«Меж двух огней»

Наталья Мантель «Семейное счастье за границей» — 21-я часть

(цикл лекций для невест, ищущих спутника жизни за рубежом)

natalia-mantel

Предыдущая лекция

«Чуж чуженин, а стал семьянин» (русская поговорка о зяте)

Решиться выйти замуж за иностранца – непросто для женщины любого возраста, однако куда труднее ее родителям смириться с мыслью, что их ребенок будет жить теперь далеко от них и видеться с ним, как и с народившимися позже внуками, придется гораздо реже, чем живя, например, в разных городах на Родине. Но, если будущий зять из Сибири или с Дальнего Востока, а родители невесты проживают в европейской части России, то еще неизвестно, куда съездить ближе и дешевле: ведь, до Германии всего лишь 2,5 тысячи километров! Эта ситуация еще больше осложняется, если мать в одиночку воспитывала свою единственную дочь и теперь, проводив ее к мужу, должна остаться на старости лет совсем одна. Это, конечно же, все очень грустно, но, с другой стороны, лучше хороший зять в дальних краях, чем «без царя в голове» — под боком, порой, даже в собственной квартире.

Примерно так утешала себя моя мама, когда я сообщила ей о своем втором замужестве с коренным жителем Германии. Прилететь на свадьбу к нам ей не удалось из-за работы, но на венчание, которое состоялось месяцем позже в Мюнхене, она все-таки успела, чему была несказанно рада. Случилось так, что мой второй немецкий муж всего лишь на 4 года младше моей матери. Поэтому я ей сразу же сказала, что не нужно «ломать голову», как они друг друга будут именовать, ведь на Западе принято называть близких знакомых, а тем более, родственников по имени (без отчества!) независимо от их возраста!

Во многом они были очень схожи: оба — «дети войны», всеядные, то есть «без выкрутасов» в отношении приготовленных блюд, из «общества чистых тарелок» (когда съедается все, и тарелочка остается словно вымытая), оба – «передовики труда», то есть представители еще того поколения, которое не может себя представить без работы! Мне иногда казалось, что между ними будто было объявлено такое негласное «соцсоревнование» за владение символическим «переходным» вымпелом «Ударник дня», так они старательно доказывали друг другу, кто из них лично или вообще чья нация более аккуратна и трудолюбива. Последствия нетрудно было себе представить!

В буквальном смысле этого слова непонимание того, о чем говорит другой отражалось затем «рикошетом» на мне, очутившейся в роли сторонней наблюдательницы на этом «трудовом фронте» между «двух огней». Я их, поначалу, постоянно пыталась примирить и объяснить на двух языках, что нужно постараться быть проще, без придирок и «задних» мыслей относиться к чужим поступкам, тем более, что все хотели, в конечном итоге, сделать только лишь хорошее и полезное для другого. Меня спасло тогда чувство юмора и возможность не переводить все дословно, а им мешало по-настоящему поссориться (с выяснением отношений и переходом на личности) как раз незнание языка «противной» стороны. Я вовремя поняла, что эти два самых близких мне человека, на самом деле, очень долго прожили в одиночестве, привыкнув самостоятельно решать все проблемы, как хозяйственно-бытовые, так и «как убить свободное время». И тогда наступило самое время применить на практике владение замечательным искусством компромисса!

Хочу привести несколько самых запомнившихся с того времени (все-таки прошло более 16-ти лет с момента заключения этого брака) жизненных примеров, которые, надеюсь, смогут послужить «наглядными иллюстрациями» для избежания недоразумений в отношениях между «свежеиспеченными» родственниками по линии жены с обеих сторон.

