Н. Хайек – «рыцарь» часовой промышленности Швейцарии


Несколько дней назад не стало Николаса Хайека. Мир потерял не только харизматичного и  успешного предпринимателя, а также настоящего художника, философа, мудреца и даже пророка.

 

nikolas-hayek

 

А для швейцарцев Н.Хайек – национальный герой. И я бы не удивилась, если бы его портрет появился на швейцарских франках, купюрах национальной валюты, где изображены  признанные «титаны» этой страны. Ливанец по рождению, француз по образованию и православный по вере Николас Хайек был швейцарцем по духу и сути.

Я хочу рассказать Вам об этом удивительном человеке, уникальном эмигранте, который не только впитал культуру и дух страны, но и оказался ее истинным патриотом и выдающимся представителем Швейцарии на мировой арене.

Рассказом о Н. Хаейке я открываю новую рубрику нашего журнала «Свой след в эмиграции». Если Вы знаете выдающихся эмигрантов страны своего нынешнего пребывания, пожалуйста, дайте о них знать или перешлите ссылки, где можно о них прочитать. Приветствуются также авторские материалы на эту тему, которые Вы можете обнародовать через наш журнал.

«Н. Хайек – «рыцарь» часовой промышленности Швейцарии»

Николас Хайек родился в 1928 году в Ливане в семье гражданина США, профессора Американского университета Бейрута Сэма Хайека, который вернулся на родину, чтобы найти себе невесту из представителей местной православной общины. Эмиграционная история Николаса началась в 12 лет, когда его семья переехала во Францию, где юный Хайек учился и блестяще завершил свое образование в Лионском университете на физико-математическом факультете.

В 1948 году он женился на дочери Эдуарда Метцгера, швейцарского обувного производителя, которого через несколько лет после свадьбы дочери разбил церебральный паралич. Продолжить семейное дело мог только зять. Так молодой Хайек в 21 год из подающего надежды ученого превратился в швейцарского предпринимателя, вынужденного работать в Цюрихе, не понимая ни слова по-немецки.

Здесь, забегая далеко вперед, стоит заметить, что этот интернациональный брак, длившийся 59 лет был высоко оценен Н.Хаейком как наиважнейшая предпосылка его жизненного триумфа. Он не уставал повторять: «Без моей жены я смог бы стать лишь стрелочником на полустанке (Bahnhofvorstand)».

Однако в 1957 году Метцгер неожиданно решил вернуться к управлению фирмой, и Хайек, рассудив, что двум директорам в ней будет тесно, взял в банке кредит в 3000 франков и открыл собственное бюро инженерных исследований. Первый же контракт, принесший ему 10000 марок, Хайек заключил с концерном Mercedes на модификацию частей автомобиля. В скором времени Хайек становится одним из ведущих специалистов в Европе по работе со сталью.

Однако быть только исследователем ему недостаточно, и он организует новую фирму Consult Hayek Engineering — консалтинговую компанию, в которой в 1963 году занято уже 250 человек. Почему он в итоге избрал именно область экономических консультаций, Хайек объяснил просто: «Представьте себе, что вы владелец киоска с бананами. Вы закупаете бананы, потом продаете, а прибыль вкладываете в новые бананы. Пока все просто. Но настает день, когда вы открываете второй киоск и сажаете туда свою жену. Естественно, вы продаете разное число бананов в день, следовательно, вам уже нужно планировать график поставок, организовывать склад. А если у вас 35 000 киосков с бананами, сигаретами, шоколадом и всем прочим? Тут нужна уже организация работы, разветвленная система контроля. Я придумал такую систему. Она идеальна, и я утверждаю, что могу наладить работу любого бизнеса быстро и эффективно».

И, действительно, основа его успеха — не часы, не Swatch Group, которой тогда не существовало, а фирма Hayek Engineering, главу которой звали тогда, когда выхода не было. Главным часовщиком мира и спасителем своего нового отечества он стал по воле случая: его пригласили оценить перспективу (а точнее, бесперспективность) швейцарского «часпрома».

Тогда, на рубеже 1970-1980-х, старинные мануфактуры разорялись под натиском японских кварцевых часов. Старые швейцарские добродетели на какое-то время перестали казаться таковыми. Великолепный консерватизм оборачивался старомодностью, педантичная приверженность качеству делала продукт дорогим. Швейцарцы с гибельным упорством продолжали собирать свою механику в золотых корпусах, отказываясь «опускаться» до массового рынка: местным часовщикам грозило будущее народного промысла.

