Глава 19 «Красный день календаря…»


Предыдущая глава: Глава 18 «Мы с тобой громоотводы…»

sir-v-shokolade

Глава 19 «Красный день календаря…»

Грозовая канонада плавно перешла в праздничную. Уже накануне Дня Швейцарии со всех сторон была слышна пальба: петарды не умолкали с утра до ночи. Гейша, дрожа от страха, пряталась в дальнем углу спальни и даже на прогулку идти отказывалась. Смотреть на нее было тяжело. Это жалкое зрелище разрушало в душе то чудесное состояние ожидания праздника, которое всегда несравненно приятнее самого праздничного действа.

Линс, вернувшись с покупками, принес 2 бутылки пива. Я, состряпав на лице кислую мину, произнесла: «Что 1 августа — это швейцарский Октоберфест, на котором без пива не обойтись?» Пива я не пью, да и Линс любви к пиву не обнаружил. Но при любом удобном случае он всегда старался познакомить меня с местными традициями и обычаями, даже с теми, которые сам не соблюдал.

«Нет, пива тебе пить не придется. Мы же — не в «большом кантоне»*/, — парировал Линс, — Пиво я купил для Гейши. Если сегодня получится собаку им напоить, посмотрим, как она будет себя чувствовать. Может опьянеет и заснет. Или бояться так перестанет. Пьяному-то и «море – по колено». Все нам полегче будет. Завтра, ведь, к петардам еще и праздничный фейервек прибавится. Для собак это – сущее наказание. А у нас каждая деревня палит до изнеможения. Многие из-за этого за границу на праздники уезжают: собак вывозят. Чтобы их не мучить и самим не мучиться, видя, как животное страдает».

Пить пиво Гейша категорически отказалась, проявив почти национальную солидарность в нелюбви к этому напитку. Нам радости это не прибавило, и мы продолжали искать «смягчающие обстоятельства», способные хоть как-то ослабить страдания нашей питомицы. Тогда Линс предложил одеть на Гейшу футболку. Ткань, рассуждал он, будет создавать  у собаки ощущение защищенности. Так Гейша в праздники обзавелась, в буквальном смысле, человеческим гардеробом с щедрого Линсового плеча.

В этой ситуации увидеть традиционные праздничные гуляния мне не «грозило». И главный атрибут местного национального праздника – большой костер, который обычно устраивают на опушке леса и зажигают под сверкающий аккомпанемент фейервека, я увидела только через три года. А в те дни я узнала лишь историю появления костра на авансцене главного праздника страны.

Начало этой традиции положило соглашение первых трех швейцарских кантонов о взаимопомощи в противостоянии врагам, подписанное еще в тринадцатом веке. Тогда и договорились о том, что издалека заметное пламя костра станет просьбой о помощи у союзников. А уже по прошествии веков этот сигнал тревоги «переплавился» в символ единства и непобедимости швейцарского братства.

Ощущение этого единства по-швейцарски мне даже удалось прочувствовать в праздничный вечер за общим «соседским» столом. Все соседи, кто был в это время дома, пришли к столу со своей едой, напитками, посудой и приборами, что называется, совершенно самостоятельно и независимо. Общим был лишь большой дворовой гриль, полыхавший ровным костром. А на протяжении всего стола стояли красные подсвечники в белых «швейцарских крестах» с зажжеными костерками свечей. Именно тогда у меня возникло то чувство Швейцарии, которое не покидает и по сей день: простота, домашность, естественность во всем и непафосность.

И тем не менее, день рожденья Швейцарии я отметила в более привычном формате, чем свой собственный. К слову сказать, день рожденья за праздник я никогда не считала. Если и организовывала по этому поводу праздники, то, скорее, «под нажимом общественности», чем по требованию души.

А тут, когда Линс меня спросил, что я хочу на свой день рожденья, я, не задумываясь и совершенно неожиданно для себя, ответила: «Хочу подбродить в городской толпе, истосковалась я по этой сутолоке, сидя безвылазно второй месяц в деревне. И гостей хочу. Хочу, чтобы в этот день у нас было шумно и весело, устала я от тишины». Этим я сама себе напомнила шукшинского Егора Прокудина из «Калины красной», который, выйдя из мест «не столь отдаленных», говорил: «Праздника душа требует».

Настроение в день рожденья у меня было паршивое. Проснувшись, я с тоской в голосе протянула Линсу:«О Боже, я еще на один год постарела…» А Линс мне: «А все, что, помолодели? Стоит ли из-за этого так расстраиваться? Езжай в город, походи с Лерой по магазинам, смотришь, и развеешься».

Лера была, на тот момент, моей единственной русскоговорящей приятельницей, с которой я познакомилась в ателье нашего ювелира Беата. Она была его клиенкой, и частенько забегала поболтать и выпить кофейку с «ювелирной» четой, так как работала по соседству, в выставочном комплексе. Мне было приятно видеть на моей свадьбе хотя бы одного «своего», вернее, «нашего» человека. И я пригласила Леру на наше с Линсом бракосочетание вместе с Беатом и Амалией.

Лера — высокая, зеленоглазая, с кожей цвета рафинированного сахара и огненно рыжей копной густых вьющихся волос дама слегка за 30. Все это упаковано в те формы и пропорции, которые не  оставляли равнодушными даже флегматичных швейцарских крестьян. Но тогда Лера была в разводе («де факто», но еще не «де юре») со своим швейцарским мужем. И находилась в напряженно-истерическом состоянии поиска своего нового «единственного и неповторимого» мужчины. Со швейцарским паспортом, конечно.

