Глава 18 «Мы с тобой громоотводы…»


Предыдущая глава: Глава 17 «Ура! У нас каникулы или … до канадской границы десять минут»

Глава 18  «Мы с тобой громоотводы…»

Каникулы Доминика еще не успели закончиться, а меня уже настигло следующее испытание на «прочность». На недельный постой у нас была расквартирована Кара, собака фрау Биссиг, такой же леонберг, вернее, такая же, как и наша Гейша. Пребывание Кары у нас было обговорено еще три месяца назад. Линс с фрау Биссиг всегда друг друга выручали во время отпускных поездок, да и в иных случаях, когда возникала необходимость пристроить собаку на день-два. В мой первый приезд к Линсу мы тоже однажды воспользовались этой возможностью, чтобы не мучить старушку Гейшу слишком долгим путешествием в машине. Собаки этого не любят.

Когда я переехала к Линсу, он сразу же меня спросил, не буду ли я возражать, если  фрау Биссиг оставит у нас свою собаку, не стеснит ли меня это. Я не стала ломать сложившуюся дружескую традицию. Места у нас и так было мало. И наличие в нашей квартире еще одной собаки моего ощущения тесноты никак не меняло. К тому же, Кара была такого же преклонного возраста, как и Гейша, даже старше. Поэтому особых хлопот с ее присутствием у нас я не усмотрела. А  дуэт Кары и Гейши на фотографиях, сделанных Линсом еще во время зимних каникул, вообще, вызывали у меня море умиления.

kara-i-geisha

Тем более, что обсуждали мы все эти вопросы еще в отсутствии всех наших летних «дачников». И представить себе картину их пребывания в динамике и деталях тогда я просто не могла. Да и мой общий благостный настрой не располагал рисовать в сознании мрачные сюжеты. А какой же еще душевный настрой может быть в первые недели семейной жизни? Тогда ведь все, как под радугой, окрашено таким интенсивным романтическим светом, что многие вещи воспринимаются совершенно иначе, чем в своем обычном повседневном формате. С милым рай и в шалаше!

Поэтому, даже после еще не совсем отступившего лего-шока, у меня не возникло приторного чувства «перебора», когда на пороге появилась фрау Биссиг с собакой. Старая флегматичная Кара практически не отреагировала на смену своего жизненного интерьера и, просеменив в палисадник, свернулась большим калачом рядом с Гейшей, в оставшемся пространстве тени кустарника бузины.

Фрау Биссиг же, увидев неподалеку от куста с двумя собаками лего-команду во главе с нашим юным полководцем, выразительно посмотрела на меня. В ее взгляде однозначно читалось: это каким же героическим терпением надо обладать, чтобы все это вынести. Фрау Биссиг искренне сокрушалась тому, что Линс ее не предупредил о приезде к нам Доминика. А сейчас уже поздно что-либо менять. К тому же, у Кары столько всяких недугов, затрудняющих содержание животного в гостинице.

Трудности эти мы представили незамедлительно, уже в тот момент, когда наша приятельница приступила к демонстрационному курсу по кормлению ее питомицы. И, помимо самого животного, к нам перекочевал огромный саквояж с кормом, свежими овощами, а также внушительной батареей биодобавок и лекарств. Для всех ингредиентов были свои специальные мерные стаканчики и ложечки. Расставив весь этот реквизит, я огляделась: наша кухня стала напоминать  аптечный ларек.

Затем, в течение получаса фрау Биссиг показывала и рассказывала что, в каких количествах и когда необходимо давать животному, озвучивая подробный протокол собачьей жизни, заготовленный еще дома. К сухому корму надо было резать морковку, варить какой-то специальный рис и добавлять в чашку несколько разных порошков из указанных баночек. Но больше всего в этом списке меня потрясла собачья «чайная церемония»: мы должны были ежедневно заваривать для Кары чай Каркаде.

«Хм, зачем она все это так «разжежывает? Не в первый же раз доверяет Линсу свое четвероногое сокровище», — размышляла я, скучая: местный диалект тогда был еще очень далек для моего понимания. Линс же, напротив, во время инструктажа был очень внимателен и серьезен. Завершив свою лекцию, фрау Биссиг покинула нас вполне умиротворенной.

Тогда я спросила Линса: «Что, ты так неукоснительно будешь выполнять все заветы этой правоверной активистки клуба леонбергов?»  Он отрицательно завертел головой, закатывая глаза: «Нет, конечно. Но фрау Биссиг должна быть абсолютно уверена в том, что все ее предписания будут соблюдены. Она  мне все это каждый раз заново пересказывает. И поначалу я пытался кормить Кару этой дребеденью. Но собака отказывается от этого супер-целебного рациона. Так что в качестве добавки к сухому корму я оставил лишь морковку и Каркаде. Чай Кара пьет».