Эпизод первый. Встреча зятя и тещи

Мы приехали в аэропорт заранее, так как мой немецкий муж не привык опаздывать, а в том, конкретном, случае, это могло быть расценено тещей и еще как знак неуважения. Поэтому он постарался во что бы то ни стало оправдать мнение о своей нации как одной из самых пунктуальных в мире. Еще по дороге он спросил у меня, какими словами приветствуют по-русски гостей и старательно заучивал такое труднопроизносимое выражение как «добро пожаловать!»: в немецком языке нет звука «ж», он встречается только в заимствованных словах, в основном, из французского. Хочу напомнить, что до момента нашего знакомства он знал всего лишь несколько русских слов из кинофильмов: давай-давай, работа, хорошо, товарищ, поехали, перестройка плюс матрешка и бабушка.

Наконец-то, после долгого ожидания (паспортный контроль, выдача багажа) мама моя появилась вместе с другими пассажирами этого рейса, и галантный зять преподнес ей заранее купленный букет цветов и взялся управлять тележкой, загруженной чемоданами, удивляясь, зачем ей нужно было столько вещей с собой брать, предположив сначала, что она будет переодеваться по нескольку раз на день. Потом, как оказалось, что половина груза «заняли» подарки, чему он, как и любой другой западный человек на его месте, был бесконечно удивлен. По дороге к нашему дому он вначале все время пытался обратить внимание тещи на «картинки» из местного быта, но мы с ней постоянно сбивались на разговор о волнующих только нас обоих темах, что он вскоре прекратил свои тщетные попытки и включил потихоньку музыку, чтобы и ему не было скучно.

Дома после праздничного ужина по-немецки (без изобилия салата и вообще без водки) состоялось торжественное вручение подарков, что очень растрогало моего супруга, не привыкшего к такому повышенному вниманию со стороны, практически, еще чужого ему человека. Особенно удалось теще угодить ему стилизованными под русскую косоворотку рубашками, которых оказалось даже две, так как мама никак не могла выбрать, какая же из них красивее. Зять был так этим растроган, что расцеловал ее и был бесконечно ей за это благодарен как истинный ценитель русской культуры: ведь их, практически, нельзя купить в Германии. Он тут же примерил одну из них, гордо прохаживаясь взад и вперед, подпоясавшись плетенным пояском и дав обещание одевать их в самых торжественных случаях, что потом и делал.

Эпизод второй. Первый совместный визит в ресторан

Желая хоть как-то «отработать» многочисленные подарки своей русской тещи, мой муж в любое удобное для этого время (в выходные или в будни предварительно согласовав это с ранее намеченным рабочим маршрутом, а также учитывая погоду, благо, что тогда ноябрь выдался относительно сухим, хотя и прохладным) брал нас с собой и великолепно справлялся с ролью заботливого водителя и отлично подготовленного экскурсовода. Он на самом деле много знает о различного рода достопримечательностях и был прекрасно осведомлен о различных культурно-массовых мероприятия. Мы поехали в австрийском направлении, любуясь величественными вершинами и альпийскими деревушками.

На свежем воздухе чувство голода наступает быстрее, чем в загазованном мегаполисе, поэтому он пригласил нас на обед в местный ресторанчик, где хорошо готовили по традиционным рецептам, а интерьер был оформлен, как и полагается, с заметным обилием светлого дерева сосны. Супруг лишь поинтересовался, что мы будем пить и заказал меню по-своему усмотрению, решив сделать теще сюрприз. Через некоторое время появилось лучшее блюдо тирольской кухни – «хаксе» (свиная ляжка в собственном соусе), торжественно «дымившаяся» посреди белоснежного гарнира, приготовленного из круто-сваренной манной крупы. Мы же с ним получили по порции белых баварских сосисок со сладкой горчицей и большим кренделем (брецель). Мама моя прежде всего ужаснулась тому, как же ей разделать эту «пирамиду» из огромной кости с мясом, к тому же обтянутой ещё и толстой кожей?! На мою просьбу о помощи, без всякой «задней» мысли, муж быстренько управился и можно было приступать к приему пищи. Едва одолев половину, мама больше уже не могла съесть ни кусочка, а зять быстро справился с оставшейся частью. В приподнятом настроении он «порулил» дальше, но я успела заметить, что у мамы несколько испортилось настроение.

