«Норвежский концлагерь»

olga-klaskovskayaОльга Класковская — независимый белорусский журналист, общественный активист, политический беженец (статус политического беженца получила в Польше вместе с дочкой в 2006 г.).

2005-2010 – собкорр радиостанции «Deutsche Welle» в Польше (русская и белорусская службы), корреспондент «Европейского радио для Беларуси»,
собкорр ряда независимых белорусских СМИ в Польше, сотрудник ряда политических фондов и инициатив в Польше в поддержку демократии в Восточной Европе.

Ольга Класковская «Норвежский концлагерь»

Признаться честно, если бы еще год назад мне кто-то сказал, что придется пройти в жизни через подобный ад и что такое в принципе возможно (тем более, в «демократической Европе») – никогда бы не поверила! Возможно, просто рассмеялась бы в лицо этому человеку. Либо подумала бы, что этот человек явно повредился рассудком… либо он агент КГБ. Как же такое возможно? В Европе, в Скандинавии, оплоте демократии, у рьяных борцов за права человека?.. Я ведь так много репортажей сделала о демократических ценностях Европы и о солидарной европейского сообщества касательно белорусского вопроса. Я ведь изо дня в день далдонила своим радиослушателям, писала своим читателям о европейской демократии, о том, что Европа думает о Беларуси и наших проблемах. И уж, безусловно, о том, что никогда не оставит нас в беде. А сколько мы чашек кофе перепили с теми же европейскими дипломатами и прочими миссионерами в Минске, Варшаве, на различных фуршетах/банкетах – все размахивали руками: мол, молодцы, ребята! Сражайтесь за демократию в Беларуси! Мы с вами! И никогда не оставим вас в беде. За вами – будущее Беларуси!

Когда коснулось реальной помощи — все, размахивающие некогда руками и бившие себя пяткой в грудь, моментально испарились… Вот и все. Какие лозунги? Какие права человека? Какая поддержка белорусских оппозиционеров? Да и вообще, о чем разговор?..

То, что произошло со мной в демократической Европе (и не только со мной), оказывается, не только возможно, но и… более того… это все уже давно возведено в ранг нормы. Вся система защиты «прав беженцев» и вообще прав человека построена на тотальной лжи, лицемерии, сплошных нарушениях, издевательствах и унижениях. Чего стоит один только «Дублин»…

Более подробно – на собственном примере в этой статье.

* * *

В августе 2009 года мне пришлось бежать из Польши.

Основная причина, подтолкнувшая к побегу: во время судебных перипетий с Беларусью Польша передала все мои личные данные диктаторскому (по определению самих же поляков и польского правительства) белорусскому режиму. Была грубейшим образом нарушена Женевская конвенция о защите прав беженцев. В скором времени, после данного инцидента, на меня было совершено нападение с нанесением ножевых ранений. Исполнитель и заказчик по сей день не найдены. Никто меня не защитил и даже не собирался. Несмотря на то, что накануне трагедии я многократно просила полицию о защите, сообщала о фактах многочисленных угроз, писала заявления – в том числе на имя министра МВД Польши…

Ни о какой защите со стороны польского государства уже и речи быть не могло. Бронирую билет Варшава-Осло. Через два часа мы (я, мама и дочка) уже спускаемся с трапа самолета на скандинавскую землю.

Демократия для внутреннего пользования

Осло встретил холодным, пронзительным ветром.

Серые здания. Люди-роботы. Ничего не отражающий стеклянный взгляд у прохожих. Сразу появилось ощущение дискомфорта и тревоги – и отнюдь не только суровый скандинавский климат провоцировал эти чувства. Скорее, это было предчувствие беды.

Съежившись, пилим с чемоданами в местный комиссариат полиции.

Уже за версту было видно, что идем в правильном направлении, — да, ошибиться невозможно! Уродливое желтое здание с решетками. Вокруг «товарищи по несчастью» -сомалийцы, афганцы, арабы, еще Бог весть кто… Нервно курят. Гробовое молчание.

Отдаем оригиналы документов дежурному офицеру. Наверное, это было большой ошибкой, т.к. документы мне не вернули и по сей день! (Но об этом позже). Потом тот же полицейский начинает нас обыскивать. Перелопатил все сумки и карманы, даже в портмоне залез – пересчитал деньги, покрутил в руках кредитки/визитки. Потом указал нам на какую-то жуткую дверь и сказал пройти туда и ждать. «Вас позовут», — кокетливо улыбнулся викинг в погонах и шумно захлопнул за нами дверь.

И тут я с ужасом начинаю понимать, где мы оказались. Вернее, уже перестаю что-либо понимать вообще… В комнате, так сказать, ожидания, примерно сто человек, основная масса которых — выходцы из африканских стран. Помещение со всех сторон заколочено, жуткая вонь. Ощущение удушья. С ужасом начинаем осознавать, что только практически мы одни там белые. Часть африканцев смотрит на нас с интересом и недоверием. Большинство – демонстративно презрительно. Проходит несколько часов – нас так никто и не позвал никуда. Любопытно, что из женщин с детьми – только я с дочкой и палестинка Амира с четырёхлетней малышкой. Но мужчин-одиночек на дорожное интервью почему-то вызывали первыми. А нас как будто бы и не существовало. Дети начали хныкать от духоты, вони и голода. Стучу дежурному: мол, выпусти на полчаса в ближайший магазин — у меня есть норвежские кроны, куплю детям что-нибудь перекусить.

- Нет, не положено.

- Что не положено? Есть не положено ребенку?? Только потому, что он азюлянт?.. Где, в каком законе, в какой Конвенции прав ребенка это написано? В чем дело, офицер?

- Я сказал нельзя! Ешьте то, что есть в комнате.

«То, что есть в комнате,» — это крохотные (размером с мизинец) тюбики с каким-то жутким рыбным маслом, джем и хлеб.

Так наши дети «питались» почти двое суток.

Вечером того же дня, после 23 ч., нас (женщин с детьми плюс моя мама и еще одна беременная иранка) все же отвезли в хостель (мужики и часть женщин остались спать на полу в полиции. Некторые так по 3-4 дня там проводили… У одного парня-чеченца обострилась хроническая болезнь, просил доктора – никто даже не отреагировал…)

Везли нас, как закоренелых зеков, последних убийц – в полицейской машине с решетками… В 8 утра тот же полицейский все на той же машине привез нас обратно в участок. И только к вечеру следующего для «за нами пришли»:

- Кто здесь из Беларуси? Сюда!

Проводящая с нами «дорожное интервью» полицейская больше напоминала овчарку, чем компетентного представителя официальной власти. Сначала долго доказывала нам, что мы — поляки, граждане Евросоюза, поэтому азюль (Asyl (нем.) — беженец – ред. С.Л.) в Норвегии просить не можем. Хотя в наших женевских документах черным по белому написано: «гражданство – Беларусь». Но разве дауну это дано понять? Потом по ее просьбе пришли еще какие-то «эксперты», потом были бесконечные телефонные переговоры по внутреннему телефону, потом еще кто-то пришел… Потом кто-то вышел и кто-то опять пришел… Крутили-вертели в руках наши женевские паспорта и польские карты по быту, о чем-то спорили, без конца звонили куда-то, в ход уже и мобилы пошли. И это все о нас! Прошло хрен знает сколько времени (час, два, может больше, не знаю…) и только тогда «овчарка» рявкающим голосом выдавила наконец: «А, так вы белорусы? Ну тогда можете азюль в Норвегии просить!»

Интервью происходило в хамской, унижающей манере. Она только и делала, что говорила сама, нас вообще не слушала. Сразу же стала угрожать, что нас в течение 48 часов отправят обратно в Варшаву и никто здесь нами заниматься не будет. Даже не удосужилась выслушать, почему, мы собственно, убежали из Польши и почему нам необходима защита норвежского государства. В конечном итоге она вообще нас выгнала (!) из кабинета. Обратно в «зал ожидания».

Тем временем вонь в комнате все усиливалась.

Сомалийцы стали снимать носки с мокрых от пота ног, что привносило еще больший, неповторимый аромат в душную комнату. Некторые, не стесняясь, открыто так, с улыбочкой ковырялись в потных ногах. Что они там искали – не знаю. Наверное, вчерашний день.

За нами пришли снова спустя несколько часов.

Дело поручили уже другому полицейскому. По его словам, его коллега, которая занималась нами первоначально… «отказалась от нас, так как мы очень много говорили, и у нее от нас разболелась голова — она плохо себя почувствовала и пошла домой…»

Надо отдать должное ее напарнику: разговаривал с нами очень доброжелательно, все внимательно выслушал (но он был не норг, а албанец! просто родился в Норвегии), сделал ксерокопии моих публикаций и материалов по делу (хотя на «дорожном интервью», как правило, этого не делают). Все аккуратно подшил в папку с делом и даже позвонил в UDI (местное миграционное управление) и попросил, чтобы нам дали главное интервью. Видимо, звонил по каким-то своим каналам, т.к. с мобильника. Потом отправил переводчицу домой и продолжил разговор со мной уже по-английски.

- Ольга, я вижу, что вы на самом деле человек со сложной драматической биографией и на самом деле нуждаетесь в защите. Лично я бы очень хотел, чтобы вы остались в Норвегии. Такие эмигранты нам нужны. Чем смогу – помогу. Ну а вы со своей стороны пока лягте на дно, так сказать. Пока временно отодвиньте политику и подумайте о собственной безопасности и безопасности вашего ребёнка. Никогда не ввязывайтесь в борьбу, если не видите ее итогов, ее конца. Если что, звоните мне. Удачи!

Как у меня бутерброд отбирали…

И вот мы в транзитном лагере Танум, что недалеко от Осло. Такое ощущение, что нахожусь где-то в Кабуле или Могадишо… Вокруг руины и жуткие грязные бараки. Лес. Ноль цивилизации. Сомалийцы в национальных балахонах играют в пинг-понг. Дико ржут почему-то.

Белых единицы. Человек 5-7. Сочувственно, солидарно переглядываемся.

В приемной араб с деловым, наглым видом (уже, видать, забыл, что сам вчерашний эмигрант и с корабля на бал, что называется, причалил) распределяет людей по комнатам. Нас заселили в последнюю очередь! И это при том, что только мы там были с ребенком, и что наша комната уже давно была свободной! Десятки раз подходила к наглецу, слишком быстро почувствовавшему себя норгом — мол, в чём дело. Мы уставшие и измученные, хотим спать. Он всегда отвечал: «Ищу для вас комнату. Все занято пока».

После заселения нас сразу же сделали дежурными по уборке. Козлами отпущения, иными словами. Это означает, что мы должны были мыть весь этаж плюс туалеты (общие) и душ. Я категорически отказываюсь. С таким африкано-афганским контингентом… – еще не хватало какой заразы подцепить! Кто их вообще проверял на наличие каких-либо болезней/инфекций? Плюс сосед-армянин, доктор по специальности, сообщил, что недавно здесь случайно выявили одного негра, больного малярией… Армянин написал жалобу в UDI и всевозможные санитарные службы по этому поводу. Реакция ноль. Какие туалеты?..