Весь день было солнечно и безветренно, но к вечеру все небо затянуло тяжелыми свинцовыми тучами. Готовясь ко сну, мы разложили кровать Доминика, пристроив ее в спальне. Установка кровати была ежевечерним ритуалом. Спать в одиночестве в соседней комнате ребенок категорически отказывался. Кровать его как раз умещалась между платяными шкафами. Между кроватями, нашей и Доминика, оставался лишь маленький зазор пола, по которому я с трудом пробиралась до своего койко-места. Между стенкой и нашей кроватью с моей стороны было расстояние примерно полметра, образовавшееся за счет ночного столика.

В спальных сборах настроение у меня всегда падало. И связано это было не только с тем, что именно в эти моменты теснота давала о себе знать особенно сильно. Теснота «вытаскивала» из душевной памяти ощущение пионерского лагеря. А к лагерной жизни, во всех ее проявлениях, у меня было сильное  отторжение еще с детства. Жестко зарегламентированное хождение по кругу навязанных ритуалов, часто не имеющих под собой никакого здравого смысла, меня просто убивали. И чувство «попранной свободы» в моем сознании срослось с присущей этим местам торжества коллективизма теснотой.

Невеселые «лагерные» ассоциации еще больше усиливались, когда я добиралась до своего места. Мое оно было лишь номинально, так как Гейша упрямо «припарковывалась» на него, бесцеремонно плюхаясь на мои ноги. Она так и спала «на мне», до последнего дня своей жизни не признав за мной права на ее «законное» место. Впоследствии, я Гейше за это была очень благодарна, когда к весне обнаружила, что избавилась от застарелого ревматизма, мучавшего меня не одно десятилетие.

Поначалу же, поведение Гейши меня просто бесило. Но все попытки Линса перебазировать животное на другое место ни к чему не привели. Он беспомощно разводил руками, извиняясь: «Гейша слишком стара, чтобы ее перевоспитывать». Оно и верно — пустое дело дрессировать старую собаку.

В таком наэлектризованном состоянии я засыпала и в тот вечер, слыша, как ветки кустарника бьются об окно, сгибаемые сильными порывами ветра. Наша «гостья» устроилась на ночлег в соседней комнате…

Проснулась я от взрывной канонады грома, сопровождающейся пронзительными желто-голубыми бликами, ярко освещающими комнату в такт грозовых раскатов. Грозу я не боюсь, но гром был такой силы, что возникало ощущение: дом наш ходуном ходит, как во время землетрясения.

Оказалось, что проснулась не я одна. Гейша со страху перескочила к Линсу. А Кара в одно мгновение перемахнула через всех нас (и откуда только прыть-то взялась?), пытаясь укрыться от грозы у стены под моей кроватью. Так как подлезть под кровать у нее не получилось, она стала  судорожно метаться в проходе. И ее львиная морда, подсвеченная грозовыми бликами, оказалась перед моим лицом, как раз в тот момент, когда я открыла глаза. Зрелище было достойно Данте Алигъери: ну прям, «Кара небесная!» в красках и звуке. И, спросонья, я в ужасе заорала благим матом, чем перепугала всех еще больше.

Когда же я поняла, что происходит, со мной случилась истерика. Я взахлеб рыдала от того, что мне ни днем, ни ночью просто некуда деться от этого караван-сарая. А мечущаяся Кара, то и дело, надвигалась на меня «крупным планом». Линсу пришлось притащить из кладовки лист фанеры, чтобы оградить меня от Кары. Так мы с ней и спали потом всю неделю, разделенные фанерным барьером. Кара, натерпевшись в эту ночь страхов, не нашла для себя в нашей квартире более безопасного места.

Когда мы рассказали об этом «ночном кошмаре» фрау Биссиг, она долго извинялась за свою собаку и возместила мне нанесенный Карой моральный ущерб, заплатив 100 франков. Я отказывалась брать деньги, ссылаясь на то, что животному было гораздо тяжелее, чем мне самой в ту ночь, хотя бы потому, что у него нет возможности осознать происходящее. Но фрау Биссиг была непреклонна. Деньги мне пришлось принять. Так, в виде «расплаты» за грозу, я получила в Швейцарии свою первую зарплату. А, главное – поняла, что покой человека здесь ценится.

Следующая глава: Глава 19 «Красный день календаря…»

__________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/mi-s-toboi-gromo-otvodi.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Один комментарий к записи Глава 18 «Мы с тобой громоотводы…»

  1. Елена:

    Очень хорошо пишите — легко, с юмором. Просто погружаешься с головой в перипетии Вашей жизни и приходит ощущение, что сама это все переживаешь и ощущаешь (хотя не люблю читать с экрана)
    Успехов Вам.
    Елен

Оставить комментарий