«В Швейцарии никто не хотел бороться за часовую индустрию, ее готовы были заранее сдать японцам. Некоторые отстаивали сектор класса люкс. Бороться хотели за дорогие и сверхдорогие часы. Я сказал: вы делаете трагическую ошибку. Нам нужны часовщики, рабочие, чтобы выиграть бой, иначе они хлопнут дверью, и вы их больше не увидите. И мы начнем с базовых часов, чтобы спасти наши заводы. Поэтому было принято решение о запуске Swatch», — вспоминал Хайек.

Он решился нарушить вековое табу и победил японцев с помощью дешевых и по-швейцарски качественных часов Swatch – произведения инженерного гения, революционного и своевременного, появившегося в 1983 г. В часах Swatch удачно воплотилось сочетание традиции качества швейцарских часовых мастеров и переменчивости духа времени. И главное, часы эти были ЕВРОПЕЙСКИМИ, то есть, при всей своей дешевизне, значительно элитарнее гонконгских и японских. Таким образом, Хайек сыграл на устойчивом поклонении всего мира «Старому свету».

Далее Хайек действовал по принципу «на деньги от бананового ларька открыть фруктовый бутик». Подняв производство Tissot, Longines и Omega, запустив Swatch, он уговорил и другого гения швейцарской промышленности Жана-Клода Бивера войти в состав его компании вместе со своей маркой Blancpain. В 1998 году компания Хайека получила название Swatch Group. Тем самым он отдал дань своему первому и самому удачному детищу. Кстати говоря, Blancpain — это зеркальная противоположность Swatch, супердорогая, рафинированная марка сложной механики и изысканного дизайна, созданная в том же 1983 году Бивером буквально из воздуха.

«Ну и что, что на дворе кризис промышленности, — сказал тогда этот выпускник экономического института Лозанны, работавший на Audemars Piguet. — Раз люди до сих пор покупают поддельные Rolex и Patek, значит, они тянутся к высокому искусству. Так я создам часы, в которых каждая деталь будет высоким искусством». Он нашел в архивах имя старейшей часовой марки страны и придумал слоган «Никогда не было и не будет кварцевых часов Blancpain!» И люди стали прятать и выбрасывать свои кварцевые хронометры как признак бедности и дурного вкуса. Таким образом психологическую войну швейцарцы у японцев выиграли.

Вот таким удивительным образом имя Николаса Хайека, создателя самого, пожалуй, демократичного проекта в мире часового бизнеса, оказалось тесно связано со славой самых дорогостоящих марок – и в этом нет противоречия. Таковы две основные тенденции нашего времени, которые тонко чувствовал фонтанирующий идеями Хайек: растущий интерес к роскоши и обостренная мобильность восприятия, настроения, образа.

«Прежде всего, я — не менеджер, я предприниматель, антрепренер. Между этими понятиями такая же разница, как между Северным полюсом и экватором. Менеджер — это всего лишь человек, который управляет. У него нет никаких чувств к своему бизнесу. А предприниматель — это прежде всего творец, художник»,– говорил он, проклиная финансистов, которые жонглировали цифрами и наживались на том, что делали его рабочие.

Swatch Group стала не только производственной компанией, но и в какой-то степени философская школа и целая идеология. Ею восхищаются, ее не любят, от нее зависят. Никому из конкурентов не удавалось повторить уникальную структуру Swatch Group, так называемый «пирог Хайека»: сплетенные вместе два десятка часовых марок – от самых дешевых до самых дорогих (вроде Blancpain и Breguet), исследовательские лаборатории, производители электроники и часовых механизмов. Созданная Хайеком компания не зависела ни от кого, но все зависели от нее: как минимум 80% швейцарских часов комплектовались механизмами его завода ЕТА. И не-швейцарских, кстати, тоже.

В конечном итоге, это привело Хайека в ярость, и он поставил миру ультиматум: ЕТА прекращает поставки деталей, из которых ловкачи собирают якобы «мануфактурные» механизмы. Разрабатывайте сами, забудьте о готовеньком. И пояснил: «Это путь к деградации. Но помяните мое слово. Сейчас все рвутся в часы, но как только стукнет кризис, они все оттуда побегут еще быстрее, чем пришли. А независимые, которые реально строят механизмы, любой кризис переживут».

Сам Хайек всегда был готов к кризису, воспринимая его как естественную фазу любого развития. «Он всегда приходит, к сожалению. Три-четыре года, пять лет роста, а потом — бац! Немцы говорят: «Деревья не растут до небес». Может, и к счастью — естественный отбор», — рассуждал он. Зато в кризисные годы он и его компания не только не уволили ни одного человека, но и достигли очередных финансовых рекордов. Поэтому все сотрудники Swatch Group, обожали его и верили ему как Богу.