Очередное дежурство мне поставили на следующий день. Хотя по правилам лагеря, в уборке принимают участие все. В лагере на тот момент – минимум человек 100 проживающих. Я провела в Тануме 5 дней и за эти пять дней не видела ни одного негра, который бы убирал там. То сербы, то македонцы. Короче, только белые (которых там на пальцах одной руки можно было пересчитать)… Как это все понимать?

Основной контингент работников Танума – те же эмигранты. Беженцы, получившие статус в Норвегии. Встретила среди работников и двух чеченцев – это единственные нормальные, порядочные люди там, которые вели себя по-человечески. И интернет мне всегда бесплатно давали, и кипяток, чтобы чай-кофе заварить, да и вообще, разговаривали нормально, давали какие-то советы, сочувствовали. Все остальные – конченые мрази и подонки.

Прихожу в столовую. На ужин – тарелка макарон и чай (по-моему, без заварки). Вся столовка забита сомалийцами и афганцами. Жрут руками. Отрыгивают. Ребенок категорически отказывается есть. Беру с собой пару кусочков хлеба и сыра. На входе меня тормозят работники-арабы. Мол, так, мол, и так: ничего нельзя выносить из столовой. Объясняю ситуацию. Говорю, что до сна еще далеко, ребенок еще захочет кушать…

- Нет, категорически нельзя, — и начинается дружный нечеловеческий хохот. Интеллектуальный триумф, понимаешь ли… Отобрали у ребенка бутерброд с сыром, герои!

Толпа люмпенов требует хлеба и зрелищ, что называется…

Беру бутерброд и начинаю демонстративно, медленно разламывать его на кусочки и выбрасывать в мусорку. Сотрудники-арабы внимательно наблюдают за сей акцией, в глазах заинтригованность…

- Сейчас ты счастлив? – спрашиваю у наиболее рьяного ублюдка.

- Да, я очень счастлив! – волна хохота по залу….

Со временем мне стали понятны мотивы подобного поведения. В течение всего времени, что довелось провести в Тануме, ублюдки-работники подкатывались ко мне с нелицеприятными предложениями. Подонок, который забрал бутерброд у Миры, открытым текстом предложил вскоре: «А давай сходим погуляем вместе… Я тебе тогда очень много хлеба и сыра разрешу вынести из столовой! Никогда не будешь голодать со мной!»

Работник приемной тоже вдруг что-то зачастил «в гости».

Когда я спросила: «Что ты хочешь от меня?!», нагло парировал: «Все!»

На нас отрывались по полной программе. Конечно, какие-то славянские морды вдруг тут появились, да еще и права качают! Да еще и журналисты! (Кстати, моя мама тоже журналист по образованию). Непорядок!..

Через пять дней нам дали трансфер в другой транзитный лагерь.

Интересная деталь: подушки, одеяла и простыни, которые нам выдали в Тануме, заставили везти с собой. Так из белорусов мы медленно трансформировались в цыганский табор.

Источник: http://polskaprawda-lardarxo.blogspot.ca

Окончание

____________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/kak-emigrant/norvezhskij-konclager.html
Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

77 комментариев к записи «Норвежский концлагерь»

  1. Геннадий Луференко:

    Запад дело сложное.
    Во-первых, как говорили бывалые диссиденты: не надо путать Ад с туристскими впечатлениями.
    Второе, даже если не обращать внимания на то, что ей и в Белоруссии было плохо, то по тексту статьи можно подумать, что у неё проблемы или с нервами, или с воспитанием. Скорее, с воспитанием, когда шалят нервы, можно всякое наговорить про себя, но писать надо на более литературном языке. Тем более, что она вроде как бы журналистка.

  2. Хилола:

    Я живу во Франции. Приходится часто сопровождать полит.беженцев с момента их прибытия в бюро организаций, оказываюших полит.убежише и помогающих полит беженцам обосновать просьбу предоставления им убежища. Часто их приводят с улицы обычные французы. Иногда, редко, полиция.

    Конечно, прходится ждать часами в шумных и вонючих отстойниках. В этих организациях остро не хватает персонала из-за маленьких государственных субсидий. Большинство сотрудников Красного креста — добровольцы. Персонал здесь вежлив, но не более. Иначе и нельзя перед нескончаемым потоком горя и страха.

    Потом этих людей помещают в дешевые гостиницы с тараканами, крысами и проститутками. Приходится мыть общественный гостиничный туалет и душ для своего ребенка и для себя хлоркой. Хотя никто об этом не просит. Я не относилась к числу политбеженцев, но через подобные гостиницы мне с двумя детьми приходилось проходить.

    В отстойниках люди сидят часами. Много семей с грудничками, беременные женщины. Еду у них, конечно, не отнимут. Но приветствовать прием пищи в шумном холле тоже не будут. Что ж, в ожидании можно выйти на улицу. Обычно людям не до еды и даже не до походов в туалет. Все обреченно застывшие. Дети не играют, не смеются и не хнычут даже. Все в оцепенении.

    После гостиниц или сразу же (часто надо несколько дней, чтобы найти место в соответствующих приютах) беженцам отводится комната или квартирка. Жилье обычно в довольно плачевном состоянии. Хотя есть самое необходимое. Комната в приюте бывает на нескольких человек, которые потом часто скандалят и даже дерутся. Правильно, психически здоровыми эти люди оставаться не могут. Да, комнаты, как и места общественного посещения убирают сами по очереди. Вполне возможно, что некоторые мужчины и отказываются это делать. Тогда это делают другие вне очереди, и даже не из-под палки, а для себя и членов своей семьи хотя бы.

    Мне часто эти люди говорят, что, в любом случае, это лучше постоянных перестрелок и бомбежек. Что болше нет страха, что посреди ночи люди в масках вломятся к вам в дом и поведут вас ниезвестно куда. Даже в отстойнике можно расслабиться и вздремнуть, чего в их собственной стране чаще всего роскошь.

    Вполне возможно что те небольшие субсидии, которые выделяются государством, часто большей частью оседают в карманах местных властей и сотрудников многочисленных ассоциаций по приему политбеженцев. Вообще политика не направлена на спасение страждуших всего мира, а скорее все более и более националистична, как и общее настроение народа этой страны.

    Кроме того, я, имея французское гражданство, с двумя детьми прошла круги приютов и соц-ых организаций. Участь бездомных французов — одиноких мужчин и женщин, семей, не намного лучше. А оказаться на улице при таком высоком уровне безработицы может каждый. Я видела владельцев ресторанов, людей с высшим образованием — профессоров, экономистов и пр.

  3. Светлана Линс:

    Мне по жизни не пришлось проходить через транзитные лагеря, хотя знаю людей, которые тронулись умом, ожидая статус беженца и проходя через описанные отстойники.

    И эта история для меня многое объясняет. Здесь и «романтизация» демократии и жизни на Западе, что очень часто наблюдается у наших людей, в том числе и правозащитников. Сказывается отождествление идела и нормы, то есть, если идеал не удалось увидеть воочию — то это трагедия. Да, демократия на Западе далека от идеала, и есть куча всяких проиворечий в законах, и нестыковок между лозунгами и реальными делами. Плохая, такая, сякая… Но тем не менее — демократия.

    Кстати, по поводу «Дублина» — абсурдность этого соглашения активно муссируется в западной печати. В качестве примера переведу для журнала недавно опубликованную статью в немецком «Штерне». Но немцы более выдержаны в своих оценках и суждениях. Не позволяют себе подобный тон…

    Далее. Депрессия у наших людей от плохого окружения, когда срабатывает такой простецкий бытовой расизм и полное нежелание видеть в человеке другой культуры и уровня развития и образованности все же человека (и это тоже очень наше «качество»). Не идеального, не такого, как хотелось и ожидалось увидеть на тобой же расхваливаемом Западе. Но и такие там есть, тем более в транзитном лагере беженцев, который по многим параметрам не отличается от тюрьмы. Хотя, если бы в «демократической Европе» создавали отдельные отстойники для белых и «остальных» соискателей на статус беженца, то сама поборница демократических ценностей должна была бы осудить подобную практику.

    Уже не первый год наблюдаю в прессе,как бумажной, так и электронной, что такие вот «буревестники» и борцы за права человека кричат на всех углах об угрозе европейский цивилизации. То же самое происходит и в России, где пишут по поводу наплыва трудовых мигрантов.

    Что мне понравилось в этих «лагерных хрониках»: совет Ольге полицейского-албанца изменить свое поведение. Действительно, борьба за демократические идеалы и справедливость (что также не одно и то же!) не всегда совпадает с борьбой за физическое выживание. А именно угроза физической расправы привела Ольгу в Норвегию.

  4. Геннадий Луференко:

    Подумал, насколько хорошо то, что делается в отношении эмигрантов и беженцев? Как мера на самое ближайшее время, конечно, всё, о чем вы писали, лучше обстрелов, бомбёжек и прочего.
    Но, во-первых, насколько я знаю, мало делается для прекращения войн и терроризма на Родине этих беженцев. Скорее наоборот, больше делается для продолжения и даже расширения боевых действий (политика называется). А за такие дела надо, даже не под Гаагский трибунал, а на Нюрнбергский процесс отправлять многих, всемирно известных господ.
    Во-вторых, в странах, где селятся беженцы, появляется много проблем из-за этого и у беженцев, и у коренных жителей. К чему это приведёт? Гадать не буду. Но, получается, что вместо того, чтобы решить проблемы на Родине беженцев и не создавать проблем в Европейских странах, делается совсем наоборот: существующие проблемы не решаются, только создаются новые. Странные люди, эти политики.
    Я так думаю.

    • Светлана Линс:

      Да, политика стран, принимающих беженцев, во многих пунктах противоречит тем демократическим ценностях, которые они провозглашают. Почему это происходит, на мой взгляд, последовательно объяснил Колин Крауч: «Исторически так сложилось, что наша политическая идентификация возникает в споре. Представляем ли мы собой что-то или нет, это выявляется в религиозной дискуссии или же в классовой борьбе: хозяин и нанимаемый, работодатель и работник. Но все это — в прошлом. Соответственно, и традиционные формы политической идентификации, на сегодняшний день, в значительной степени исчезли. Однако, конфликт интересов остается, и гражданам все сложнее формулировать то, чего они действительно хотят. Исключение составляют лишь представители экономической и финансовой элиты. Вот они очень хорошо знают, чем сильны и чего хотят, и развивают огромную творческую энергию». То есть деньги «голосуют».

      Об этих же противоречиях западной демократии и уже давно не оправдавших себя схем «экспорта револющий» говорила и Хилола Айхождаева в наших с ней беседах об иммгрантах во Франции, вчастности в 4-й беседе «Мы возвращаемся к идее просвещения…»

      Самое опасное, что политические беженцы как люди одержимые идеей могут со временем превратиться из удобных для их западных покровителей в очень неудобные, как это произошло с исламскими террористическими организациями.

      Но если рассматривать социальный институт предоставления убежища другой страной в ситуации конкретного человека, его драматических обстоятельств, особенно если он вообще не политический игрок, то сам такой институт необходим.

  5. Svetlana B.:

    В этой истории жаль ребенка. Не смогла дочитать данную публикацию до конца. Слишком уж много ненависти и расистских оскорблений. Девушка делит человечество на чистеньких европейцев, ущемленных в правах белорусах, которым все должны, и на остальной «черный сброд». Как можно с таким брезгливым отношением к другим нациям бороться за права человека?

    • Светлана Линс:

      В приниципе, описанная Ольгой ситуация в лагере — классическая. Подобную картину описал в свое время австрийский психолог Виктор Франкл, который сам оказался в нацистком концлагере. Он, в частности, заметил, что в тяжелых жизненных условиях основная часть узников превращается в «быдло», и только единицы становятся «святыми», помогая выжить другим. Понимая это, уже легче преодолеть трудности лагерной жизни и не так остро реагировать на те или иные проявления товарищей по несчастью, даже если тебе самому не хватает сил стать «святым», согласно этой типологии.

      Есть еще один момент — транзитный лагерь беженцев по своей структуре очень напоминает тюрьму. И здесь уместно вспомнить результаты «стенфордского эксперимента», который ясно показал, что в подобной обстановке разделения людей на «жертв» и «карателей» многие вживаются в полученные роли, что также ведет к деформации личности. А ведь в этом «тюремном эсперименте» принимали участие студенты Стенфорда, люди грамотные и психологически уравновешенные. Но и у них «крыша съезжала», поэтому эксперимент приостановили. Опять же, понимание этих «системных» особенностей транзитного лагеря помогает сберечь нервы…

      И последнее — я уже рассказывала в статье «Как обустроить толерантность» об эксперименте, который еще в 80-х годах прошлого столетия провели американские психологи: студентов, выходцев из разных этнических групп и расовой принадлежности поселили в уютном кемпинге. Отношения между ними были более, чем прекрасные: уважение, вежливость, предупредительность. Условия жизни испытуемых постоянно ухудшали. Поначалу студентам при всех этих изменениях не составляло труда сохранять прежние рамки взаимоотношений. Но при дальнейшем ухудшении условий жизни им все же пришлось прилагать к этому серьезные усилия. В итоге, на определенном этапе эксперимента в группе испытуемых начались конфликты из-за нехватки еды, тепла и места. И в первую очередь люди начали делиться по расам и этнической принадлежности, на «своих и чужих». Знание этих особенностей группового поведения также помогут беженцу преодолеть тяготы жизни в транзитном лагере.

      А в случае с Ольгой все как-то непрофессионально. Человек занимается правозащитной деятельностью, но не имеет никакого представления о ситуации в транзитных лагерях беженцев, пока сам там не оказался, да еще в таком расплохе.

    • Ирина:

      девушка никого ни на кого не делит, она описала свои впечатления, в которых расистского нет ни капли, по вашей логики если белый человек ведет себя как скотина, то это безобразие, а если другого цвета кожи, извините, но такими нас создала природа, то это расизм, возмущаться этим безобразием.Ну и логика же у вас…люди.К великому сожалению бегут не самые лучшие люди, какого бы цвета кожи они не были.Первыми всегда бегут преступники, которым грозит тюремное заключение, поскольку эти люди не самого высокого нравственного поведения и уровня, то они, простите так и выглядят и так себя ведут, как описала эта девушка.Никакого расизма….просто голые факты.Хватит жалеть негодяев, и не важно какой у них цвет кожи…

  6. Геннадий Луференко:

    Я думаю, бороться за права человека можно из любви к людям (не считая случаев, когда это просто способ зарабатывания денег). Но можно бороться против кого-нибудь из ненависти. Думаю, это как раз такой случай. Для этого даже не обязательно быть злобным ненавистником всех и всего, какие иногда встречаются. Бывают вполне нормальные люди, насколько можно понять при обмене комментариями, но если они возненавидели кого-нибудь….., с ними говорить становится очень трудно.

  7. Мария:

    Согласна с тем, что в тоне Ольги, к сожалению, явны нотки неприятия других культур и ощущение превосходства своей нации/расы. Равно как и злобы. Может, именно такой внутренний настрой и способствовал интуитивному противостоянию со стороны этих других беженцев — ведь подобное тянется к подобному — и в данной ситуации это негатив.

    Во-вторых, в странах, где селятся беженцы, появляется много проблем из-за этого и у беженцев, и у коренных жителей. К чему это приведёт? Гадать не буду. Но, получается, что вместо того, чтобы решить проблемы на Родине беженцев и не создавать проблем в Европейских странах, делается совсем наоборот: существующие проблемы не решаются, только создаются новые. Странные люди, эти политики
    Политика — дело действительно очень неуравновешенное: с одной стороны нужно продавать свое военное и др. оборудование, в том числе и странам с горячими точками (т.е. торговые интересы и одна из самых доходных статей в бюджете), с другой, в случае внутренних конфликтов помощь извне, со стороны мирового сообщества, очень и очень ограничена, причем последствия эмбарго, полит.изоляции, введения своих войск и т.д. практически никогда нельзя предусмотреть наверняка. Да и сами многие страны еще не достигли «цивилизованного» уровня, что усложняет помощь им в более широком контексте. Спасение утопающего — дело рук самого утопающего = революция должна произойти «изнутри».

    Если говорить о беженцах и помощи им на своей территории — да, такое право должно быть гарантировано каждому. Но жизнь открывает и др. стороны, более прозаические: на реализацию таких прав государства имеет часто ограниченный бюджет и инфраструктуру, рассчитанную на определенную, скажем, модель. Поэтому каждая страна решает проблемы в силу своих возможностей и своего понимания помощи.

    Пример абсолютной беспомощности государства — огромный квартал трущоб недалеко от Рима: денег на помощь нет, депортировать в свои страны нет смысла — большинство из бедных стран ЕС, особенно румынских цыган, которые после вхождения Румынии в ЕС снова и снова возвращаются. Поэтому о них просто пока «забыли».
    Аналогичная ситуация местами и в Германии, например, Берлине: общий уровень иностранцев из неблагополучных стран заметно меняет общий ландшафт города в худшую сторону, не говоря уже о растущих расходах = кроме соц. помощи растут расходы по борьбе с наркотиками и лечению и реабилитации наркоманов (по европейским стандартам!), попрошайками на улицах (среднестатистический европеец и подумать не может, какие деньги можно зарабатывать т.о.), организованной торговлей людей и т.д. Да и местная полиция еще только открывает для себя «старые» виды преступлений в «новом» контексте другого менталитета…

    Для беженца право на убежище включает право на стандарты жизни не ниже стандартов местного населения. Но почему иногда дело должно доходит до абсурда, например, когда беженцу оплачивают дорогие операции и реабилитационный период, в то время как «обычный» налогоплательщик операцию откладывает до времен, когда соберется нужная сумма?

    На «выравнивание» желаемого и возможного уйдет еще немало времени. Но одно бесспорно уже сейчас — от беженца тоже очень многое зависит. Прежде всего следует интересоваться страной и сложившейся в ней практикой и стараться не требовать, а сотрудничать. Намного легче оказать реальную помощь тому, кто сам знает, как ему можно помочь.

  8. Геннадий Луференко:

    «…Для беженца право на убежище включает право на стандарты жизни не ниже стандартов местного населения…» — я думаю, с точки зрения гуманизма и прав человека это выглядит правильно, но…, практически это может привести (да и уже приводит, насколько я знаю)к тому, что из более бедных стран многие будут под любым предлогом бежать в более богатые. В этом случае, я думаю, надо из нескольких зол выбирать меньшее и не идти путём наименьшего сопротивления. Путь не наименьшего сопротивления, я считаю, не создавать проблемы в других странах, не эксплуатировать их. А помощь должна быть в обучении, обмене опытом, в первую очередь.

    «…Политика — дело действительно очень неуравновешенное: с одной стороны нужно продавать свое военное и др. оборудование, в том числе и странам с горячими точками (т.е. торговые интересы и одна из самых доходных статей в бюджете)…» — Я думаю, в этом деле не только политики, но и экономисты, запутались в страшных словах, «летают в облаках», вместо того, чтобы посмотреть на это более реально. Если посмотреть на жизнь не просто, с точки зрения её уровня, или величины бюджета, а сточки зрения — что реально надо для жизни?

    Оружие нужно только для обороны, но не для пополнения бюджета. А для обороны его не надо столько, что можно несколько раз уничтожить планету.

    Мы должны жить нормально или хорошо(неважно насколько хорошо, пусть даже лучше магнатов), а уровень жизни только показатель . Для этого не нужна дикая разница в уровне жизни конкретных людей. Но если целью сделать сам показатель уровня жизни, в реальности одни «лопаются» от богатства, другие живут в нищете. А в среднем, всё прекрасно.

    Зачем нужен такой технический прогресс, если из-за него миллионы остаются без работы или губим природу? Я не против прогресса, даже за него, но из-за него безработицы быть не должно, в любом случае.

    Однажды был разговор на эту тему, я предложил представить, что надо реального сделать, чтобы жить так, как хочется. Не отвлечённый уровень жизни или зарплата, а жильё, дороги, транспорт, благоустройство, экология, отдых и т.д. и т.п. Получилось, что на ближайшие сотни лет нам безработица не страшна. Только делать для этого надо, часто не то, что у нас (вообще, у нас: в России, Европе, на Земле) сейчас делается.

    • Светлана Линс:

      Путь не наименьшего сопротивления, я считаю, не создавать проблемы в других странах, не эксплуатировать их. А помощь должна быть в обучении, обмене опытом, в первую очередь.

      Этот путь в свое время апробировали Британия и Франция, и он себя не оправдал, так как уровень образованности и профессиональной подготовки оказывается более серьезной причиной миграции, нежели отсутствие работы и свобод на родине. Социологи вывели своеобразный индекс миграции из бедных стран в благополучные — 150 евро в месяц. Естественно, что в эпоху интернета и глобализации поиск убежища оказывается одной из линий миграции. Поэтому и в транзитных лагерях люди разные, не все сплошь борцы за свободу и справедливость. Это тоже не стоит сбрасывать со счетов.

      Зачем нужен такой технический прогресс, если из-за него миллионы остаются без работы или губим природу?

      Технический прогресс — объективное явление, его невозможно отменить или запретить. Его нельзя даже скрыть, хотя такие попытки были в истории. В средние века наука развивалась в монастырях. Но в эпоху Реформации в Европе монастыри были преобразованы в университеты и больницы. Другой вопрос — как достижения научного прогресса использовать — во благо или во вред. А это уже — прерогатива политики.