Сославшись на усталость и головную боль из-за крутых виражей, она прикрыла глаза и почти всю обратную дорогу промолчала. Только вечером она набралась смелости и пожаловалось мне на зятя, подсунувшего ей эту, отвратительную на вид, да к тому же еще и жирную на вкус, свиную ножку, намекая тем самым, вероятно, на то, что русские – это толстые свиньи. Вот чего-чего, а такого сложно переплетенного умозаключения никак я не ожидала и поэтому не удержалась от смеха, пытаясь успокоить свою маму, заверив ее, что такая «гадость» никак не могла прийти ему в голову, тем более, что оно было самое дорогое блюдо из всего меню. Я постаралась объяснить ей, что это кушанье подается в Баварии и в Тироле для самых уважаемых гостей, да и местные жители любят вкусно, как говорится, «от пуза» поесть с удовольствием, поэтому и готовят такой высококалорийный продукт. Так что зять старался лишь подчеркнуть свое уважение к теще, как к ВИП-(особо важной)-персоне. Хотел он как лучше, а получилось как всегда!

Эпизод третий. Сколько пельменей съедает немецкий зять?

Решив побаловать дорогого зятька русской кухней, мама замесила тесто, предварительно перепробовав 5 сортов местной муки и все забраковав: она вся была слишком рассыпчатая и годилась только для выпечки. Пришлось звонить моей знакомой – отличной хозяйке в Кельн и консультироваться по этому поводу. Оказывается подошла самая дешевая мука, продававшаяся в любом супермаркете, а не прямо с мельницы, как привык покупать мой муж: мы ведь жили в деревне, поэтому поддерживали своего местного производителя. Затем сходили в соседний поселок и прикупили пару килограмм свиного и говяжьего фарша, забраковав перед этим и тот, что был в торговом центре и в другой мясной лавке. В общем, после долгой подготовки и тесто, и начинка к нему получились «на славу», а пельмешей мы налепили столько, сколько вошло в небольшую морозилку, заполнив ее «под завязку», а также и в отдельно стоящую большую морозильную камеру сложили несколько рядов.

Мама рассчитывала на аппетит взрослого, крепко-сложенного мужчины, каким казался внешне мой немецкий супруг. Взяв самую большую кастрюлю, русская теща наварила, предостаточно пельменей, руководствуясь принципом: «Лучше больше, чем меньше!». Когда муж мой заехал на обеденный перерыв, он сразу учуял дразнящий запах одного из его самых любимых русских блюд и даже сам побежал без напоминания мыть руки, предупредив, что он и наваристый бульон тоже поест с удовольствием. Мама решила для подстраховки спросить: «Сколько пельменей ему в тарелку положить?». Ответ был шокирующий для нас обеих: «ПЯТЬ!» Когда я перевела, мама настояла на том, чтобы переспросить его еще раз, ругая меня за то, что я его просто не поняла: наверное он хочет пятнадцать, ведь пятьдесят и для русского многовато. Он недоуменно посмотрел на меня и виновато сказал, что, если пять нельзя, то он согласен и на три! Меня они оба очень развеселили, так как совершенно не понимая друг друга, каждый из них пытался по-своему «сгладить» эту ситуацию.

В конце концов, мама наложила ему столько, сколько вошло в тарелку, но он все равно съел только пять штук, мотивируя это тем, что больше в его желудок не войдет, зато бульон подъел до последней капли. Мама затем долго еще смеялась над его «кошачьей» дозой. Сейчас зато, после 15-ти лет совместной жизни, он уже и десяток пельмешей без напряга может «умять», но обязательно с целой порцией дымящейся жидкости!

Продолжение

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке»обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/schastya/mezh-dvux-ognej.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий