Глава 37 «Кто на новенького?»

С.Александрова Линс«Сыр в шоколаде: моя жизнь в Швейцарии»

sir-v-shokolade

Часть II

Глава 37. «Кто на новенького?»

Провал каталога  посылочной торговли был воспринят Линсом и мной по-разному. Вернее, наш «кормчий» практически никак не отреагировал на то, что мой полуторамесячный труд «отправился в корзину». Он лишь пожал плечами, сдобрив этот жест своей излюбленной  фразой: «Wir sollen damit leben»*/ и  продолжал работать, как ни в чем не бывало.  «Да, Линс, — с завистью подумала я,- мне бы твою стальную эмоциональную мышцу…»

Теперь этот неутомимый «зайчик Энерджайзер» носился с новой идеей, ребрендингом, сменой торговой марки нескольких товаров наших приятелей, которые попали  в каталог. Линс вознамерился под нашей маркой Besty’s сбывать в клиенты-магазинчики мед, чай и сиропы. Я по этому поводу откровенно недоумевала и с тоскливым раздражением вопрошала: «Ну зачем, скажи на милость, забивать нашу марку всякой всячиной? Ведь, все эти продукты не являются явными фаворитами мясных  и сырных лавок. Опять лишь суета, пустая трата времени и сил».

На что Линс мне невозмутимо ответил: «Да, очень может быть и такое. Но некоторые клиенты просят к весне  что-нибудь красивое для декорирования магазинных витрин. Да и у многих из них есть подарочный ассортимент. А чай и мед – традиционные подарки в Швейцарии. И хорошие сиропы должны пойти. У нас, ведь, их пьют круглый год: летом – холодные, зимой — горячие. Товар-то весь отличного качества. Но упаковка у него никакая, «без изюминки»  (как здесь говорят, nicht pfiffige). А ты у нас, ведь, специалист по этой части, — тут Линс хитро и ободряюще мне подмигнул. И добавил,-  все довольны нашими этикетками. Так что «сам Бог велел»  нам этим заняться. К тому же, попробую внедриться и в другие магазинчики, булочные, кондитерские, реформхаузы»**/.

Но похвала и бьющий фонтаном  энтузиазм Линса на этот раз меня нисколько не тронули.  Неудача с каталогом, в который я вложила столько сил и времени,  оказалась для меня той душевной гирей, которая придавила и без того хрупкую надежду на успех нашего правого, но, по всем статьям, «полудохлого» дела. И снова мне стало казаться, что бизнес  нам с Линсом  никогда не поднять. А все наши потуги — сплошная «изнуренковщина», бег на месте.

Я даже, грешным делом, подумала, что муж и каталог этот «замутил», только чтобы меня чем-то занять, отвлечь работой от невеселых мыслей в глухое торговое безвременье.  Чистый  допинг, да и только. Уж Линс-то чувствует мою предпринимательскую хлипкость и шатания. «Вот и опять по той же причине  втягивает меня в эту бестолковую медово-сиропную авантюру», — рассуждала я, сидя у окна и наблюдая, как сосед под дождем крупными  прыжками перебегает от машины к подъезду, а порывистый ветер с силой загибает углы его зонта. Это угрюмое февральское ненастье  еще  более усилило мое и без того минорное душевное состояние.

«А, может быть, я занимаюсь совсем не своим делом? — в очередной раз задавалась я этим «проклятым» вопросом, — все «игры» в бизнес слишком тяжелы для меня, уж очень серьезно я к ним отношусь. Не достает мне, Деве, той легкости  и «на все наплевательства», которая присуща Близнецам и Весам».

По-охала, по-ахала, пожалела себя, и опять — за ратный маркетинговый труд. Но … снова погрузившись в  словесный коктейль названий и слоганов из разных языков и наречий,  я вдруг обнаружила самое неожиданное  последствие постигшего меня фиаско с каталогом – я больше не могу ничего придумать! В голове лишь назойливо кипел жуткий  «Вавилон» из избитых  фраз, типа «налетай, торопись, покупай живопись».  И ничего больше.

