Непреодолимых культурных различий нет

Елена Юрьева «Я просто повзрослела» — часть 3-я

elena-yureva

Предыдущая часть

- Как раз норвежские традиции и представляете. Ведь вы сформировались как органист именно в Норвегии.

- У меня техника другая. В моей игре все другое – прикосновение, виртуозность. Норвежские пианисты недостаточно виртуозны, даже музыканты с хорошей природной моторикой. У нас со времен Советского Союза сохраняются сильнейшие исполнительские традиции.

elena-yureva-zanyatie-s-uchenikomЯ занимаюсь с мальчиком, норвежцем, который был номинирован на государственную стипендию. Он очень талантливый, играет Шопена, Рахманинова, причем по нашей школе. Когда его сверстники, тоже способные, играют по норвежской школе, разница очевидна.

Могу сказать одно: добиться успеха иностранцу сложнее, для этого надо быть сильнее норвежцев – не просто превосходить, а быть на голову выше. Но это не дискриминация, а конкуренция. Естественно, если бы я была норвежкой, всем было бы проще, даже с точки зрения общения. Поэтому при равных условиях они всегда выберут своего. Такая ситуация не только в Норвегии. Я знаю русского виолончелиста, который живет в Германии. Он рассказывает то же самое. Он приехал в страну будучи доцентом в консерватории в Санкт-Петербурге, но никто на это даже не посмотрел. И я ехала сюда, отдавая себе отчет в том, что будет непросто. Неважно, с каким именем и багажом ты приехал в чужую страну, на спине же у тебя это не написано. Несколько лет мне постоянно нужно было доказывать, что я чего-то стою – сначала в Den norske kirke, потом в консерватории.

Тем не менее, я никогда не хотела изменить имя. Будет репутация – запомнят и имя. Даже сейчас, когда меня спрашивают откуда я, подчеркиваю, что с Украины. Душа у меня украинская, и я никогда не стремилась стать «настоящей норвежкой», и гражданство не стала менять, хотя стараюсь впитать в себя и все хорошее, что есть в норвежской культуре.

- Вам комфортно в Норвегии? Чувствуете здесь себя дома?

milio- Только два года назад я почувствовала это душой, несмотря на то, что формальных причин для беспокойства у меня никогда не было. Наверное, раньше у меня не было здесь «своего окружения» – дружеского, музыкального. Я имею в виду круг тех профессионалов, с которыми я могу делать какие-то проекты, круг единомышленников, с которыми можно что-то обсуждать, делиться идеями. Вот хорошее у норвежцев слово – miljø. Это не друзья, для этого есть слово venner, и не знакомые – tjennskap. Вот моего «мильё» здесь очень долго не было.

Я понимала, что едва ли приобрету личных друзей, первые годы и не зацикливалась на этом, слишком много проблем нужно было решить. Была единственная потребность – ездить к родным и друзьям в Украину, что я и делала. Но потом и здесь появились русские друзья, а с тех пор как подросли дети, вообще остается больше времени для общения.

Я прочла недавно, что, по мнению психологов, на адаптацию уходит в среднем семь лет. Согласна абсолютно. Действительно, только через семь лет я начала чувствовать, что мне комфортно. Когда я только приехала в Норвегию, у меня не стало привычного настоящего, но не было и ясного будущего. Было какое-то промежуточное, подвешенное состояние неопределенности, и меня это тяготило. Но сейчас, даже когда я в Украине, начинаю скучать через какое-то время и возвращаюсь сюда как домой.

- Среди наших соотечественников актуальны дискуссии о культурных различиях и вытекающих из этого сложностях адаптации. Что вы можете сказать, исходя из собственного опыта?

- Первые полгода, когда звонила домой друзьям или родным, даже поплакивала – настолько было непривычно. После Украины мне все показалось крошечным – улицы, дома. Но больше всего поразило восприятие людьми времени. Я старалась делать все в привычном ритме, а меня постоянно одергивали: slapp av, slapp av. Но разве могла я позволить себе расслабляться.

У нас люди более открытые, искренние, и в этом – очень сильное отличие. Вот ты знал человека, общался с ним, потом его встречаешь, здороваешься, а он делает вид, что впервые тебя видит. Это здесь в порядке вещей. У нас такое тоже бывает, но только если был конфликт с этим человеком.

Или, например, в музыкальной школе маму что-то не устраивает. В таких случаях наши родители приходят к педагогу и разговаривают с ним. Здесь, даже если речь идет об элементарных рабочих моментах, ничего не говоря учителю, начинают звонить напрямую ректору, и потом уже тот сам беседует с педагогом. Такие истории я слышала не один раз. Открытостью я как раз и называю то, что люди общаются напрямую, высказывают друг другу свою точку зрения, а не «стучат начальнику».

Так сложилось, что у меня нет среди норвежцев настоящих друзей, хотя есть много очень хороших знакомых, меня вообще окружают хорошие люди. По большому счету мне безразлично, какой они национальности – русские, немцы или норвежцы. Один норвежец-журналист сказал как-то в самом начале еще: «Норвегия страна маленькая, и настраивайся на то, что будет сложно». В отличие от Испании или Голландии, в Норвегии люди не привыкли к такому потоку мигрантов, поэтому неудивительно, что дольше присматриваются к чужакам.

Читаю иногда истории, произошедшие с нашими соотечественниками, которые буквально пугают. Да, есть национальные особенности, но нет непреодолимых культурных различий, когда надо себя ломать. Возможно, люди иногда сами ведут себя неадекватно или недостаточно критичны к себе. Я анализировала многие ситуации, через которые прошла, и могу сказать, что на некоторые из них пересмотрела свою точку зрения. Недавно мы дискутировали на эту тему с моим норвежским священником, и он очень спокойно сказал: «В любой стране люди разные, кто-то лучше, кто-то хуже. Это надо принять, и не фокусироваться на людях с негативным восприятием мира». Я согласна с ним. Мне кажется, важно не выискивать различия, а находить то, что нас может объединять, научиться воспринимать жизнь позитивно несмотря ни на что.

Очень важно найти себе применение. И не нужно ни с кем себя сравнивать, а отталкиваться от собственных возможностей и развивать их. И еще один важный момент: на все нужно время. В Норвегии же события вообще разворачиваются медленнее, чем у нас, например, и надо набраться терпенья. Но проблема в том, что многие даже не ищут себя, «свой проект», и им становится скучно жить.

- Изменились сами за девять лет?

- Я стала более спокойной и немного замкнутой. Даже с украинцами веду себя сдержаннее – вошло просто в привычку. Некоторые могут воспринимать мою замкнутость как звездность, но это не так, и друзья, которых я очень люблю, это знают. Я не могу общаться слишком часто, но как только появляется возможность, я всегда с ними.

Сейчас я читаю больше религиозной, философской литературы. Я стала более размеренно делать вещи. Даже в творчестве это заметно. Если раньше хваталась за все подряд, то сейчас начинаю обдумывать, а нужно ли мне это, стараюсь осмысленно принимать решения. Возможно, дело не в Норвегии. Я просто повзрослела.

Интервью взяла Нино Гвазава для сайта www.skazka.no
______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/kak-emigrant/nepreodolimyx-kulturnyx-razlichij-net.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий