Глава 17 «Ура! У нас каникулы или … до канадской границы десять минут»

Предыдущая глава: Глава 16 «Настоящей жизни свет…»

Глава 17  «Ура! У нас каникулы или …  до канадской границы десять минут»

Аккурат через неделю после нашей свадьбы состоялось мое знакомство с Линсом-младшим. Точнее, с ним и его матерью. Против всякого обыкновения, она решила сама привезти ребенка к нам. Трудно сказать, что больше подвигло «нашу» бывшую гонять свою машину через всю Швейцарию: беспокойство за своего ребенка при встрече с новой спутницей его отца, да еще иностранкой, или же тривиальное женское любопытство. Скорее всего, и то, и другое.

За два дня до их приезда она по телефону провела подробный инструктаж касательно своего предстоящего визита, кое-что из которого предназначалось и мне. В частности, меня предупредили, что я не должна кидаться к ребенку с распростертыми объятиями, тискать и зацеловывать его с сюсюкающими воплями. Ребенку это не нравится. Ему уже 7 лет. Он уже взрослый для этого. К тому же, мальчик. А значит, не приветствует всякие «телячьи нежности». Да, подумала я, у дамы сложилось очень своеобразное представление обо мне.

Основной же темой этого семейного «партхозактива» были трудности общения, наблюдаемые у ребенка. Коммуникабельность отца мальчику по «наследству», увы, не досталась. С детьми сходился он очень непросто. А так как неделю из летних каникул мальчик должен провести у нас, Линс озадачился установлением добрососедских отношений сына с местной детворой.

Надо сказать, что у самого Линса с этой самой детворой отношения были прекрасные. Да и, собственно, какие еще могут быть отношения между детьми и человеком-цирком? Любое появление Линса во дворе было маленьким цирковым представлением, в кое действо он активно вовлекал соседских детей. Он показывал им фокусы, строил смешные, и в то же время, сложные гримасы, «оживлял» свои любимые комиксы про Астерикса и Обеликса. И всегда, в довершение своего бенефиса, кружил всех своих маленьких зрителей по очереди, приподнимая на руках. Со стороны это напоминало мультик «Каникулы Бонифация».

В подготовке к мероприятию знакомства мы запаслись фруктами, мороженным и холодным чаем с экзотическим вкусом под многообещающим названием «Карибик». И принялись ждать «главного фигуранта».

Они с матерью появились у нас в точно оговоренное время. Мальчик показался мне совершенно обычным. Он вежливо, я бы даже сказала, заученно безучастно протянул мне руку, проговорив: «Доминик». Когда  же я была представлена моей предшественнице, ребенок обрадовался тому, что перестал быть центром всеобщего внимания. И проворно оккупировал компьютер. Погрузившись в игру, он почти не замечал никого из нас. И, лишь изредка, громко комментировал ход военных маневров римских легионеров, призывая Линса разделить свои восторги. Да, в такие минуты мальчику нужен отец.

А я тем временем присмотрелась к «нашей» бывшей. Внешне она была безукоризненна: этакая рафинированная француженка. Невысокого роста, изящная, как фарфоровая статуэтка. Темно-каштановое каре волнистых волос, легкий макияж и свежий маникюр. И до мелочей продуманный наряд, который мне напомнил костюм Джулии Ламберт из моэмовского «Театра». Той сцены, когда Джулия с красным шарфом держала свою знаменитую паузу.

На «нашей» же героине был черный костюм, состоявший из кофточки с легкой этнической вышивкой по вороту и укороченных брюк. На бедрах был завязан широкий оранжево-розовый палантин, в тон вышивки. Явно, наряд был не очень удобен для езды в машине, но смотрелся убийственно шикарно. Особенно, на фоне моей незатейливой домашней амуниции — светло-голубых джинсов и бежевой футболки.

Правда, это не помешало мне держать невозмутимую паузу, в то время, как «наша» бывшая заметно нервничала, то и дело поправляя свой палантин и закуривая одну сигарету за другой. «Парижанка», как я ее мысленно «окрестила», заинтересованно оглядела наши изменившиеся апартаменты, спросив: «А где будет стоят кровать ребенка?» «Поставим там, где это будет удобно Доме», — ответил Линс, выразительно посмотрев на меня. Я утвердительно кивнула ему в ответ. С «парижанкой» в тот день мы перекинулись лишь несколькими дежурными фразами.