  9. Мария:

    практически это может привести (да и уже приводит, насколько я знаю)к тому, что из более бедных стран многие будут под любым предлогом бежать в более богатые
    Именно так, к сожалению, часто и получается…
    Оружие нужно только для обороны, но не для пополнения бюджета. А для обороны его не надо столько, что можно несколько раз уничтожить планету
    Именно продажа военного оборудования и высокотехнологической аппаратуры и подобного(например, аппаратура для отслеживания террористов через камеры в общественных местах или software для блокировки выхода оппозиционных сил в интернет или распознавания лиц на улице) составляет одну из солиднейших статей дохода для развитых стран (в том числе и Европы), и дает недемократическим режимам (как в странах Сев. Африки или Сирии) преимущество перед населением и оппозицией в случае конфликтов. Именно Поэтому вето России в случае с Сирией так критиковалось мировым сообществом — России не выгодно финансово терять такого покупателя, как режим Асада, но именно из-за этого вето НАТО было бессильно что-либо предпринять. Как результат — местное население гибло, и гибнет, тысячами, ситуация эскалируется, ущерб возрастает, потоки беженцев растут.
    Вопрос, кому и что продается, серьезнее воспринимается (странами ЕС) после падения режима Каддафи — которого из-за его платежных возможностей всегда и везде принимали с распростертыми объятиями, не задаваясь вопросом, как живет его народ и для чего стране такая воен. оснащенность (некоторые моменты такого сотрудничества и его последствий всплывают сейчас и за них некоторым странам стыдно — есть еще и такие!).
    И, например, ФРГ недавно, когда продавались несколько панцирных танков одному арабскому эмирату, к сделке подошло более сознательно — конечно, насколько позволяют экон. интересы.
    «Облико морале» государств становится важнее, хоть и медленно! — и это радует. Также Европа задумывается над ролью банков в нынешнем мире — как могло случиться, что банки пришли к неограниченной власти,в том числе и над политикой. Конечно, лоббисты в ЕС местами слишком могущественны. Но и население здесь не дремлет — и эта активная гражданская позиция вызывает уважение.

    • Светлана Линс:

      Да, в Европе народ более активен, в том числе и представители большого бизнеса. Так, Николас Хайек тоже не уступил нажиму, когда в разгар войны в Ираке отказался поставлять чипы для ракет, которые американцы заказывали на его предприятиях. Хайек расторг контракт с ними ценой большой неустойки. Был скандал, на него подали в суд, пытались надавить через правительство, но он твердо заявил: «Швейцария — не какая-нибудь банановая республика, а страна, которая не только ощущает свою причастность к тому, что происходит в мире, но отвечает за свои поступки. И я не хочу иметь ничего общего с подобными разбойными нападениями».

      При том, что тот же Каддафи цинично шантажировал Европу тем, что пустит туда через свои границы всю «недовольную» своей жизнью Африку. Естественно, что к такому потоку беженцев Европа не готова ни морально, ни финансово. Но так или иначе это происходит. И уже не ввиду «экспорта демократии», а в связи с появлением новых средств коммуникации и социального обмена — именно они подстегнули «арабскую весну».

  10. Геннадий Луференко:

    «…Этот путь в свое время апробировали Британия и Франция, и он себя не оправдал, так как уровень образованности и профессиональной подготовки оказывается более серьезной причиной миграции, нежели отсутствие работы и свобод на родине…» — если посмотреть на это с точки зрения выбора меньшего из зол, что будет лучше: меньше иммигрантов, но необразованных, необученных и, точно такие же оставшиеся на Родине? Или образованные, обученные и у себя на Родине, и поехавшие в другие страны?

    А горькой дозой суровой необходимости (без которой невозможна свобода, я считаю), может стать ограничение въезда по усмотрению каждой конкретной страны.

    Со временем необходимость ограничения может исчезнуть сама собой. (Не было же в Союзе никаких ограничений, ездили на сезонные заработки свободно, но массовые переезды не были проблемой).

    • Светлана Линс:

      Да, согласна, чем больше умных и обученных, тем лучше, если не для них самих, то хотя бы для окружающих. Не все же из них составляют местную мафию… Но путь просвещения скинувших «путы колониализма» стран их прежними колонизаторами провалился вместе с иллюзией, что количество образованных людей в стране прямо связано с изменением идеологических установок, мешающих их развитию и экономическому процветанию. Что, в России сейчас мало образованных людей, тем более в правительстве? А перепроизводство управленцев по бизнес-администрированию и юристов — на много лет вперед. Но процветания, увы, не наблюдается.

      Ограничения по въезду есть и постоянно ужесточаются, но за последние 5 лет ситуация так резко изменилась, что законодательство стало существенно отставать. И часто из-за того, что сама процедура принятия законов в демократических странах многоступенчатая и требующая согласований на всех уровнях и со всеми общественными объединениями. То есть, это вектор очень многих разнородных по своим направлениям политических сил.

      В Союзе были ограничения и еще какие: чеченцы не имели права жить в Чечне, крымские татары — в Крыму, беловежские немцы — на Украине. А массовые переезды — целина и БАМ. У меня от тех времен, честно говоря, радужных воспоминаний не так уж много… Но это уже дело вкуса.

  11. Sweety:

    Читаю все комментарии, начинаю писать, не заканчиваю. В данный момент нахожусь в родной Сибири, дети и внуки, коллеги, подруги…
    Статья о концлагере потрясла. Непросто это сортировать беженцев, политика — это одно, государственный менеджмент — это другое. Провозгласить открытость и защиту демократии и учитывать национальные интересы, коммерческие цели и все в стране — сложно. а сколько предубеждений и стереотипов в восприятии русских. Вчера слушала интервью посла России в Германии, борьба против стереотипов и предубеждений — тяжелая работа дипломатии. Я 40 лет занималась обучением немецкому языку, вывозила студентов на практику, работала в европейских проектах. переводила при официальных встречах, развитии партнерских отношений. Визовые вопросы и сейчас усложняются. Сотрудники в консульствах при личном собеседовании задают массу проверочных вопросов, явиться нужно только лично. Представьте себе, мы — профессура, развиваем проекты. двигаем науку, едем на деньги проекта, при этом только личное собеседование, поездки раньше в Москву, затем в Новосибирск, Екатеринбург, сбор документов и т.д. Этот процесс в гармонизации визового режима и далее тормозится. Эмоций по нему очень много.
    Читала в прессе Швейцарии обсуждение в парламенте о помощи бедным странам на месте. Эта тактика не оправдала себя. Беженцы убеждены. что бежать надо в Швейцарию, т.к. там денег много, для всех хватит, зарплата высокая и т.д. Речь не всегда идет о выживании, зачастую нужны большие деньги, чтобы пересечь границы.

  12. Геннадий Луференко:

    «………………Но процветания, увы, не наблюдается.» — есть соображения об этом, не гарантирую, что совсем прав, но хотя бы частично, это может многое объяснить.
    Я думаю, что все наши «…измы», «…атии» и всё в нашей жизни, определяется нашей психикой. А психику, как и рефлексы, можно разделить на «условную» и «безусловную». Что-то может измениться при изменении условий жизни, а что-то, сложившееся за миллионы лет эволюции изменяется очень медленно.

    И поэтому, в каждой стране жизнь соответствует среднему (примерно)уровню того варианта психики, которая сложилась у её жителей. И к каждому конкретному человеку это так же относится. Может запомнить уроки, сдать экзамены, получить диплом но, он будет больше похож на магнитофон, попугая, но образованным человеком или классным специалистом не станет, независимо, коренной он Американец или житель другой любой страны. Так же, установить им самый лучший общественный строй, он им будет нужен как медведю мотоцикл. Или любые достижения технического прогресса.(Иногда в интернете такое встречается, можно подумать, что пользователь с компом сидит на пальме…).

    Поэтому, любое развитие, в любой стране не может идти так быстро,и таким путём, как многим хотелось бы. Кто-то будет опережать существующий средний уровень и ругать, кто-то будет отставать и тоже ругать. Кто-то будет всем доволен. Но как бы правильно (?) не было написано и сосчитано «на бумаге», всегда оно будет зависеть от психики. Поэтому всегда надо учитывать, что пользы может быть только настолько, насколько может измениться психика.

    Ну и ещё маленько. Сейчас очень модно быстрое развитие. Но, в свете того, что я написал, можно подумать, не окажемся ли мы, с таким быстрым техническим развитием похожи на….обезьяну с ящиком гранат? Или, ещё хуже, с ядерными бомбами и ракетами? Жуткие последствия могут быть. Может, надо больше думать о душе, в смысле, о психике?
    Я не профессиональный психолог, просто думаю.

    • Светлана Линс:

      Да, разделяю Вашу позицию, Геннадий, что все «измы» определяются нашей психикой. И в современную эпоху это проявилось особенно отчетливо. Как только человек начинает получать зарплату носками и водкой, то титульный «изм» страны его проживания, сразу, по меньшей мере, теряет своего сторонника, а то и вообще страна теряет жителя. Хотя это и не ново. В России целые казачьи регионы в свое время по сходной причине образовались. А сегодня (опять непонятно, ругать или хвалить технический прогресс), люди пересекают и государственные границы. Причем, обладая совершенно разным уровнем образования и качеством условных рефлексов (то есть набором «измов» в голове).

      Сейчас в условиях всеобщей интернетизации вообще стало трудно с «измами». Раньше в костер можно было бросить, или обречь на голод и вымирание целые области ради торжества господствующего «изма». А теперь народ голосует ногами. Даже патриотизм стал понятием не столько личностным, сколько государственным. То есть правительство должно строить такую «патриотическую» политику, чтобы люди из страны не уезжали. А то ведь до абсурда доходит — в Швейцарии беженцы готовы всю жизнь сидеть в местной тюрьме, только бы на родину не возвращаться. И все дело опять в психике аж на уровне безусловных рефлексов — чисто, вкусно, комфортабельно и безопасно.

      По поводу «обезьяны с ядерными бомбами и гранатами», да, есть такая опасность. Но глобализация и усложнение экономических связей, а значит и взаимопереплетение экономических интересов, является достаточно серьезным противовесом. Иногда и в глобализации можно найти положительные моменты.

  13. МОЗЕС:

    Доля беженца всегда тяжела. Этот путь прошли еврейские беженцы… Вспомните Ремарка — Триумфальную арку, Возлюби ближнего. Так было, есть и будет.
    И дай Бог живым добраться до убежища…!

  14. Larisa Basova:

    Трудно читать этот репортаж по многим причинам. Одна из них — деление на черных и белых. У нас тут тоже некоторые возмущаются, когда их в одну очередь в арабами или африканцами построиться зовут, мол, это нас-то, русских! Но ведь в данной ситуации соискатели статуса беженца все равны, даже если привыкли (извините!) жрать руками (чистыми и только правой, между прочим!) и отрыгивать за столом, как у многих восточных народов принято.

    Может быть, было ошибкой вообще просить убежища, когда в Европе столько людей, убежавших от войны и разрухи?

    Может, надо было бы просто найти работу и жить там, где больше белых?
    А чиновники вели себя как усталые люди. У нас в местном не лагере, а вроде него, висит объявление — куда звонить (полиция, психушка и т.п.) в случаях, когда после 6-ти месяцев проживания человеку все же отказывают в убежище.

  15. Larisa Basova:

    У нас в Малаге (Испания) как-то раструбили в прессе о том, что приняли политических заключенных с Кубы. А они потом голодовку устроили и в другие страны попросились, потому что статус есть, а жить невозможно. Как им хотелось бы, на что у всякого человека есть право, замечу. А один босниец как-то сказал, что их семья получила статус беженцев, но выживали уже сами. вернуться домой часто хотелось, но их бы там просто убили. Вот это страшно. Люди смирились и как-то устроились. А у наших людей иногда гонора многовато. А речь идет о жизни и возможности элементарно выжить.

  16. Алла Ройтих:

    Если количество овса ограничено, последняя из лошадей, которая его получит,- темная лошадка. Мысль понятна, не так ли?

