Глава 15 «Другие берега»

Предыдущая глава: «Роман с продолженьем…»

Глава 15 «Другие берега»*/

Первые две недели в новом «порту приписки» пролетели для меня незаметно за свадебными хлопотами. Нет, мы не устраивали «бразильско-сериальную» помпезно-пышную свадьбу, где невеста, независимо от возраста и количества предыдущих браков, в белом платье, украшенном фледоранжем, клянется в очередной раз перед алтарем быть со своим суженным вместе, «и в горе, и в радости. И только смерть разлучит…»

К счастью, взгляд на ритуалы оказался у нас с Линсом «один на двоих»: здесь мы оба придерживаемся принципа «культурного минимума». То есть, оставляем в своей жизни только те ритуалы, которые нельзя обойти, чтобы в своих ощущениях остаться человеком. Такие ритуалы мы соблюдаем. Во всех остальных случаях, поступаем как удобно нам, как требует того душа.

Хотя, с первого же дня совместной жизни, в нашей с Линсом паре последнее слово в части соблюдения ритуалов — всегда за мной. И установилось это уже со свадебных приготовлений. На вопрос Линса: «Какой ты видишь нашу свадьбу?», я ответила вопросом: «А как у вас тут полагается ее проводить?»

Выяснилось, что никаких жестких свадебных ритуалов нет. Нет «обязательных» гостей, которых нельзя обойти приглашением. Нет каких-либо иных качественно-количественных характеристик этого мероприятия, которые должны красноречиво сообщать миру о достатке, престиже и крутости брачующихся и их родителей.

«И как же люди в такой «обрядовой свободе» выживают-то?» — спросила я недоверчиво. Линс меня тут же успокоил: «Да у нас тут все, как у всех: и банкеты, и кортежи, и свадебные мессы. Кому хочется, тот и устраивает». Да уж, поистине, не свадьба красит человека …

Уже тогда я почувствовала, что оказалась в «чужом монастыре». На родине я ощущала себя бунтаркой-«хиппи», доказывая своим поведением и образом жизни, что многие «всенародные» ритуалы себя уже изжили, и являются лишь обузой. А приехав в Швейцарию, я увидела себя совсем в другом качестве, этакой поборницей обрядов и традиций: я ожидала хотя бы минимальный свадебный обряд.

Оно и понятно, ведь, я – выходец из культуры, где ритуалы «как деревья, за которыми леса не видно». Как ни крути, а ритуалы в «нашей жизни» занимают первое место: у нас все должно быть, «как у людей». Потому что мы всегда — ячейка чего-то: семейного клана, жильцов дома, трудового коллектива, круга друзей. И уже потом, по «остаточному принципу» — сами, собственной персоной.

Состояние этой «обрядовой невесомости» заставило задуматься над тем, а как, собственно, мне самой хочется провести этот день моей жизни.  Естественно, захотелось на нашем празднике увидеть тех, с кем я подружилась во время моего первого приезда в Швейцарию. Ну и, конечно, пригласить соседей.

Здесь сработала моя привычка тесного общения с соседями по дому, которые в моей прежней жизни были ближе родственников. А наша свадьба оказалась отличным поводом лучше узнать соседей и сблизится с ними, и, тем самым, хоть в какой-то степени заполнить тот вакуум «добрососедства», который у меня образовался при переезде к Линсу.

На том мы с ним и порешили: после регистрации брака в местном ЗАГСе устроим праздник в нашем «итальянском дворике». Хотя, Линс меня сразу предупредил о том, что, по швейцарским меркам, мы сильно запоздали со свадебным приглашением. Гостей на торжество здесь принято звать заранее, за полгода. В нашем же случае, надо было этим заниматься еще за два месяца до знакомства… А сейчас многие уже не смогут поменять свои планы. Тем не менее, мы разослали всем приглашения за две недели до свадьбы.

А я тем временем занялась «расширением границ», теперь уже нашего общего, жилого пространства. Здесь опять же, помимо женского стремления к уюту, во мне заговорило такое очень «нашенское» чувство, которое можно описать следующим образом: «дом – лицо хозяйки». С первого же дня я автоматически и добровольно приняла «на себя» эту ответственность за внешний вид нашего жилища. И не могла допустить, чтобы наши гости увидели его во всей «первозданной» Линсом красе.

