Глава 40 «Дама с горчинкой»

С. Александрова Линс «Сыр в шоколаде: моя жизнь в Швейцарии»

sir-v-shokolade

Часть II
Глава 40 «Дама с горчинкой»

Да, за ровным строем длинных бутылок с сиропом, обрамленных в неяркие рустикальные этикетки, напечатанные на сероватой газетной бумаге, я разглядела Николь, нашу приятельницу и поставщика в одном лице. Именно разглядела, так как та, вместо того, чтобы  в голос завлекать посетителей выставки на дегустацию своих сиропов, по-домашнему расслабленно сидела в уголке и вязала спицами носок.

«Боже мой, — подумала я, — что она творит! Это же не субботний деревенский рынок с посетителями в полтора человека. Ведь место на  выставке такого ранга стоит ну просто какие-то сумасшедшие деньги. И нужно активно «окучивать» посетителей, а не молча отсиживаться в арьергарде. Народ же тут, рядом с халявными обедами мастер-классов кухонной утвари, бродит, что называется, «тучными косяками». После сытной еды-то их надо брать «горяченькими» и поить, поить своими сиропами».

Заметив меня, Николь отложила рукоделие и подошла к прилавку, приглашая зайти в ее выставочный отсек. Приветствуя друг друга на местный манер, мы расцеловались, слегка прикасаясь  губами к щекам. Рядом с Николь расположились «идентичные» производители аппенцельских сыров. Завидев меня по ту сторону прилавка, они подошли к нам и радушно  поздоровались, принимая меня за «товарища по цеху».

Тут же сырных дел мастера бойко предложили мне попробовать свои фирменные (скорее, ферменные), как здесь говорят, специалитеты. Веселые фермеры с румянцем во всю щеку, смотрелись так, как будто сами сошли со здоровенного плаката своих сыров на фоне солнечной альпийской лужайки, висевшего здесь же, за их спиной. С таким же успехом хозяева этой сырной заимки в высокогорной деревушке могли бы рекламировать и такой неизмеримо ценный продукт как «альпийское здоровье».

Конечно, я попробовала их сырные прелести. Особенно мне понравился полу-твердый сыр с добавлением горных трав. Здесь же, рядом с круглыми золотисто-глянцевыми сырными брусками стояли открытые чаны с горным медом, головокружительный аромат которого еще больше усиливал удовольствие от дегустации. И даже «сытый» участник демо курсов не мог устоять перед соблазном соприкоснуться с этой альпийской пасторалью во всей ее жизнеутверждающей красе, ароматах и вкусе.

Сразу было видно, что сыроделы оказались по-расторопнее нашей «дамы с горчинкой», как  мы в шутку называли Николь. А прозвище это она получила из-за своей давней страсти к специям, которыми Николь щедро приправляла свои конфитюры. Она работала с травами, фруктами и ягодами, производя в очень маленьких, почти домашних, объемах сиропы, мармелад и конфитюры.

Но несмотря на малые размеры своего производства, Николь не покидал стойкий запах приправ. За ней неизменно тянулся замысловатый шлейф из ароматов корицы, мускатного ореха, имбиря и кардамона.  Даже табачный дух был не в состоянии его заглушить. Николь курила тонкую трубку «а ля Марлен Дитрих».  И это, лишь подчеркивало ее французский шарм. Почти всегда в черном, невысокого роста, стройная, мускулисто-подтянутая, с копной курчавого темного каре она походила на Эдит Пиаф.

Одевалась Николь не просто в спортивном стиле, а именно в спортивную одежду, очень женственную. И всегда от известных марок. В зависимости от сезона, это были обтягивающие открытые майки и коротенькие шорты или же облегающие пуловеры и трикотажные брюки. Не так популярные сегодня леггинсы, а брюки. Я никогда не видела на Николь обуви на высоких каблуках. Но более грациозной женской походки, какова у «дамы с горчинкой», я доколе не встречала.

Николь была родом из горного кантона Юра, относящегося  к Романдии, как в Швейцарии называют  ее «французскую» часть. Выйдя замуж за бернца, Николь переехала опять же в франко-фонный Фрибург, где живет и по сей день. Мужа у нее уже давно нет, но от непродолжительного по времени брака с ним у Николь появилась дочь Жирофле (что, к слову сказать, в переводе с французского означает «гвоздика») , которой к моменту нашего знакомства было 18 лет, и осталась очень прозаичная «швейцарско-немецкая» фамилия — Руфер.

Все остальное в жизни Николь прозы было практически лишено. Она даже свое дело не называет производством – только творческой мастерской! Да, с этим можно согласиться, ведь «дама с горчинкой» почти по-колдовски составляет свои неповторимые комбинации вкуса и запаха. При первом посещении Николь меня просто поразило ее рабочее пространство. Оно действительно мало походило на обычный маленький заводик, каких в Швейцарии  превеликое множество.

Подъехав к старому трех-этажному дому, что расположен почти в центре Фрибурга, мы спустились в мрачноватый полуподвал, где стояли общие для всех обитателей дома стиральная машина и тумблер для сушки белья. Кто-то из жильцов оставил корб с бельем, которое было высыпано прямо на бетонный пол для его сортировки по видам. В углу этого прачечного блока общего пользования красовалась этажерка, пестрившая коробками и пластиковыми емкостями всевозможных моющих средств, а также ополаскивателей, освежителей, отбеливателей, усилителей цвета, смягчителей воды и так далее.