Тихий ужас, иначе не скажешь. Так наверное чувствует себя певец,  внезапно потерявший голос и  тем утративший  свою способность творить.  Творчество, оно ведь, как птица — «упустишь и не поймаешь». Именно  поэтому маркетинг  всегда был  для меня делом «небожителей», то есть работой очень высокой творческой концентрации и недюжинной личностной силы. Соответственно, маркетолог – это одновременно  и богема, и группа риска, как все люди свободных профессий. Это меня, заземленную Деву, и удерживало от маркетинга на весьма приличной дистанции.  Хотя жизнь уже дважды  пыталась свести меня с ним, но оба раза я отказывалась от этой ипостаси, неизменно  убеждаясь в правоте моего выбора.

Первый раз это было во время моей переподготовки по бизнес-администрированию, когда преподаватель маркетинга из Реннской бизнес-школы (2-й по рейтингу во Франции) предложил мне писать учебник под его руководством, усмотрев во мне способного ученика. Я отказалась, сославшись на то, что маркетинг мне в жизни не пригодится.  Выучить можно все, а где потом применять-то? Пополнять армию безработных  в отсутствии реальных перспектив — слишком много усилий для этого.

Второй раз я отказалась от маркетинга уже при прохождении собеседования  в одну транснациональную  империю.  Собственно, претендовала я тогда на  вполне «прозаичную» должность бухгалтера. Но на очередном этапе тестирования (а там их был целый каскад), после заполнения специальной анкеты, мне резко предложили «сменить ориентацию» с финансов на маркетинг. В этой анкете, отвечая на поставленные вопросы,  я изложила 2 байки: о том, как выдала  по объявлению замуж за рубеж свою подругу, «московскую» узбечку,  за иранца-датчанина и о провале производства тефлоновой посуды у нас в городе. Ну и комиссия усмотрела во мне ценного кадра для отдела маркетинга. Однако мой железобетонный рационализм и на этот раз уберег меня от лиха.

Я сама потом, работая в бухгалтерии, убедилась, что в отделах маркетинга самая большая текучесть кадров. Все как в старой песенке : «Вжик-вжик, кто на новенького…». Оно и понятно, когда творчество поставлено на поток, то довольно скоро с непривычки ты начинаешь чувствовать полное опустошение, как сейчас принято говорить, эмоциональное выгорание.  И надо быть очень серьезно подготовленным человеком, для того, чтобы держаться на плаву. Поначалу, ведь, все воспринимается скорее, как детская игра в слова или разгадывание шарад. А потом, особенно, если за этим стоит твоя карьера и статус, это становится полным «выносом мозга».

Промучившись день с этим словесным «коктейлем», я за ужином выпалила Линсу: «Все, кончилась моя маркетинговая карьера. Больше ничего не могу придумать. Придется тебе самому над названиями корпеть и все такое. Я же опять – только бухгалтер». Линс как будто ждал от меня этой тирады, нисколько ей не удивившись: «Не бери в голову, Света, так бывает. У меня с придумыванием  названий еще хуже, чем у тебя. Я иногда месяцами мучаюсь. Потом все бросаю и переключаюсь на что-то другое. И идеи опять начинают меня посещать. Нормальный процесс».

И посмотрев в окно, добавил: «Дождь уже кончился, поедем-ка в Берн кофе пить . В городе развеешься, засиделась ты дома с этим каталогом». Через полчаса часа мы уже припарковались на стоянке рядом со швейцарской  курией и неспешным прогулочным шагом, в обнимку, двинулись к бару Аллегро. Там  хороший кофе, что, к слову сказать, нечасто можно встретить в Швейцарии. Всегда праздничные улицы старого города, сверкание огней и нарядная публика у казино в ожидании концерта сделали свое дело: я действительно отвлеклась, жадно впитывая настроение и энергетику  вечерней столицы.  Да, города мне тогда, ох как не хватало.

