Глава 20 Всеобуч


Предыдущая глава: Глава 19 «Красный день календаря…»

Глава 20 Всеобуч

Что постигает почти всех новоиспеченных жен-иностранок, так это учеба. Будь то языковые курсы или профессиональные, с этого начинается твое вхождение в новую жизнь. И здесь же, во время занятий, образуется новый круг знакомств, в том числе, и с соотечественниками, вернее, с соотечественницами. Меня чаша сия миновала, так как денег на учебу у нас не нашлось. Когда к стоимости языковых курсов мы прибавили расходы на швейцарский общественный транспорт, то, созерцая получившуюся сумму, решили проводить мое языковое обучение «без отрыва от производства».

Тем более, как уже изначально предполагалось, я не буду сильно упираться на «трудовом фронте», а только лишь помогать Линсу в его бизнесе. Так что задача искать работу по найму передо мной не стояла. И, соответственно, уровень моего немецкого не рассматривался как стратегически важный ресурс трудоустройства.

Здесь стоит заметить, что мой муж не только не видел во мне партнера по бизнесу, но и не ждал с моей стороны даже сколько-нибудь серьезной помощи. Такая недооценка меня как «производственной единицы» была связана с тем, что Линс не имел ни малейшего представления о моем, точнее, моих образованиях. Ему лишь было известно, что я – бухгалтер, и не более. А бухгалтер, по понятиям моего мужа, — это почти что дурак. Иногда, в связи с этим, я думаю, что именно это очень субъективное мнение Линса о представителях глубоко уважаемой мной профессии помогло мне тогда выйти замуж.

Не то, чтобы я чего-то скрывала от мужа. Просто не было подходящего случая сообщить ему о своей коллекции образований. А если просто, ни с того, ни с сего, огорошить мужчину такой супер-ученостью, то можно легко испортить все дело: он может сбежать со страху. Тем, скажу я Вам, замужество и отличается от трудоустройства, что квалификация жены не измеряется образованностью. Здесь важнее обладать житейской мудростью. Именно поэтому я не стала разубеждать Линса: пусть себе живет спокойно с «почти дурой».

Линс же был несказанно счастлив уже тем, что я ему в его бизнес-деятельности, хотя бы, не мешаю: не «пилю», не отговариваю от нее, не устраиваю истерики и не жалуюсь на отсутствие денег. Он был счастлив тому, что не приходится тратить силы и время на объяснения жене, что такое бизнес.

Хотя, должна Вам честно признаться, мне это понимание «текущего момента» давалось нелегко, так как наши с Линсом представления о бизнесе, вернее о его границах, очень сильно отличались друг от друга. Я буквально шарахалась от каждого письменного напоминания кредиторами о неоплаченных счетах и очень боялась, что Линса привлекут к уголовной ответственности и посадят в «долговую яму». Впоследствии я узнала, что в Швейцарии за это не сажают. Я пережила шок, когда выяснила, что периодически нас посещает судебный пристав, проверяя, появилось ли в нашей квартире что-либо, что можно конфисковать за долги. Со временем у меня появилась привычка к этим посещениям.

И чем больше мне открывалась наша бизнес-повседневность, тем больше казалось, что мы, как «Титаник», идем ко дну. А упрямство Линса в продолжении своей «титанической» деятельности меня пугало и в то же время вызывало во мне любопытство, схожее с тем, которое человек обычно испытывает, смотря в бездну. Но все же, где-то в глубине моей души сидело подозрение, что за спокойствием и невозмутимостью моего мужа стоит нечто большее, чем различие в нашем с ним менталитете. Оно, это подозрение, меня и поддерживало первые два года нашей совместной жизни.

Я постоянно прокручивала в голове вопрос, «своим» ли делом занимается Линс, если ему не удается даже покрыть расходы по бизнесу и нашему с ним существованию? А вскоре выяснилось, что задаюсь этим вопросом не одна я. Наша местная управа совершенно синхронно со мной тоже недоумевала, как можно таким образом двигать бизнес, без всяких инвестиций и с кучей долгов. И настоятельно требовала от Линса бросить все эти «детские игры» и взяться за ум, вернее, устроиться на работу.

Чтобы урезонить «неподдающегося» Линса, управа даже пригласила независимого эксперта, чтобы тот засвидетельствовал факт «бизнеса» в индивидуальной трудовой деятельности моего мужа. В частности, эксперт должен был определить минимальный уровень прибыльности «дела». Ко всеобщему удивлению, Линс с честью «отстрелялся» и даже получил небольшую финансовую помощь из деревенского фонда поддержки начинающих предпринимателей. Помогло в этом наверное то, что жил Линс в этой деревне только год и смотрелся молодым бизнесменом, в основном, из-за своей финансовой отчетности.