Значительную территорию большой комнаты удалось отвоевать, переместив архив и склад неиспользуемой оргтехники в подвал. Туда же «ушла»  часть стеллажей и кусок громоздкого офисного стола. В подвале же я нашла в большом количестве мобильные навесные полки, закрепляющиеся на штангах на разных уровнях. Из них я соорудила стеллаж прямо над офисным столом сбоку и, тем самым, выиграла место для принтера, факса и всей офисной канцелярии.

Также я уплотнила «зеленый занавес» стеклянной стены, разместив  комнатные растения, опять же, на этих навесных полках. Таким образом, занятую прежде цветочными кадками площадь удалось сократить вдвое. Навесные полки не только «сэкономили» собой изрядную площадь комнаты, но и обеспечили ее убранству стилистическое единство. А между «офисом» и «зимним садом» теперь уместился комод, переехавший из спальни. Он придал комнате отсутствовавший до этого времени «домашний вид».

Таким образом, комната «тематически» разделилась на жилую и офис. А стол со стульями-креслами можно было свободно перемещать в образовавшемся пространстве. От места его нахождения он менял и свои функции. В офисе он смотрелся как стол для переговоров. А в жилой части превращался в обеденный. Там же я его накрывала скатертью, которую сшила еще мама Линса. Скатерть эта привнесла в интерьер уют и усилила его «домашнесть».

В спальне я так развернула платяные шкафы, что в ней стало не только просторнее, но и светлее. Ранее из-за стоящего здесь комода половина окна была закрыта шкафом.

Следуя моим предписаниям, Линс покорно все таскал и двигал, хотя и не выказывал при этом особого энтузиазма. У него было стойкое убеждение, что из этой маленькой квартирки все равно жилья не получится. Жильем, в его представлениях, был дом, где много места и не надо заморачиваться выгадыванием свободного пространства. Этот навык, который так естественен для «нашего человека», неустанно пекущегося о жилых метрах в «хрущевках-брежневках», у Линса отсутствовал напрочь.

И каково же было его изумление, когда он окинул взглядом результаты нашего «передвижничества». Квартиру Линс просто не узнал. Да, она так и осталась для него очень маленькой, но стала, наконец, домом. Так что моя «ритуальность», в данном случае, обратилась на пользу. А Линс, заметив, насколько мне важны и дороги мои культурные «рудименты», так и оставил за мной право определения степени ритуальности нашей с ним совместной жизни.

И на нашей свадьбе тоже оказалось два ритуала. Один я сама подсмотрела буквально за неделю до нашего бракосочетания. Состоял он в том, что весь свадебный караван едет в супермаркет, где гости, как в лотерее, вытаскивают фантики с записками, подготовленными женихом и невестой. И каждый покупает то, что ему выпало по жребию. Тем самым и гости, и брачующиеся освобождают себя от «подарочной лихорадки».

Так как я этот ритуал досконально изучить не успела, то подготовка записок досталась Линсу. Не мудрено, что «закодировал» он в них свой любимый шоколад во всех мыслимых вариациях. Выяснилось это уже на месте, в супермаркете. И от шуток и хохота весь супермаркет «ходил ходуном».

Другой ритуал я узнала от четы Штутсов. Они прихватили с собой в ЗАГС швейцарское «свадебное» вино, которое, по традиции, молодожены пьют вместе с гостями сразу после церемонии бракосочетания.

А  уже дома круг гостей пополнился соседями. Мы установили столы под открытым небом. Праздник длился до полуночи, пока наш громкий говор и смех не прервал усталым укором сосед. Он не присоединился в нашему торжеству: поздно с работы возвратился. Что ж, «соседское право»  здесь закон…
_____________________________________________

*/Название главы  я позаимствовала у В.Набокова, автора одноименного автобиографического романа

Следующая глава: Глава 16 «Настоящей жизни свет…»

__________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/drugie-berega.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Оставить комментарий