bern-vecherom

Войдя с холода в бар,  мне захотелось по старой привычке выпить чаю. Девушка-официант принесла яркий буклет с разными напитками из трав и сиропов. Здесь все травяные настои – это чай, что поначалу мне, среднеазиатскому жителю, было  очень непривычно. Но я все же потянулась к буклету. Изучив его, выбрала  какую-то мудреную смесь сортов зеленого и черного чая с сиропом из ягод бузины. То ли расслабляющая обстановка бара, то ли сама эта внезапная поездка в город и наша романтичная  вечерняя прогулка, трудно сказать что именно так сработало, но в тот момент чай вызвал у меня какое-то неземное наслаждение. Все мои неприятности буквально растворились в глотках  этого напитка  в необычном для меня сочетании с сиропом.

«Ну что, понравилось?» — спросил меня Линс скорее для проформы, так как на моем лице и так все было написано. «Понравилось??? Не то слово – это магический чай! И сироп  просто чудо, никогда ничего подобно не пробовала». Тут я на несколько мгновений оцепенела, еще не осознавая происшедшего, но что-то предчувствуя. Прийдя в себя, я, оторопев, проговорила: «Ой, так вот же они названия  — Magic Tee и Sirup-Wunder-Bar». Тут Линс на меня ошарашенно посмотрел:«И вправду супер-названия. Ничего не понимаю…». Я радостно вторила ему: «Я тоже ничего не понимаю, они сами откуда-то взялись».

Следующие несколько дней я с новыми силами взялась за название для меда. Перебрала их косую сотню, Линс все их отмел, в конце-концов, сказав, что напишем просто «мед». Мне же не удавалось так просто уняться (все как  по Булгакову  «А ты азартен, Парамоша,…ох, азартен!…»).  Я постоянно кидала Линсу все новые и новые версии, что потихоньку начало его бесить.

Так и случилось в тот раз, когда  я ему, уже открывшему дверь, собираясь уходить на работу вдогонку крикнула: «А что бы думаешь по поводу такого названия -  Eden***/ Honig». Сначала Линс уже привычно отмахнулся, но потом буквально впрыгнул назад в квартиру и победно заорал:«Молодец! Вот это просто гениальное название — Adel Honig».

«Д-а-а? – удивленно протянула я, — а что обозначает Adel****/, я первый раз слышу это слово…»

________________________________

*/ Мы должны с этим жить (нем.)

**/Reformhäuser (нем.) – магазины,  в которых продаются только биологически сертифицированные продукты.

***/ Райский – (англ.)

****/Драгоценный, избранный – (нем.)

________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/kto-na-novenkogo.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

4 комментария к записи Глава 37 «Кто на новенького?»

  1. Светлана И.:

    Спасибо, Светлана, ты умничка! Вот так читаю твои мытарства в маркетинге и понимаю, что какие-то временные заторы в моей жизни просто обязанны кончится :) Надо подождать значит, постараться отвлечся и как-то покопаться внутри себя на предмет позитива.

    • Спасибо за теплые слова и поддержку, Светлана! А то я пишу и сомневаюсь, а интересна ли читателям вся эта моя душевная сутолока по поводу бизнеса и в нем самом.

      Но, с другой стороны, это был один из самых сложных и интересных, по крайней мере для меня, периодов мой жизни. Ведь я приехала в Швайц почти никем в новой системе измерений. И все, что я описываю в этих главах, по сути, есть мои муки самосозидания.

      • Елена:

        Светлана, пишите, пожалуйста и дальше. У Вас очень легкий слог, очень приятно читать, ну а тема интересна всем, кто интересуется тем, как складывается жизнь наших девченок за границей. Я Вам желаю успехов во всех Ваших начинаниях!

  2. Maria:

    Дорогая Светлана!! Вы мало того, что пишете на такие сложнейшие темы легко и доступно, так еще и ТАКОЙ БЕСЦЕННЫЙ опыт становления описываете!
    Снимаю шляпу.

Оставить комментарий