Тот факт, что Линс выдержал этот экзамен на благоразумие, конечно, не обнадежил меня «на все сто» в нашем светлом будущем. Но из ступора все же вывел. И я, «засучив рукава», принялась за работу, внося свой посильный вклад в процветание нашего семейного дела. Естественно, мне досталась вся «дурацкая» работа, которая прежде порядком отравляла жизнь моему мужу. И Линс передал ее мне с великой радостью и облегчением: да, Вы правильно подумали, это была бухгалтерия и статистика продаж.

Нельзя сказать, что это таблично-цифровое царство есть предел моих мечтаний. Но, по сравнению с нелюбовью Линса к этому виду времяпрепровождения, к бухгалтерии я отношусь гораздо спокойнее, как к необходимой в жизни рутине, а финансовый анализ меня очень даже увлекает. А если эти две сферы деятельности не занимают собой всю рабочую неделю, то могут внести в мою жизнь приятное разнообразие. Тем более, что свою прибыль считать, как и свои же убытки анализировать куда интереснее, чем чужие.

Процесс приемки-передачи всего бумажного «хозяйства» одновременно оказался и моей «школой молодого бойца»: мне нужно было освоить новую для меня систему бухгалтерии в ее швейцарском варианте и придуманную Линсом систему учета продаж. Учебный процесс этот был серьезно осложнен моим полным незнанием бухгалтерской терминологии на немецком: мне, то и дело, приходилось копаться в словаре, чтобы найти хоть какие-то смысловые параллели с тем, что объяснял мне Линс на своем далеком от финансов английском.

А тут еще моя скорость работы оказалась резко снижена, опять же, за счет немецкой версии всех сервисных программ, установленных на нашем компьютере. К тому же, надо было разбираться с новой для меня бухгалтерской программой. От обилия информации на практически незнакомом мне языке, я перешла в «отмороженное» агрегатное состояние: все мои движения были замедлены, а выражение лица — тупо значительным.

И то, и другое вызвало со стороны моего «учителя» тряску «мелким бесом»: Линс обнаружил полное отсутствие у себя таланта «сеять разумное, доброе, вечное». Он довольно быстро устал от неблагодарного учительского труда, еще раз убедившись в верности своего тезиса о том, что все «бухгалтера – идиоты». А я для себя поняла, что к самостоятельному изучению немецкого языка прибавилось еще, по меньшей мере, два «учебных» предмета – бухучет и статистика.

Оставшись один на один с горой папок и увесистым походным ящиком с бумагами, который Линс возил с собой по клиентам, я принялась изучать информацию. Здесь дала о себе знать моя давняя привычка рационализировать свой труд: я абсолютно не переношу лишнюю и бессмысленную работу, где бы то ни было. С ходу мне удалось целое семейство родственных таблиц свести в одну, используя не только цифровую и словесную информацию, но и применяя цветовые эффекты и единую символику.

vseobuch

Больше всего меня поразила система статистики продаж, которая велась по каждому клиенту отдельно и суммировалась в этом же файле в итоговой таблице. Файл протягивался на несколько километров. К тому же, заполнять его было очень тяжело – в глазах рябило от квадратиков и полосочек, которыми страница была разбита на 52 недели. Данные по каждому клиенту, собранные за год, распечатывались в виде таблицы в стандартный лист, и это «собрание клиентских историй» занимало целый чемодан. А необходимая информация, запечатленная в каждом листе, подчас, составляла  всего 2-3 цифры.

Я, как скопидомная Дева не могла вынести этого бумагомарательства и бесхозяйственности. И заменила весь громоздкий статистический каскад на простую «пайвот»-табличку, которая позволяла на своей основе воспроизводить сколько угодно своих аналитических собратьев на любой самый взыскательный вкус. И экономила, при этом, силы, время и бумагу.

Правда, оценить гениальность этой табличной простоты, «пайвота» то есть, Линсу довелось несколько позднее, когда ассортимент наших товаров стал  разрастаться, а его неповоротливый Левиафан оказался просто не у дел. Прежние «клиентские» таблицы с увеличенным списком товаров, вообще, невозможно было распечатать в стандартном бумажном формате. Но в тот момент, когда я произвела «табличную реформу», Линс, посмотрев на все мои «художества», впечатлился, но со свойственной швейцарцам осторожностью дипломатично попросил меня некоторое время вести обе системы  статистического учета параллельно. Что ж, творческое признание – дело наживное, не Ван Гог же я…

А разбираясь во вверенном мне «бумажном хозяйстве», я выяснила, что бизнес наш имеет одну очень уязвимую черту – сезонность. И если в одиночку Линс еще сводил концы с концами, то вдвоем нам, при таком раскладе, не выжить…

Следующая глава:  Глава 21 В «народном» стиле

___________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/stati/s-milym-raj-i-v-shalashe-esli-milyj-attashe.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Оставить комментарий