизни. Ты никому не нужен. Даже если ты найдешь так называемую «работу», будь спокоен: тебя выжмут как лимон и заплатят копейки.

Часто думаю, как все-таки наши люди умеют выжить при таких трудных обстоятельствах и не плачутся. «Нашим» все по силам: ненормированный рабочий день, разлука с семьей, с детьми. Единицы проходят путь от неквалифицированной работы к более успешной. А в большинстве своем, «наши люди»  обречены  на самые низкооплачиваемые рабочие места и неквалифицированный труд. Да что там говорить, посмотрите фильм молдавского режиссера Валериу Жереги «Арриведерчи». В нем все показано так, что душа застывает от пронзительной «узнаваемости» сюжета.

arrivederci

Жизнь эмигранта тяжела вдвойне: каким бы успешным человеком ты ни стал в новой стране, но «корни» твои все равно не здесь. И каждый это чувствует по-своему. У меня лично, сознаю это очень четко, никогда не произойдет «разрыва»: какая-то невидимая нить меня связывает с прошлой жизнью, моими корнями. И это, я считаю, нормально.

А вот моя дочь от первого брака такая итальянка стала. Ее, как меня, на родину совсем не тянет. Сейчас ей 20 лет, она — студентка Римского университета. А приехала со мной в Италию в 12-летнем возрасте. Младшей дочке 7. Она родилась в Италии, по-русски говорит плохо. Родной язык у нее — итальянский. И на мою родину она только в гости к бабушке ездит, редко и ненадолго.

Ну а мой муж, конечно, — итальянец. В общем, с нас всех можно сделать «срез эпохи». Как в песне Сергея Никитина « Времена не выбирают»:

«Время — кожа, а не платье.
Глубока его печать. Словно с пальцев отпечатки,
С нас черты его и складки, приглядевшись, можно cнять…»

Так как мы, я и мой итальянский муж, жили в разных условиях, неизбежно, это накладывает свой отпечаток на жизненные устои каждого их нас. И когда между нами возникает непонимание, мы стараемся внимание на этом не заострять, так как то, что он считает важным, для меня не важно. И — наоборот. Такое бывает у нас частенько. Иногда смешно, а иногда – не очень..

Мне, например, не нравятся повседневные походы в супермаркет с листочком в руках, где 125 наименований предметов первой необходимости. Конечно, удобно и практично делать список покупок. Но излишний консьюмизм (потребительство), когда покупаешь, покупаешь, покупаешь, мне не понятен.

Итальянцы — известные гурманы, но торчать полжизни у плиты я никогда не собиралась. А моя «кулинарная» сдержанность в интерпретации моего мужа выглядит, как «ты не очень хорошая жена» (хотя, сейчас он помалкивает…). В его семье принято хорошо и много кушать, причем, желательно, чтобы все было сделано своими руками (хе-хе, не на такую напали…). Я люблю хорошую кухню, люблю гостей и застолья, но когда жизнь состоит только из этого, мне это не нравится. Сейчас я - приверженка кухни на «скорую руку», мне так удобней.

Вообще, у нас с мужем есть одна главная причина для, скажем так, взаимного непонимания. Я люблю проводить свободное время в городе, а он — за городом. Поэтому когда я выхожу в город одна, он на меня обижается. Раньше мы выходили вместе, но как можно приятно провести время с человеком, который откровенно скучает??? И который в «Вечном городе» видит только пробки, нехватку парковки и вечно брюзжит. Вот и сиди себе дома с детьми…
Надежда,

Рим, сентябрь 2010

*  *  *

Послесловие редактора

С зарисовки «А в душе — осень» я начинаю знакомить Вас, мой читатель, с циклом «Меланхоличные заметки в иммиграции». Надеюсь, в будущем соберется интересная коллекция размышлений об особенностях восприятия мира через разные «культурные очки». Любой читатель может присоединиться, поделиться мыслями и чувствами, прислав свои заметки.

Чем интересны такие «протоколы» движения души, кроме того, что они еще раз подтверждают мысль И. Бабеля о принципиальной разнице между теми, кто ругается на площадях, и теми, кто «скандалит» исключительно на бумаге?

На примере таких дневниковых откровений я хочу показать, насколько важно и полезно записывать результаты самонаблюдения по разным темам (отношения, адаптация к новым условиям, трудная жизненная ситуация и прочее) и проблемам (вредные привычки, негативные эмоции и т.д.)

Так уж человек устроен: всегда верит в то, что он видит. А записанные мысли более систематизированы и продуманны. Именно они могут послужить импульсом для развития новых идей, заставить заиграть новыми красками привычные представления, а, подчас, и изменить их. И что архиважно: описание своих тревог и страхов в трудной жизненной ситуации зачастую позволят их «растворить». И остановить изнуряющую и отнимающую много душевных сил «прокрутку» негатива в голове.

Однако большинство людей не придают значение целительной силе «письменной работы», и, соответственно, не осознают существование в себе способностей «врачевания» письмом: отвыкли-то, ведь, писать. И лишь единицы используют этот таящийся в них потенциал саморазвития.

Возвращаясь к заметкам Надежды, также стоит заметить, что такое душевное эссе вносит довольно сильный диссонанс в привычные представления о Риме, запечатленные в восторженных путевых заметках туристических паломников и гостей «Вечного города». Да уж, поистине, мы видим то, что хотим видеть, на что настраиваемся душой…

Светлана Александрова Линс

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке»  обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/kak-emigrant/emigracia-a-v-dushe-osen.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Один комментарий к записи «А в душе — осень»

  1. vera:

    Спасибо за начало этого важного цикла.
    Надежде — за ее откровенность. Светлане — за эту тему.
    Не каждый смог бы решиться.
    Писать дневник………… я это делаю уже.
    Действительно помогает.

Оставить комментарий