Пройдя сквозь цокольное помещение, мы опять спустились по лестнице и, к нашему удивлению, оказались в уютном и, несомненно, богемном фитобаре. Помещение с невысоким потомком (Линсу пришлось согнуться!) напоминало живописный грот с кабинетиками, обставленными плетенной мебелью и отделенными друг от друга изящными деревянными стеллажами, на которых стояли  стеклянные баночки и бутылочки сложных форм и необычных расцветок – гордость Николь,  ее коллекция конфитюров и сиропов.

Ох, чего тут только не было! Рядом с традиционными для этих мест баночками с черникой и малиной, здесь были конфитюры  с такими  непривычными сочетаниями,  как черешня с бадьяном, и даже вовсе экзотические — личи с ванилью. А сиропы, так и подавно, начисто взрывали сознание своими неожиданными разновидностями – корица, лаванда, акация… «Все сделано из самых лучших продуктов, я работаю только на первосортном биологически чистом сырье. И иногда приходится потратить несколько месяцев, чтобы у поставщиков найти нужные ингредиенты, — рассказывала мне Николь, пока я бродила глазами по наклейкам ее фантастического пряного царства, вычитывая названия содержимого затейливой стеклопосуды.

kollekcia-siripov

«И ты все это делаешь на продажу?» – спросила я у «дамы с горчинкой», ставя в уме вопрос, адресованный Линсу, а почему мы не работаем со всем этим великолепием. «Нет, что ты. Товар получается такой дорогой, что и покупателей на него не найти. Это — Haute couture, соответственно и товар штучный. Я продаю коллекционные изделия только здесь, в фитобаре. Сюда приходят тонкие гурманы и ценители прекрасного».

Я огляделась вокруг. На стенах, покрашенных в теплый светло-терракотовый цвет висели картины  и керамические тарелки  в античном стиле, повсюду стояли амфоры и канфары. Непрямой мягкий свет плоских, как большие ракушки, ламп усиливал атмосферу задушевного и в то же время романтического общения.

Но это было еще не все: в углу бара на стене висели диковинные для меня музыкальные инструменты. «Что это за антикварная экспозиция?»  - поинтересовалась я у Николь. «Нет, это — не музейные экспонаты, хотя и старинные», — отозвалась Николь,-  «мой друг Пантелис собирает народные греческие  музыкальные инструменты и частенько играет на них здесь вместе со своими сыновьями. Они живут неподалеку, в соседнем доме».

А мы опять спускались вниз по лестнице. И… о чудо, оказались в ярко-освещенном солнцем большом зале со стеклянным потолком. Все помещение было вдоль разделено на 3 части деревянными стояками, как колоннами, упирающимися в потолочные рамы. Самой широкой была средняя часть зала, и,  как раз, над ней  весь потолок  был застеклен. Там стояла огромная кастрюля, литров на 100, с краником в нижней части.

«Вот все мое производственное оборудование»,- усмехнулась Николь, демонстрируя нам эту мини-цисцерну. А потом ее взгляд упал на совсем маленькое, размерами с обычную мясорубку, приспособление для наклейки этикеток, стоящее на столе,  и она поправилась, указывая на забавную штуковину: «Нет не все, еще есть вот это» По обе стороны зала протянулись специальные стеллажи для бутылок, что делало его похожим на винный погреб…

«Как непросто художнику в душе совместить в себе еще и гений торгового ремесла», — подумала я, вспоминая мою первую поездку к Николь и наблюдая за ней на выставке.

______________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/dama-s-gorchinkoy.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

4 комментария к записи Глава 40 «Дама с горчинкой»

  1. elena:

    Светлана,
    замечательно написано и очень интересно читается! Хочется продолжения и сразу…
    Жду следующий выпуск с нетерпением!
    Еще раз спасибо за ссылку на курс «Путешествие вокруг себя..» Я еще в процессе, слушаю и пытаюсь даже записывать для себя, сосавлять конспект,так сказать.
    А Ваши мысли в колонке редактора «бьют в самую точку».. Особенно в трех последних выпусках Журнала.
    Елена

    • Светлана И.:

      Замечательно! Очень интересно! Знаешь, такое ощущение что сейчас начнется что-то совсем необычное. Я так люблю детективы:)

    • Елена, спасибо за комплимент и теплые слова в адрес журнала и книги! Продолжение книги будет неминуемо: без него читатели «не дадут» мне прохода.

      Было бы интересно взглянуть на Ваш конспект семинаров курса «Путешествие…» — что особенно заинтересовало, «зацепило», показалось важным… Если можно, перешлите мне пожалуйста Ваши заметки. Они очень помогут мне в дальнейшей работе над моим просветительским проектом «Психологический всеобуч».

  2. Елена:

    О, согласна! Тоже поймала себя на том, что хочу читать дальше, без перерывов…Спасибо за такое легкое и интересное повествование!

Оставить комментарий