  17. Геннадий Луференко:

    «Тёмная лошадка» может быть в трёх вариантах: действительно тёмной, как это обычно понимают; неизвестно какой, но раз она оказалась на месте, где, говорят, должно быть много овса, она не может быть не тёмной, многие будут искренне в это верить; многие будут знать, какой масти она на самом деле, но попытаются её отемнить, чтобы самим оказаться ближе к овсу.

  18. Геннадий Луференко:

    К сожалению, что все люди разные, многие, по-моему, могут только выговаривать, но не осознали это, не понимают, что для многих самые оригинальные, скажем так, с нашей точки зрения поступки являются нормальным явлением. Наверняка, не знают, у кого и что является традицией, а что извращением.
    К тому же, подавляющее большинство представляют Запад Раем, в котором если даже где-то что-то и «гниёт», всё равно пахнет свежей клубникой (однажды читал статью, о том, что Запад хотя и гниёт, но зимой, перебоев в снабжении свежей клубникой не бывает). А реально получают лагерь для беженцев, с далеко не клубникой.

  19. Светлана Линс:

    Геннадий, что интересно, сейчас нет большой разницы между Западом и Востоком в части свежей клубники и остальных прелестей «шикарной жизни». Другое дело, какое место «под солнцем» человеку удалось занять в той или иной стране. А Запад сегодня производит изделия класса «люкс», в основном, на эспорт в Россию, Китай и арабские страны. И сайты фирм-производителей товатов класса «люкс» имеют руссифицированные и китайские страницы.

    На Западе весь этот блеск и глянец уже мало кого интересуют. И доходит иногда до абсурда, когда богатые родственники из России предлагают помочь материально «бедным» родственникам из Швейцарии. Об этом мне рассказывала она моя приятельница, наша дама. Она, когда собирается в гости к своим родственикам в Россию, покупает на ликвидационных распродажах марочные вещи с лейблами, чтобы облачить всю семью, в том числе и своего швейцарского мужа, при пересечении российской границы.

    У меня также один знакомый пару лет назад просил прикупить ему в Швейцарии настоящие швейцарские часы, якобы в Москве подделку подсунут за сумасшедшие деньги. Я поинтересовалась, а какие именно часы, какой марки, какие характеристики и т.д. Так он мне ответил, в часах ничего не понимает, но что-нибудь подешевле, в районе тысячи евро. Я обалдела от его аппетитов и возможностей. У меня таких часов нет, и потребностей такого масштаба тоже нет. А вот мой знакомый готов в подмосковном колхозе рассекать в часами на руке в тысячу евро…

  20. Геннадий Луференко:

    Здравствуйте, Светлана! Я подозревал, что на Западе не всё так прекрасно, как говорят доступные источники (дез)информации. Но об этом можно было только догадываться из отдельных случайных статей или передач.
    Сейчас понимаю, что я не сильно ошибался.

    Но, у нас с вами, наверное, разные знакомые. У нас немало для провинции крутых «тачек», особняков роскошных но, многие ли, даже «богатенькие», знают хотя бы часть тех подробностей, о которых я узнал в вашем журнале и в комментариях? В том числе и из вашей последней ссылки? Многие ли интересуются этим? А если интересуются, откуда смогут узнать правду? Об этом даже в интернете не часто говорят, тем более, откуда будут знать в нашей глуши и, такой, как наша?

    А более обще о том, как живут, я пытаюсь «сканировать» другим способом — какими фотоаппаратами фотографируют. Даже заграницу снимают очень часто «мыльницами», реже — простыми зеркалками, а хорошие зеркалки под 100 000 руб вообще, редкость. Это показатель интересов: машины,пусть подержанные, но заморские, дома…, а чем дальше от этого, тем меньше интересует.

    • Светлана Линс:

      Что на Западе прекрасно, а что ужасно — это каждый решает для себя сам. Но гораздо меньшая зависимость от мнения окружения и не такое вдохновенное строительство «потемкинских деревень», как у нас — эту разницу видно даже невооруженным взглядом. У нас в гораздо большей степени помыслы и усилияи направлены на то, чтобы «казаться». Поэтому и мой журнал не актуален в свете таких жизненных интересов… Но как сказал Гегель, «все действительное разумно».

  21. Марина:

    Svetlana B.!А вы хоть раз были в таком обществе,что бы обвинять молодую женщину с ребёнком у которой достаточная культура воспитания? Её ошибкой было то,что слишком поверила слащавой демократии дипломатов.Этот круг ада можно пройти в любой стране мира.www.collegeinter.com Hungary,Budapest.

    • Светлана Линс:

      Марина, хоть Ваш вопрос адресован не мне, я все же позволю себе высказаться по поводу приведенного Вами понятия «достаточная культура воспитания». На мой взгляд, именно достаточного уровня культуры и не хватило автору обсуждаемого рассказа. Достаточным он мог считаться в том случае, если бы она смогла понять людей, поведение которых отличается от тех манер, которые приняты за воспитанность в ее родном околотке. Ольга же в одинаковой степени не понимает ни европейцев, ни африканцев, на чем собственно и зиждется ее культурный шок.

      То, что она поверила «слащавой демократии дипломатов» — это не просто ее ошибка, а профессиональная непригодность. Ведь она позицинирует себя проповедником демократии. А, как выяснилось на практике, реальные образы демократии ей по нутру не пришлись. И на территории пост-советского пространства это, к сожалению, не уникальная ситуация — учить тому, чего сам не знаешь, не нюхал. У нас профессора в университетах учат финансам, бухгалтерии и бизнес-администированию, а сами ни одного дня не «варились» в этом в реальной жизни. Но им проще, они никуда не выезжают…

  22. Svetlana B.:

    Марина, вы знаете, я также родилась и бОльшую часть сознательной жизни прожила в Узбекистане, где я русская. А в Москве, где мне не от хорошей жизни довелось поработать, была узбечкой. Это был, конечно, не лагерь для беженцев, но ночевать на рабочем месте вместе с другими гражданами СНГ мне тоже приходилось. И в свой адрес я тоже слышала нац. оскорбления (до распускания рук тоже дело доходило). И мне было тоже очень обидно и больно. Но у меня хватает мозгов понимать, что в любой нации есть не только примитивные ее представители. А культура воспитания для меня не ценность. Человеком можно оставаться, даже если ты уличная сирота и материшься как сапожник.
    В подобных условиях всегда есть выбор, как позиционировать себя в этом мире: быть «чужим среди своих» или быть «человеком среди человеков».
    С уважением

  23. Larisa Basova:

    Нашла!
    Оказывается, получив политическое или гуманитарное убежище в одной стране, нельзя просить его еще где-то, нужно просто в первой стране оформить «передать» вас из одной страны в другую!
    Все остально — к теме не имеет никакого отношения и просто особенности лагеря в Норвегии с точки зрения конкретного человека.
    Правила содержания в центрах одинаковы везде, контингент примерно один и тото же.

  24. Larisa Basova:

    Не знаю, как в Польше, но в Испании заявления об угрозах в полиции принимаются без проблем, а потом их передают в суд на следствие. Поиском неизвестных преступников занимается тоже полиция, но не всегда их найти легко и быстро.
    Защиту от конкретных, известных пострадавшему, людей могут предоставить — полицейского-телохранителя или телефон, по которому его можно вызвать 24 часа в сутки.
    Поэтому не уверена, что можно скрыться неизвестно от кого, преследующего вас по заданию какого-либо диктатора, в какой-либо стране мира. В Америке есть некая программа защиты свидетелей в некоторых судебных процессах, в кино видела, там вплоть до смены внешности и имени все предусмотрено. А вот для политических акривистов из других стран про такое не слышно.

  25. Хилола:

    Сейчас, в связи с историей Жерара Депардьё, я подумала, что, может быть надо просить полит. убежища не в демократической европейской стране, а там, где господствует тоталитарный режим.А в Иране, например, или в Узбекистане. Тогда либо просителя встретят с почестями, либо с такой же шумихой выдадут властям страны, из которой человек бежит.

  26. Светлана Линс:

    Вообще, история Жерара Депардьё как раз свидетельство того, что времена политических шоу подобного жанра ушли в историю. Их сменили шоу «экономические». Оно и понятно, можно жить, где угодно, имея российский паспорт в коллекции других паспортов. Да и прописка в Саранске — тоже не прикрепление крепостной души к земельному наделу…

  27. Larisa Basova:

    В который раз убеждаюсь, что любая страна рада богатым переселенцам. Депардье сам президент дал гражданство, в Испании это может сделать король…
    А одинокие женщины с детьми не нужны никому.
    Поэтому надо выживать самим, девочки.

    • Светлана Линс:

      С богатыми переселенцами тоже не все так гладко — местное население все активнее подвигается на «правозащитную деятельность», требуя отмены послаблений в налогообложении богатых приезжих. В Швейцарии уже есть случаи, когда жители кантонов проголосовали на уравнение в правах богатых иностранцев с местными жителями по уплате налогов. Не секрет, что помимо высокого уровня и безопасности жизни, состоятельных иммигрантов сюда привлекают низкие налоговые ставки, введенные для этой категории резидентов.

  28. Bum-Bum:

    О,это интересно.
    Ольгу понимаю,она впервые на азюле.
    К слову я могу понять может и отношение к ней лично в частности.
    Дело в том,что в Норвегии была волна представителей Белоруссии и оставили они не совсем добрую память,совершая опустошительные набеги на магазины.Этим делом занимались не только белорусы но и остальные.

    Я «сдавался» в Осло нас поселили в первый лагерь,а это было в 2001 году на 3 дня,затем трансфер в Торшов там почти 2 недели,и наконец отправили самолéтом на север за полярный круг в Нарвик.
    В Торшов приходил один эмигрант такой напусканный,но при этом продавал контрабандные сигареты завезéнные из России кораблями.
    Я попал в крупный город по норвежским меркам с населением 20 тыс. человек.
    Норвегия почти единственная страна,где о результате рассмотрения дела сообщает не адвокат а … полиция глубокой ночью,когда приезжают забирать на депортацию.

    Я учил язык и часто ходил в библиотеку нашего городка,там был целый стилаж с русскими книгами и газетой КП.Все библиотекари меня знали,единственное общение между нами состояло из слов:здравствуйте,простите,пожалуйста,спасибо,досвидание.Эти слова надо учить в первую очередь в любой стране,тебя примут как своего.
    Через пол года,я им сказал,мне нравиться, вы моя норвежская семья,они улыбались и дружно кивали головами.
    А один работник меня пригласил к себе домой в гости, в любое время.Показал весь дом,познакомил с детьми с женой.
    Ты с миром и тебе его вернут.

    Через год я уехал в Швецию,это был уже третий азюль,там тоже лагерь,комнаты на 12 человек,зато следом трансфер и поселяли на квартиры,на комнату по два человека.Условия были отличными.Там я пробыл почти пол года.

    На очереди была Швейцария.
    Это 4-тая попытка закрепиться в Европе(следом была Франция).
    Сначала нас поселили в лагерь за колючей проволокой с огромными комнатами как в казарме,а может это и были казармы, где держали две недели,пока рассматривали наши дела.На 2 часа в день нас выпускали на свободу,прогуляться.