Как только за ней закрылась дверь, Линс окликнул сына и вышел во двор. Ватага детей сразу же окружила Линса и, повиснув на нем с разных сторон, повалила его на траву. Образовался пестрый живой клубок, заразительно хохочущий и повизгивающий от удовольствия. Доминик оторвался от монитора и с любопытством посмотрел в окно. И, выбежав на улицу, не раздумывая, прыгнул в эпицентр всеобщего веселья. А уже через десять минут вся дворовая команда сидела в нашем палисаднике за столом, уплетая мороженое.

Линс был счастлив тому, что сына удалось выманить на улицу. И все получилось, вроде бы, само собой. Расправившись с мороженым, наши «гости», с подачи Линса, принялись разворачивать лего-плацдарм звездных войн на этом же столе, в полисаднике.

Места им оказалось недостаточно. В ход пошел стол и в жилой комнате. Потом комод, и все остальные горизонтальные поверхности. А лего-объекты никак не исчерпывались. Линс доставал все новые и новые коробки с лего, стоящие на платяных шкафах, и самозабвенно выстраивал  причудливый инопланетный мир из этого культового конструктора. И было видно, что ему самому эта игра доставляет гораздо большее удовольствие, чем детям.

В таком состоянии «всенародной стройки» я и оставила их, отправляясь на прогулку с Гейшей. По возвращении, я обнаружила следующую картину: свободного места в квартире хватило только, чтобы в нее войти. И не более. Лего было расставлено уже и по всему полу, а бригада  «строителей» во главе с «лего-прорабом» Линсом лежала штабелями на нашей кровати и смотрела «Пиратов Карибского моря», время от времени заливаясь дружным хохотом.

Мне оставалось лишь ретироваться вместе с собакой и ожидать окончания этого коллективного кинопросмотра на скамеечке в общем дворе. Благо, время было летнее, и погода стояла теплая и сухая. Гейша уютно легла у моих ног. Ей в ее преклонном собачьем возрасте тоже хотелось покоя. Переведя дух, я задалась вопросом: а надолго ли меня хватит, если «наш мальчик» будет так резвиться всю неделю.

Когда дети разошлись по домам, убрав лего с жизненно важных для передвижения по квартире магистралей, Линс нашел меня на скамеечке и молча ко мне подсел. Тут я поинтересовалась у него: «Такой десант у нас будет «высаживаться» ежедневно? — мое выражение лица и интонация в голосе достаточно красноречиво передали тот тихий ужас, в котором я пребывала в тот момент. — Да, я понимаю, мальчику нужно помочь обзавестись друзьями. Но помощь эта должна оказываться в каких-то разумных пределах, а то, ведь, мне и присесть-то было негде».

«Извини, не рассчитал,- виновато вздохнул Линс,- я и сам никак не могу привыкнуть к такому маленькому помещению, как наша квартира. Завтра дети будут играть на улице». Но, как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Выпроводить детей не удалось, так как Доминик хотел играть только «на своем поле». Оно и понятно, здесь он лихо командовал над своими новыми друзьями, пользуясь правом собственника всего этого лего-заповедника. Да и дети с удовольствием шли к нам играть: такой коллекции лего не было ни у кого со всей округи. Ясно почему, ни один другой папа не сохранил страсть к лего на всю свою взрослую жизнь в той степени, какая была и присутствует, до сих пор, у Линса.

А я за пару дней попривыкла к этому «птичьему базару». Тем более, что Линс закрепил за мной личное пространство, на которое никто из лего-команды не посягал. Надо отдать должное местной традиции воспитания, дети здесь понимают слово. Хотя с Домиником в тот его первый приезд «общего языка» мы так и не нашли. Между нами оказался не только, и даже не столько языковой барьер, сколько настороженное неприятельство. Тогда мальчик признал меня лишь формально, и предстояло еще много душевной работы, чтобы мы стали близкими друг другу людьми.

Сегодня я его спросила (он у нас опять на каникулах): «Дома, а помнишь ли ты нашу первую встречу? Как ты меня воспринял тогда, шесть лет назад?» Вымахавший за прошлое лето кудрявый голубоглазый красавец, посмотрел на меня, задумавшись: «Нашей первой встречи с тобой я не помню, Света». Мне было удивительно и очень радостно: в его памяти я  осталась другом, а неприятные фрагменты его память не  сохранила.

Следующая глава: Глава 18 «Мы с тобой громоотводы…»

__________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/do-kanadckoi-granici-decyat-minut.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Один комментарий к записи Глава 17 «Ура! У нас каникулы или … до канадской границы десять минут»

  1. alla:

    zamechatelno napisano! kartinka ne s vistavki- iz jizni!

Оставить комментарий