Н.Хайек отчетливо понимал, что главное богатство Швейцарии - это люди, их творческий дух и мастерство, отточенное поколениями: «Если это часовые мастера, которые развивают свое ремесло и издают свои часы со своими изобретениями, я скажу: я это уважаю, это отлично, это на пользу всем. Здесь нужны математики, инженеры, специалисты по отделке, куча специалистов, а не один какой-нибудь модный гений».

Чтобы выжить, Хайек предложил часовым производителям вкладывать свои инвестиции не в рекламу и дизайн, повышая продажи, а развивать фундамент отрасли - разработку и производство собственных деталей часовых механизмов. «Я буду счастлив, если все швейцарские мануфактуры начнут разрабатывать свои собственные механизмы — им давно пора было начать это делать», — таковой была ценностная основа стратегии Н.Хайека.

Как настоящий швейцарец он порицал бюрократию объединенной Европы и как сын американца поругивал Америку… Он не уступил нажиму, когда в разгар войны в Ираке отказался поставлять чипы для ракет, которые американцы заказывали на его предприятиях,– его антиглобализм был почти религиозен.

Узнав что американцы используют эту деталь в своих умных ракетах и бомбах, Хайек немедленно расторг контракт с ними ценой большой неустойки. Был скандал, на него подали в суд, пытались надавить через правительство, но он твердо заявил: «Швейцария  - не какая-нибудь банановая республика, а страна, которая не только ощущает свою причастность к тому, что происходит в мире, но отвечает за свои поступки. И я не хочу иметь ничего общего с подобными разбойными нападениями».

А в одном из своих интервью Хайек сказал: «Не надо забывать, что мы всего лишь люди, что мы живем на крошечной планете в маленькой Солнечной системе. Я скромен, и я обычный человек, как всякий другой. Меня все любят, потому что я создаю новые рабочие места. Я философ-антрепренер. Я не стану бегать за каждым франком, чтобы сделать как можно больше денег».

Он писал книги, говорил речи с трибун комитетов ООН и не раз выступал в качестве независимого консультанта национальных экономик. Его привлекали к работе канцлер Германии Гельмут Коль и президент Франции Жак Ширак. Он лауреат множества премий швейцарских фондов и учебных заведений, кавалер австрийского ордена Почетной звезды, французского ордена Почетного легиона, член секции «Брюссельский капитал Европы», возглавляемой Романо Проди, и это только некоторая часть его регалий.

Хайек отрицал в себе бизнесмена, осознавая себя художником, чья работа заключается в создании новых идей. А ритмы огромных городов вдохновили Николаса Хайека еще на одну революцию. Вместе с компанией Daimler Chrysler он создал концептуально новый городской автомобиль-малютку Smart (S – это Swatch, M – это Mercedes, a Art – это, конечно же, искусство…). Разработанный на базе модульных технологий, Smart, подобно часам, может легко менять свой цвет и облик, стремительно преображаясь в соответствии с капризами моды очередного сезона. И не его вина в том, что проект народного электрического автомобильчика Swatchmobile превратился в понтовый Smart…

Действительно, он потратил массу сил и средств на разработку альтернативных двигателей и солнечных батарей, мечтая о революции в использовании нетрадиционных источников энергии. И последним его творческим детищем был «солнцелет» – самолет, летающий на солнечных батареях. Хайек был генеральным партнером Бертрана Пиккара в реализации этого проекта. В начале апреля сего года, солнцелет был впервые представлен взорам публики. А вчера, 7 июля 2010 года, состоялась его всемирная премьера: 24-х часовой перелет прошел успешно. Хайек не дожил до этого события…

Его длинная и счастливая жизнь, оборвалась инфарктом за рабочим столом. «Ни Моцарт, ни Пикассо на пенсию не выходили», – говорил этот художник от большого бизнеса.

Светлана Александрова Линс

8 июля 2010 г.

Использованная литература:

1. «Господин Swatch»  А.Тархонов.Коммерсантъ № 115, 30.06.2010

2. «Есть ловкачи, которые хотят войти в индустрию, ничего в ней не понимая»  А.Рябова, А.Тархонов.Коммерсантъ  № 230, 13.12.2007
3. «Николас Хайек и его время» А. Яковлев. hecho a mano, №9

4. «Император Времени» Е.Кром. expert.ru, 05.07.2004,

5. «Николас Хайек, философ-антерпренер». Бизнес за рубежом, № 15, 16.04.2002.

6. «SWATCН GROUP — почти религия», timeway.ru

7. Migros Magazin, №27, 05.06.2010

8.  Solar Impulse — кругосветный солнцелет, infuture.ru

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке»  обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/sled/hayek-ricar-chasovoy-promishlennosti-sweicarii.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

 

Оставить комментарий