    Затем отправили в немецко-говорящую зону,лучшей считается франко-говорящая из-за человеческого отношения к людям.
    В немецко-говорящей зоне тогда селили в бункеры.Обычные военные,с вентилятором который гудит 24 часа в сутки,трех ярусными кроватями,без окон и одной бронированной дверью.
    Мне повезло больше и меня поселили в подвале обычной школы.
    В подвале было три комнаты,две на 52 места и одна поменьше на 30.Все кровати скреплены между собой и никакого прохода не было.
    Иногда полиция устраивала облаву,она приходила с собаками в часов 7 утра,всех строила и доскональна каждого обыскивала ,на каждую новую вещь вопрос,откуда и есть ли чек,нет чека,вещь конфискуется.
    В Швейцарии у полиции свое отношение к азюлянтам эмигрантам,они могут посреди улицы остановить и если на их взгляд им кажется что азюлянт носит «очень» дорогую марку,снять прямо на улице и сказать,придешь в полицейский участок с чеком.
    Знал одно человека с Украины,он привез с собой около 1000 долларов,его остановила полиция и сказали ты в стране всего пару месяцев ,откуда у тебя такие деньги,300 оставили,700 забрали.
    Есть масса историй.
    Остаться в Швейцарии можно следующим образом.
    Надо просить убежище с вымышленными данными и с незасвеченными пальчиками в Европе.
    Они при рассмотрении и отсутствие документов дают негативное решение и пытаются выпихнуть из страны,последняя мера это сажают в тюрьму до полу года,просто так ,для выяснения личности.
    Если человек не сломался,его выпускают дают комнатку,пару сотен франков в месяц на еду ,без права работы т.д. и на всю жизнь.
    Но,кому-то хорошо и даже так,они могут нелегально найти работу и т.д.
    В 2007 году я ездил туда нелегально из Франции,что-бы повидать знакомых.Кто хотел тот остался,одна знакомая сказал,я никуда не поеду,здесь я тюрьме провела 5 мес. я не сдалась и не проговорилась с именем,теперь я связанной со Швейцарией навеки.

    Кстати,кормили нас в бункере пластилином,так я называл маргарин очень низкого качества ,а потом я понял что масло сливочное в Швейцарии просто самое потресаюшее.
    Иногда нам приносили еду и ее никто не мог есть, даже люди с черного континента,тогда всю огромную кастрюлю с «деликатесами» отвозили назад.
    По воскресениям кормили по два раза.

    В бункере надо было убирать и за это платили 3 франка в час.Я не принимал участие в уборке и это вызывало возмущение у руководства.
    Я отвечал,вы получаете за свою работу 20 франков в час,так почему я должен убирать за 3 франка,должно быть равно правие.

    Кстати,знакомый рассказал что в Цюрихе в 2007 году,изменили систему,если раньше в бункеры селили до 4 месяцев,то потом решили брать на измор,трансфер со сменой жительства обязательно раз в неделю.
    Страна,роскошная,зеленная,ухоженная.После Швейцарии очень трудно привыкнуть к Франции.

    Ну и тд)))

  29. Bum-Bum:

    Я помню реакцию на своé первое пребывание в бункере,я ходил в определéнном душевном состояние и все время повторял заголовок из одной газетной статьи «Обыкновенный фашизм»,и тут-же говорил себе,но ведь они меня не приглашали…
    Да,через 4 месяца,меня перевели уже в общагу,мы могли готовить себе еду и комнатка на 6 человек.После 8 месяцев дают последний трансфер,это было в деревне,комната на 2 человека с общей кухней и жетонами для душа на 3 минуты,я укладывался в две))

  30. Bum-Bum:

    Ольге надо было ехать во Францию,вероятность получения позитва очень высока.И семейным сразу предоставляют жилье.Я попал одиночкой,после Скандинавии и Швейцарии,во Франции ооочень долго приходил в себя.
    Нас селили в ночлежки,в 8 утра после завтрака все на улицу,в 7 вечера можно снова придти,закрывают железные двери и до утра.
    В комнате соседом мог оказаться кто угодно,алкоголик,либо обычный бездомный ,от которого не спасало «бегство с головой» под одеяло ,ни открытое окно,повезéт если обычный человек,без запаха и прочих странностей.
    Я помню,когда приехал человек из Сибири,он посмотрел на это и сказал;Нет ребята,я так не смогу и через два дня уехал.

    • Светлана Линс:

      Bum-Bum, спасибо за Ваши рассказы. Просветили. А Вы сами так и остались «профессиональным соискателем убежища» или все же Франция сдалась?

      Мне также интересно понять психологию такого целенаправленного беженца, как Вы. Ясно, что это особый тип людей. И Ваше упоминание о человеке из Сибири подтверждает мои предположения. Могли Бы Вы немного об этом рассказать.

      Заранее благодарна.
      Светлана Александрова Линс

  31. Bum-Bum:

    Дело обычное.Хочется дойти до конца,добиться успеха.
    Безусловно,наличие документов это не есть успех.
    Мой хороший знакомый,получил французские документы и ничего не изменилось для него.
    Он влез в долги,не работает,перебивается как может,курит свои сигары,живем на квартирке,что ещé надо для полного счастья?!

    Я помог советами и поддержкой,нескольким людям и они получили документы во Франции,при этом они мне звонили и благодарили,безусловно приятно.
    Но,уже 7 лет во Франции я живу и работаю нелегально,при этом помимо основной работы,я выполняю дополнительную,вместе с добровольцами французами раздаем еду для нуждающихся французов и иностранцев.Естественно что почти все они с документами.Это еще одно подтверждение что не бумага делает счастливым человека,хотя его может и изменить.
    По тем странам что я был и люди оказались более находчивыми,после получения статуса в той или иной стране меняли свое отношение и ко мне тоже.Это не хорошо и не плохо,это просто факт подтверждающий истину,каждый живет для себя.

    Психология?Это идти до конца,в Европе огромное количество людей,которые мыкались по разным странам пока наконец им не удавалось получить документы.
    В Европе я 11 лет,здесь ничего и там ничего.Там,в одном из регионов России-откуда я уехал,я был журналистом на ТВ,вроде были которым нравилось мое творчество,но были и те из числа руководителей кто оказывал противодействие.
    Решил сменить город,страну я знал,ездил часто и много,везде было одинаково,что в Москве,что в Питере,что в остальной Империи.
    Я и подался на запад.

    • Светлана Линс:

      Интересно, чем Вас привлек Запад? Работаете не по специальности, вообще, основная работа — нелегальная, значит нет стабильности, нет отчислений пенсионных. В то же время налицо потребность в помощи другим. Как Вы к этому пришли, и какое ощущение жизни Вам это дает?

  32. Bum-Bum:

    Про парня из Сибири.
    Я расскажу про парня из другого города,он был художник и незная всех хитросплетений приехал в Европу.
    В Голландии ему подсказали выкинуть паспорт что он и сделал,ибо виза была просрочена.
    Его там поймали и он провел месяц в тюрьме.Оттуда он перебрался во Францию,у него было желание вылечиться,чего он не мог сделать в России.
    Он доехал до Бордо,но местная бюрократия,это нужно время,нервЫ и понимание (принятии) ситуации как есть.
    Он посмотрел на все,и даже на то что он приехал с одним желанием поправить здоровье,просто бежал из Франции.
    У него не было денег на билет и он пришел в главный полицейский участок в Бордо и попросил отправить домой признавшись что он нелегал.
    Они ему говорят,мы понимаем-ты нелегал,но ничего противозаконного ты не допустил,иди себе с миром.
    Он их упрашивал что-бы его отправили домой.
    Он был счастлив,когда его повезли в аэропорт.

  33. Галина Белл:

    Девушка за что боролась, на то и напоролась. Она же сама себя и ребенка своего сделала изгоем. И еще удивляется…

    • Ляля:

      А девушка не удивляется, а борется за место под солнцем и благодаря ей, может хоть кому- то станет попроще и на что то и где- то обратят внимание, исчезнет или появится какой-то пунктик в законе. Кто то не поедит в Европу и тем самым сохранит себе жизнь. Сколько случаев самоубийств беженцев. Да люди надеются, люди ищут себя и да на Родине много минусов, а в чужом доме тяжелее и труднее. Тот кто говорит есть вторая родина-врет. На чужбине ты всегда чужой, просто кто то спивается, кто то много работает, ну а кто то в поисках, в борьбе.

  34. Djodj:

    Нашла!
    Оказывается, получив политическое или гуманитарное убежище в одной стране, нельзя просить его еще где-то, нужно просто в первой стране оформить «передать» вас из одной страны в другую!

    Поделитесь ссылкой (или название правового акта), пожалуйста, где такое прописано, буду весьма признателен.

  35. Лука:

    Бред какой-то!
    Живут люди в лагерях нормально. Сам был и знаю. Верю совсем другой журналистке, которая кстати очень многи написала о беженцах и лагерях http://finlandia-asylum.blogspot.fi/

    Что касается проживания в центре беженцев, куда направляют после того, как человек сдался и попросил убежище, то они в большинстве своем очень комфортны.
    Социальное пособие позволяет жить честно, и стремление к воровству у некоторых беженцев из России ничем не оправдано, кроме их собственных порочных желаний.
    Курсы языка беженцу предоставляются бесплатно, адвокат – бесплатно, любая медпомощь – бесплатна, включая роды, операции и лечение зубов.
    За одну знакомую беженку из Чечни, родившую в январе 2012 года, социальная служба Финляндии заплатила более трех тысяч евро, так как в процессе родов появились сложности. Но врачи сумели спасти мать и ребенка.
    Тем, чье душевное состояние надломлено пытками, преследованиями или войной, предоставляются услуги частного психотерапевта или направляют в Кризисный центр. Там настоящие профессионалы своего дела, которые помогают нормально жить дальше, несмотря на то, что пережил человек на своей родине.
    Переводчик на всех стадиях процесса – бесплатно.
    Трудновато, будучи просителем убежища, получить разрешение на официальную работу, но всегда можно поработать волонтером, принося очевидную пользу столь благородной стране.
    Для тех, кто сдался властям и находится в столице, есть еще одна новость: катание на пароме в крепость Suomenlinna – возможна по обычной карте оплаты городского транспорта. Обычно, такую карту беженцу выдают на три месяца – в подарок.

  36. юрий:

    Светлана, я это прошел. Если нет вернуться обратно домой в Белоруссию, советую повесится,
    я прошел и до мех пор в черном списке полиции
    фалицифицировали мои документы и многие
    что жить интереса нет

  37. юрий:

    Светлана ты получила то что заслужила
    русские тоже много унижают другие народы
    Мне предсказывали развал ссср и российский империи
    я посмеялся
    когда развалился ссср и я на развалинах поверил что и развалится Россия
    и русские будут уничтожены

    • Ляля:

      Русские, украинцы, белорусы , сербы — славяне не будут уничтожены, как не пытается запад — сделать это. Мы братья и мы будем вместе. Наши полезные ископаемые будут только нашими. Просто и сам народ должен понимать это, что нас давят, на сайте в загранке идет какая то реклама католической церкви. Русские мальчики под немецкими именами пишут на белорусских мам-хамка. Неужели можно лизать ноги за маленькую подачку брошенную за предательство это я уже не ответ юре, а Генриху

      • Ляля:

        Я пережила очень много из за человека из- за которого мы с Вами ведем дискуссию. скорее всего это была любовь к деньгам моего мужа и боязнь потерять их с моим появлением, но может быть и просто любовь и ревность. Все было настроено против меня, все делалось для того, чтобы я покинула страну. Писались сообщения, звонки в любое время суток, приезды домой. Но мы победили, хотя постоянное повторение одних и тех же предложений и письма и признания в любви. Просто катастрофа, ребенок тоже очень страдал, кто то следил за нами постоянно, лез в нашу жизнь. Мы не могли отделаться от всех этих приставучих людей.