Жизнь ее была тяжела неимоверно: нашу знойную красавицу постоянно преследовали неудачи на «личном фронте». А время шло, и муж в любой момент мог потребовать юридического оформления развода. Лере это грозило бесславным возвращением в ее родной Мариуполь. Такого исхода она просто не допускала в своем сознании. В Швейцарии ей очень нравилось, прижилась она уже здесь. Хотя «угла» своего у нее не было: ее приютил у себя дедушка одного из ее учеников, с кем она занималась французским, когда мальчик гостил у своего родственника. Огромной души человек этот дедушка, надо сказать.

Именно в его особняк привела меня Лера после нашей прогулки по городу. Хозяином дома оказался  благообразный испанец. В Валенсии у него была фабрика по производству ароматических масел. Но от дела Хавьер, как он мне представился, уже отошел по возрасту. Им теперь сыновья заправляли. А сам отец благородного семейства коротал жизнь между Берном и Майоркой, где располагалась семейная фазенда.

Выглядел Хавьер для своих 68 лет, очень свежо, ярко и, я бы даже сказала, молодо. Да и как может выглядеть мужчина, ежедневно созерцая такую женщину-мечту? Красота, ведь, — страшная сила. Правда, потом выяснилось, что темный шоколад каштановых локонов Хавьера– это не загадочное постоянство природы, а краска для волос. Наш сеньор внял просьбам Леры закрасить свою седину: дама любезно разрешила галантному испанцу сопровождать ее на концерты и в театр, но попросила «подгримироваться».

А приятельница моя была большим ценителем музыкального искусства. Она просто дышала музыкой и не могла и дня прожить без музицирования. И испанский идальго, как никто другой, понимал утонченную душу Леры. И арендовал специально для нее шикарный белый рояль, на котором моя экзальтированная знакомая в томной неге играла Шопена и Рахманинова. И все это делалось Хавьером по дружбе, необъятной, но всего лишь дружбе, как мне виновато поведала Лера, сетуя на то, что никто не верит в ее «высокие отношения» с этим старичком-добрячком.

Столовалась Лера также у испанца. «А что, — искренне восклицала она,- ем я всего-ничего, а старику – одно удовольствие, все не в одиночку свою паэлью уминать. Да и кухарка все равно достаточно еды готовит, не пропадать же добру». Обитала Лера в уютном мезонине, на который вела винтовая лестница, с красной ковровой дорожкой. И когда дама грациозно поднималась по ней к себе в апартаменты, наш ценитель женских добродетелей провожал ее таким взглядом, который напомнил мне страдальца Бубликова из «Служебного романа». Невольно оказавшись свидетелем этой сцены, я тоже уличила себя в низменном чувстве недоверия в «чистую» дружбу Леры с испанским «меценатом». Но вида не подала.

Хавьер оказался очень приятным собеседником. Узнав, что у меня день рожденья и извиняясь на свою бестактность, он спросил, сколько же мне лет исполнилось. Я постно ответила – 43… На что Хавьер отреагировал по-южному страстно: «О, какой сладкий возраст!» И тут же наговорил мне кучу комплиментов, вспомнив мою шикарную элегантность на нашей с Линсом свадьбе. Я всплеснула руками с такой же силой эмоций: «А что, Вы были на моей свадьбе?!!!» Тут вступила в разговор спустившаяся к нам Лера: «Да, Хавьер забрал меня из ЗАГСа…» Здесь мне уже надо было сделать достаточно серьезное усилие для того, чтобы «не подать вида…»

Посещение города, встреча с Лерой и ее благородным рыцарем «отбили» у меня всякое чувство времени. Услышав бой часов, я с ужасом взглянула на золоченный циферблат антикварного брегета: до прихода гостей оставалось меньше часа. Электричка нас с Лерой уже не спасала, и Хавьер, без лишних слов, вызвался нас подвести. Мне ничего не оставалось делать, как принять его одолжение и, в свою очередь, пригласить на  нашу вечеринку.

Уже по дороге домой меня по телефону настиг Линс. Он был изумлен и, в то же время, сильно обеспокоен моим отсутствием дома за полчаса до прихода гостей. Шутка ли –  моя первая самостоятельная вылазка в город. Да еще с моими «способностями» в ориентировании на незнакомой местности… Выслушивая назидания мужа, я почувствовала себя нашкодившим ребенком. Да уж, постарела я…

Приехали мы за 10 минут до начала «банкета». Кроме Леры и Хавьера пришли наши друзья-соседи с двумя дочурками дошкольного возраста. Праздник явно не клеился: ни шума тебе, ни веселья. И не столько из-за тесноты, сколько из-за того, что гости оказались уж очень разные. И найти «общий язык» и тему можно было, лишь напившись «по-русски» до «Льва Маргаритовича». А народ подобрался — сплошь непьющий. Что ж какие наши годы, в следующий раз, может быть, лучше получится…

Следующая глава: Глава 20 Всеобуч
_____________________________________________

*/ Так швейцарцы в шутку называют Германию

______________________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/krasniy-den-kalendarya.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Оставить комментарий