  38. Валентин:

    Нахлебались дерьмократии и двуличия? Я сейчас вообще в евжопе и своим места нет — вон арабы гнобят или банкиры. Учитесь работайте любите своих детей и не заморачивайтесь по поводу политики так сильно. Оно само СО ВРЕМЕНЕМ исправится — всему надо время. Быстро будете расти — будет ломать в суставах, быстро дерьмократизироваться — будут немонимания, потрясения и хаос. Быстро богатеть — крышу будет рвать.

    Политика — дело тонкое, двуличие тут норма, а обещания — иллюзия.

  39. Larisa Basova:

    ПО поводу перемены страны — в каждой стране свои законодательные акты и инструкции. Поэтому, если никого из Испании нет, то подробную информацию по этому вопросу можно получить в отделении Полиции, оформившего вид на жительство, в «Красном Кресте», в местном комитете по защите беженцев ( у нас такой есть), или в любой неправительственной организации, занимающейся оказанием помощи беженцам.
    В Испании список документов следующий:

    * Ley 12/2009, de 30 de octubre, reguladora del derecho de asilo y de la protección subsidiaria (BOE núm. 263, de 31 de octubre).
    * Real Decreto 1325/2003, de 24 de octubre, por el que se aprueba el Reglamento sobre régimen de protección temporal en caso de afluencia masiva de personas desplazadas (BOE núm. 256, de 25 de octubre).
    * Real Decreto 203/1995, de 10 de febrero, por el que se aprueba el Reglamento de aplicación de la Ley 5/1984, de 26 de marzo, reguladora del Derecho de Asilo y de la condición de Refugiado, modificada por la Ley 9/1994, de 19 de mayo (BOE núm. 52, de 2 de marzo de 1995). Modificado por el Real Decreto 865/2001, de 20 de julio; por el Real Decreto 1325/2003, de 24 de octubre y por el Real Decreto 2393/2004, de 30 de diciembre.
    * Acuerdo de Adhesión del Reino de España al Convenio de Aplicación del Acuerdo de Schengen -artículos 28 a 38-. Instrumento de ratificación de España de 23 de julio de 1993 (BOE núm. 81, de 5 de abril de 1994. Corrección de erratas en BOE núm. 85, de 9 de abril).
    * Convenio relativo a la determinación del Estado responsable del examen de las solicitudes de asilo presentadas en los Estados miembros de las Comunidades Europeas, hecho en Dublín el 15 de junio de 1990. Instrumento de Ratificación de España de 27 de marzo de 1995 (BOE núm. 183, de 1 de agosto de 1997. Corrección de erratas en BOE núm. 235, de 1 de octubre).
    * Acuerdo Europeo nº 31 sobre exención de visados para los refugiados, hecho en Estrasburgo el 20 de abril de 1959. Instrumento de Ratificación de España de 2 de junio de 1982 (BOE núm. 174, de 22 de julio de 1982).
    * Convención sobre el Estatuto de los Refugiados, hecha en Ginebra el 28 de julio de 1951, y Protocolo sobre el Estatuto de los Refugiados, hecho en Nueva York el 31 de enero de 1967. Instrumento de Adhesión de 22 de julio de 1978 (BOE núm. 252, de 21 de octubre de 1978. Corrección de errores en BOE núm. 272, de 14 de noviembre).
    * Directiva 2005/85/CE del Consejo, de 1 de diciembre de 2005, sobre normas mínimas para los procedimientos que deben aplicar los Estados miembros para conceder o retirar la condición de refugiado (Diario Oficial de la Unión Europea L 326/13, de 13 de diciembre de 2005. Corrección de errores en Diario Oficial de la Unión Europea L 236/35, de 31 de agosto de 2006), modificada por la Sentencia del Tribunal de Justicia (Gran Sala) de 6 de mayo de 2008.
    * Reglamento (CE) Nº 343/2003, del Consejo, de 18 de febrero de 2003, por el que se establecen los criterios y mecanismos de determinación del Estado miembro responsable del examen de una solicitud de asilo presentada en uno de los Estados miembros por un nacional de un tercer país (Diario Oficial de la Unión Europea de 25 de febrero de 2003), modificado por el Reglamento (CE) Nº 1103/2008, del Parlamento Europeo y del Consejo (Diario Oficial de la Unión Europea de 14 de noviembre de 2008). Desarrollado por el Reglamento (CE) nº 1560/2003 de la Comisión, de 2 de septiembre de 2003 (Diario Oficial de la Unión Europea de 5 de septiembre de 2003).

  40. Larisa Basova:

    Полезные адреса и телефоны в Испании:

    http://www.interior.gob.es/extranjeria-28/asilo-y-refugio-86/direcciones-utiles-105

  41. Larisa:

    Напугала всех таким объемом информации, похоже.
    Поясняю: просить убежища нужно в первой стране, границу которой пересекли. Нельзя ехать «галопом по Европам» и сдаваться по очереди в каждой. Если героине очерка предоставили статус в одной европейской стране, то она уже не может ехать оттуда в новую и снова запрашивать там тот же статус по двум причинам:
    - она должна была сделать это в первой стране;
    - там она его уже получила.

  42. Djodj:

    Ранее вы писали: ……нужно просто в первой стране оформить «передать» вас из одной страны в другую». Перечитал очередной раз все предложенные вами ссылки, но нигде не говориться, ни слова о возможности оформить «передать» или чём-то подобном. Относительно такой возможности никогда не слышали ни в CRUZ ROJA, ни в ACNUR, ни тем более в полиции.
    Так всё же, где вы вычитали о такой возможности? Или это просто ваши догадки?

  43. Larisa:

    У меня перевод инструкции. В какой-то из этих организаций когда-то дали, в ПК сохранился.

    Вы хотите сказать, что в вашей стране никогда не было случаев нежелания проживания иностранца в стране, предоставившей ему убежище? В какой стране вы проживаете? Если мы с вами «земляки», то спросите, а куда и как поехали политические беженцы из числа кубинских политзаключенных в Малаге? Возможно, вспомнят о том, что такая просьба возможна. И даже выполнима. К сожалению, я не переводила кубинцев :-)

  44. Larisa:

    ВЫ сами из какой страны в какую собираетесь?

  45. Larisa:

    2. La solicitud será examinada por un solo Estado miembro con arreglo a los criterios enunciados por el
    presente Convenio
    3. La solicitud será examinada por ese Estado, de conformidad con su legislación nacional y con sus
    obligaciones internacionales.
    4. Cada Estado miembro tendrá derecho a examinar una solicitud de asilo que le sea presentada por un
    extranjero, aun cuando dicho examen no le incumba en virtud de los criterios definidos por el
    presente Convenio, siempre que el solicitante de asilo dé su consentimiento para ello.
    3. En este caso, el Estado miembro responsable en virtud de los criterios mencionados quedará liberado
    de sus obligaciones, las cuales quedarán transferidas al Estado miembro que desee examinar la
    solicitud de asilo

    5. Todo Estado miembro conservará la posibilidad, en aplicación de su derecho nacional, de enviar a un
    Estado tercero a un solicitante de asilo, respetando las disposiciones de la Convención de Ginebra,
    modificada por el Protocolo de Nueva York.

    6. El procedimiento de determinación del Estado miembro que, en virtud del presente Convenio, sea
    responsable del examen de la solicitud de asilo se pondrán en marcha en el momento en que se
    presente una solicitud de asilo por primera vez ante un Estado miembro.
    7. El Estado miembro ante el cual haya sido presentada la solicitud de asilo estará obligado, en las
    condiciones a que hace mención el artículo 13 y con vistas a finalizar el procedimiento de
    determinación del Estado responsable del examen de la solicitud de asilo, a readmitir al solicitante de
    asilo que, encontrándose en otro Estado miembro, haya formulado en dicho Estado miembro una
    solicitud de asilo después de haber retirado su solicitud en el transcurso del procedimiento de
    determinación del Estado responsable.
    Dicha obligación cesará si el solicitante de asilo, entre tanto, ha abandonado el territorio de los
    Estados miembros durante un período de, al menos, tres meses o un Estado miembro le ha concedido
    un documento de residencia de una duración superior a tres meses.

    http://www.acnur.org/biblioteca/pdf/1798.pdf?view=1

  46. Djodj:

    Я получил статут политического беженца в Испании, но сейчас проживаю в другой стране Евросоюза, с всё ещё действующим статусом. И с большим бы удовольствием поменял бы Испанию на более цивильную страну.

    Насчет кубинских политзаключенных читал недавно; не завидная у них судьба, они уже не первый год умоляют Испанское правительство вернуть их на историческую родину, проклиная тот день, когда согласились приехать в Испанию, как впрочем, и еще многие беженцы.

  47. Djodj:

    Приведенный вами текст на испанском со ссылкой на соглашение; относительно определения страны ответственной за рассмотрение прошения сделанного в странах входящих в состав членов европейского сообщества; не имеет никакого отношения к признанным беженцев, а затрагивает, только просителей.

    Выходит что……оформить «передать» — это плод чьей-то фантазии. И нет никакой возможности для тех, кто получил политическое или гуманитарное убежище реализовать данную процедуру на законных основаниях.. …Или всё же нет?

  48. Larisa:

    U vas oformlen vid na zhitelstvo v drugoj strane? Na kakom osnovanii ? Esli vi tam nelegalno, to pochemu?
    Vi uvedomili ispanskie vlasti o svoem pereezde?
    Esli net, to o kakom plode fantazii rech’?
    Vi kak i geroinia ocherka narushili zakon.
    Ja vam ne veriu.

  49. Larisa:

    U vas byl besplatny gos.advokat, sprosite u nego, kak vas peredat’ v druguiu stranu? Pro kubincev — mnogie uexali, utochniu, kuda i kogda. Ne iz zametok v presse.

  50. Larisa:

    Stranno, chto vi k nemu do six por ne obratilis’ s etim voprosom !

  51. Djodj:

    Ну конечно, я имею временный вид на жительство во второй европейской стране, на основании рабочего контракта. И зачем мне уведомлять испанские власти о своём пребывании за пределами Испании? Для чего мне обращаться снова к юристам, если я и так с ними, уже неоднократно обсудил данный вопрос и как вы, наверное, заметили, написал выше ни в ACNUR, ни в CRUZ ROJA, ни в отделение полиции относительно вопросов иностранце, никогда не слышали о такой возможности, подобной той которую вы описали.

    По поводу Кубинцев мне известно из первых рук, куда они уехали..Руководствуюсь я не прессой, а ежегодными официальными отчетами CEAR, ACNUR согласно, которым едут они, только в одном направлении..туда откуда и приехали.

    И действительно странно, что вы с уверенностью рассказываете то, чего не существует в реальности.

    Будьте добры не вводите людей в заблуждение, если не компетентны в данном вопросе.

  52. Larisa:

    A chto s vidom na zhitelstvo v Ispanii stalo ?
    Po kakomu pasportu vi oformili novij?
    Pro Ispaniu u vas ne sprosili nichego?
    Horosho byt’ anonimom i rasskszivat’ skazki, trebuia ot perevodchika bezhencev glubokix znanij zakonov po teme.
    Uexav iz strani vi teriaete v nej vid na zhitelstvo.
    Vpolne logichno.

  53. Djodj:

    С видом на жительство всё как и прежне, он у меня на руках, как и второй.

    По паспорту иностранца, который получают признанные политические беженцы.

    Про Испанию не спрашивали вообще ничего.

    Относительно потери вида на жительства при отсутствии в стране; для признанных беженцев есть законная возможность сохранить резиденцию, даже при продолжительном отсутствии при наличии обстоятельств указанных в регламенте, главное не выезжать за пределы Евросоюза более чем на три месяца.

    Да никто от вас и не требует глубоких знаний, просто по – началу, я подумал, может, вы специализируетесь на данной теме, потому и поинтересовался.

  54. Larisa Basova:

    Вы совершенно правы, я не специалист в вопросах политического убежища.
    Даже не всякий адвокат может вам навскидку дать ответ на ваш вопрос с ссылкой на закон и его пункты, которыми вы интересуетесь.
    И объяснить мой «промах» очень просто: возможно, мои слова касались только соискателей, так как ЗA много лет я не увидела ни одного выходца из бывшего СССP, получившего «ДОБРО».

    Бывали редкие случаи отказа, но предоставления вида на жительство по гуманитарным причинам после отказа в предоставлении политического убежища или статуса беженца, что не одно и то же, и предложения добровольно покинуть Испанию в течении 15 дней.

    Спасибо бесплатным государственным адвокатам, которые увидели возможность остаться им в стране, «уцепившись» за что-то!

    Россиянам его вообще не предосталяют. В этом году, правда, одному «голyбому» россиянину его дали и за рекордно быстрый срок.

    Со статусом политического беженца лично знаю только людей из Косово, Конго и Колумбии. Никто из них не уехал из Испании в поисках «более цивилизованной страны». При случае спрошу у них, не хотелось ли?

    Кроме этого, точно знаю, что получить в Европе вид на жительство по рабочему контракту почти невозможно. Надо быть или семи пядей во лбу и лучшим среди равных, либо попасть под «амнистию». В Италии она в последний раз была в прошлом году, в Испании — в 2005.

    И даже в видом на жительство в одной из стран в Европе нельзя уехать в другую, это не так просто, как многим кажется. Можно покататься полгода, живя максимум в другой стране 3 месяца. Проверить это невозможно, так как границы прозрачные. Но, видимо, как-то можно. Поэтому ваша история для меня — загадка, которую разгадать без конкретных данных нельзя.

    Клею вам ссылку на одну мою статью, посвященной этому вопросу в Испании:

    http://espana.ru/press/4/publication/4063/

    «Россиян, попросивших убежища в Испании в 2003 году, было 15, но только у четверых из них заявления были приняты к рассмотрению.»
    22 августа 2005

  55. West:

    Скажу свое мнение об этой статье. Много неправды. Возможно и черного политического PR. Действительно азюль- это не самый лучший путь для иммиграции, согласен с этим 100% ! Но та чернуха, которая пишется этой белорусской журналисткой, есть неправда. Действительно первые 1-3 дня в иммиграционной полиции (PU)в Осло, прямо скажем не фонтан. Но в рефстаде — транзитном лагере вполне нормальные условия, тем более на тансферах, особенно для семей с детьми и семей без детей, также. Нормальное пособие, нормальная еда и даже бесплатная новая одежда. Что касается сомалийцев и арабов, то их полно везде по всему миру, и они везде одинаковы, не лучше и не хуже.Думаю, что условия в самой Беларусе для беженцев значительно жестче, поэтому не нужно по старой журналисткой привычке обливать грязью страны Скандинавии, которые за счет своих социальных фондов и пенсий своих дедушек и бабушек делятся кровом, хлебом и деньгами с паразитами-людьми, которые не могут ужиться или бороться за лучшую жизнь на своей Родине. Нет я не лукашист и не коммунист, а скорее наоборот, но всегда нужно быть объективно правдивым и не врать бессовестно !

  56. Heinrich:

    Такое же мнение, сам живу в ЕС и был беженцем, бежал из РФ, сам русский. Вижу, как много предьяв и претензий у журналистки, простите, а с чего вы решии что вам тут обязанны? Демократия, конвенция, все дела, бедум честными, ЕС уже нахлебалась от беженцев ого-го, а все равно помогают и обеспечивают, да, условия не отельные, никто поислуживать вам не будет, но л,де бегут из ужасных условий и для большенства это даже за радость. А такие как вы, приезжают, а потом качают права, словно вы тут что-то путное сдлали и вам тут все должны! Вы Белоруссии предьявлять можете, но никак не ЕС. Вы тут никто и звать вас никак, а вам хоть как тотда помогают, не можете справиться ни тут ни в Белоруссии. Ребенка искренне жаль, что у него такая мамаша.

    • Ляля:

      А вы то из России убегали- там все так плохо? Или просто готовы за мизерную социалку глаза на правду закрывать- лишь бы В России не работать и если вы мужчина и жили в лагере, это не совсем то, как живется в лагере девушке с дочкой. Вы можно сказать отдыхали в лагере. Жизнь человека с ребенком- это другое. Девушка не хочет приспосабливаться как вы и имеет право. Любой человек имеет право бороться за лучшее место под солнцем. Просто лучшие места уже заняты теми, от которых вот и бегают девчонки — сильнейшие девчонки, правдивые девчонки- пытаясь хоть какое- то местечко найти для себя во всех странах мира. Надеюсь судьба этой семьи уже устроена. Когда у нее малыша забирали- мама ее плакала искренне. А нервы конечно сдают- те кто не хочет быть и жить по прописанным для рабов правилам, будет недоволен враньем и беззаконием

  57. Heinrich:

    Хотелось бы добавить что мало верю тому, что тут написала эта «журналистка», она явно хамка и грубиянка с высокими к себе требованиями, неудивительно, что к ней персонал стал плохо относится, просто она описала это, естественно, со соей колокольни. Виден янвый нацизм и призрение ко всем подряд. Про хлеб, которые забрали в столовой это вообще атас, так это везде, в любом лагере ЕС, а вы демонстративно его ломаете и в мусорку… да… конечно, после этого вас там все полюбят. Потом про ожидание и «дауне»,котооый вас не понял, что вы белоруска, так вы закон Дублина знаете? Запросили убежище в Польше- возвращайтесь в Варшаву! Это закон, у которого, кстати, есть основания, вас это не беспокоит, вы же особенная личность, не то чтобы там черные мрази… В общем вам бы с собой поработать сначала, я вообще начинаю понимать почему вас хотели убить…

    • Ляля:

      Ну оскорбить можно кого угодно, вот Вы уже написали девушка- хамка. Девушка описала реальную жизнь в лагере и большое спасибо ей, многие передумают ехать к своей западной мечте. Так как не зная всех трудностей жизни лагеря и вообще жизни в Европе надеются на шоколадную жизнь. Да может она и будет казаться шоколадной, если дома были большие трудности. А про то, что девушка нацистка, это неправда. Все должны любить свою нацию и уважать, а не издеваться над другими. А вот над ней как раз, как над симпатичной беленькой девушкой с голубыми глазами издевались, подселяя ее к мужчинам. Я смотрела на русском сайте комментарии, так там выступили все за девушку, а вот тут смотрю совсем другие товарищи видно хваленая западная демократия- которая только на словах, выращивает очень послужных роботов для Запада.

  58. Ляля:

    Вернее шоколадная она для арабов, про которых пишет девушка, не для всех конечно. А для отдельной категории торговцев наркотиками и воров, которы просто перебегают из страны в страну, они молодые и им очень нравится жизнь на полную какашку в Европе, молодые здоровы люди- вся жизнь впереди, социалку платят за которую не надо работать и вообще веселая жизнь. Есть конечно нормальные люди, но согласитесь бегут или воры, успевшие на воровать огромные деньги, но тогда их в лагере не увидишь- они уже проплатили вид на жительство, бегут мальчики-одиночки, которые просто хотят легкой жизни, для них она легкая, как в лагере- детском кормят, одевают, деньги дают. Еще одна категория многолетние семьи из Шри-Ланки, сразу на всю семью к примеру из семи человек-хорошее пособие и дом, в дальнейшем и работа и как правило огромное количество родственников здесь. Да и все они друг другу помогают. Некоторые стараются получить пособие по гей программам, в основном из Афганистана, но геями не являются, а долгие годы ждут убежища и конечно им оч трудно без женщин, а тут к ним рядом подселяют красивую девушку да еще с маленькой дочкой. Для них это праздник. А подселяют так, а не к семейным людям, именно потому, что выживают и все направлено на это. И именно хваленная западная демократия и идет от наших соотечественников, которые приезжают домой на Родину и хвалят вот к примеру Швейцарию и католический священник тут супер и так тут все красиво и свобода слова, а когда видишь жизнь, основанную на вранье изнутри- просто противно. Да надо приспосабливаться и уметь отстаивать свои права. Но даже в полиции часто делают вид, что не понимают и принимают заявлении в основном от швейцарцев. Хотя это и правильно, швейцарцы уже практически имеют характер, которым легко управлять и они даже если все плохо, стараются не связываться с полицией. Они со страхом говорят:»Полицай». Тут даже президент церкви католической бывший полицейский. Вот к примеру на мой вопрос полицейскому: » Почему вы кричите?» Ответ-я полицейский. Есть хорошие люди в полиции. Но при каких-то сложных вопросах- тут идет в полиции такое давление, что защитить свои права невозможно. Решают все за тебя и без тебя.

  59. ЖАН:

    ЗДРАВСТВУЙТЕ.ХОТЕЛ БЫ СКАЗАТЬ ВСЕМ УЕХАЛ ЗА ГРАНИЦУ В ТО ВРЕМЯ КОГДА УЖЕ В МОЕЙ СТРАНЕ ВРОДЕ БЫЛА УЖЕ ДЕМОКРАТИЯ,И ПРОЖИВ УЖЕ 20 ЛЕТ ЗА ГРАНИЦЕЙ ИМЕЮ ЕВРОПЕЙСКИЙ ПАСПОРТ,И СКАЖУ ВАМ ЗАЧЕМ МНЕ ОН НУЖЕН,ВСЕ ЭТО БРЕХНЯ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА ,МНОГИЕ ЗДЕСЬ ПИСАЛИ,ЭТО ТОЛЬКО В ЯЩИКЕ ПОКАЗЫВАЮТ КАК В ЕВРОПЕ ПОДДЕРЖИВАЮТ ПРАВА,А ТАК ТЫ ЗДЕСЬ НА ФИГ НЕ КОМУ НЕ НУЖЕН.

Оставить комментарий