Глава 10 Мой «шоколадный заяц»


Предыдущая глава: Глава 9 «Красная роза – эмблема любви»

sir-v-shokolade-moya-jizn-v-schweycariii

Глава 10. Мой «шоколадный заяц»

Утром, открыв глаза, я увидела зайца. Да, огромного зайца из черного шоколада. Я поняла, что он приготовлен для меня — Линс признает лишь молочный шоколад. «Как мне повезло, — подумала я, — что пасхальным символом в Европе являются зайцы, а не коты!». Иначе, пришлось бы мне встретиться нос к носу с черно-шоколадным котом.

А это – уже не просто традиционное праздничное лакомство, но и плохо зарекомендовавший себя знак судьбы. И если он Вам «сигналит» в первый же день романтической поездки к мужчине «Вашей мечты», то ее сценарий может оказаться отнюдь не Вашим с ним, мужчиной, то есть, совместным творчеством. От этого сценария будет «попахивать» затхлым душком древнего коллектива неудачников, в бедах которых всегда что-то или кто-то виноват, черный кот, например.

Эта мысль меня развеселила, и я стала ее развивать: чтобы подстраховаться, на всякий случай, надо бы мне поменять вкусы на шоколад. Например, полюбить молочный, как Линс, или, и того лучше, — белый. Тогда уж точно, можно будет запеть вместе с зайцами, которые по ночам косят траву: «А нам — все равно, а нам – все равно, не боимся мы волка и сову…»

В радостном расположении духа я продолжала осматривать стеллаж перед кроватью, где на средней полке стоял мой заяц. Я перевела взгляд наверх – там оказался целый Лего-космодром из «Звездных войн», а на нижней полке - семейство медведей и очень старые самодельные-игрушки, сделанные из ткани: куклы, клоуны и черепахи-подушки с вывязанными крючком панцирями. Здесь же висел мешок в виде гуся с вышитой надписью «Schlaf guet»/*, тоже ручной работы. Из него «выглядывал» рукав от детской пижамы.

В квартире, кроме меня, никого не оказалось. В ванной на стекле меня ждала приклеенная записка: «Доброе утро. Скоро вернусь с завтраком. Линс». О-о-о, подумала я, — звучит почти что, как «завтрак в постель». И, ожидая моего визави, я продолжила осматривать его жилье.

Первое впечатление о нем было более, чем странным. Вместо двух с половиной комнат в квартире оказалось, по моим подсчетам, полторы: большая комната была разделена мебелью на жилую часть, кухню и прихожую. Смежная с ней — спальня. Но, как я впоследствии выяснила,  в Швейцарии это считается, именно, как две с половиной комнаты.

Несмотря на довольно ограниченное в своем метраже пространство квартиры, в ней было много того, что, в привычном представлении, располагается в помещениях иного назначения, отличного от жилого.  Угол, образованный стеной и тыльной стороной кухонных шкафов, являл собой офис со сборным металлическим столом в форме дуги. На столе и вокруг него громоздилась вся оргтехника: комп, 2 телефона, факс, 2 принтера. Также здесь было переплетное устройство, весы для писем, типографский резак для бумаги.

А над столом во всю стену висела карта Швейцарии, утыканная флажками.  Прямо, как в полевом штабе армии, куда стекается вся информация о дислокации и передвижении войск. «Да, — отметила я, — четырехсотлетний нейтралитет не «свел на нет» боевой дух швейцарцев. Просто военная стратегия оттачивается у них теперь на других полях сражения».

На тыльной стороне навесного кухонного шкафа была прикреплена доска, какие, обычно, вешают на корпоративных семинарах. Вся доска была закрыта моими фотографиями, распечатанными на цветном принтере, увеличенными до размера А4 и обведенными в рамочку. У меня возникло ощущение, что отличалась эта картина от «военной стратегии», обозначенной на карте лишь тем, что мои снимки не были прикреплены флажками.

Под доской, на кухонном столе, я нашла бар с кофе-машиной. Тут же стоял стол с офисными стульями-креслами. И все горизонтальные поверхности здесь были заставлены шоколадными зайцами разных форматов.

Вдоль противоположной стены тянулись полки, снизу доверху заставленные папками и книгами, как в районном архиве. Все папки были подписаны. Среди них, действительно, как я успела рассмотреть, были архивы «хозяйственной деятельности» Линса за последние 10 лет и фотоальбомы.

Четвертая стена комнаты была стеклянная со стеклянной же дверью. Все стеклянное пространство было плотно заставлено комнатными растениями, которые из-за этого, по совместительству, выполняли роль оконной занавески. Завершал интерьер музыкальный центр, втиснутый между дверью в палисадник и «зимним садом», как я мысленно окрестила эти комнатные джунгли Линса.

В спальне, помимо «игрушечного» стеллажа и кровати, было 2 платяных шкафа, комод для постельного белья и телевизор, установленный на прикрученной к шкафу подвесной полке. Это, вообще, вызвало у меня неприятные ассоциации с мотелем.

Мой осмотр аппартаментов прервал вернувшийся с завтраком Линс. Он был в прекрасном настроении и сиял своей ослепительной улыбкой, как яровой клин под июльским солнцем. На его вопрос о том, как мне спалось на новом месте, я ответила, что неплохо, после того шока, который испытала в минувший вечер: «Voules-vous coucher avec moi ce soir?»/**

И добавила, что не отношусь к той категории дам, которые устанавливают временные квоты для перехода «ближе к телу», типа, через 3 недели свиданий, или через 2 похода в кино плюс 1 – в ресторан. Для меня на этом уровне близости с мужчиной важна спонтанность чувств и естественный порыв, а не ритуальный регламент. Даже, если он, этот регламент, освящен церковью или закреплен государственной печатью. Здесь для меня не может быть и речи о чувстве долга, даже супружеского. Чувство долга несовместимо с тем наслаждением, которое возникает только по взаимному желанию двоих. И суррогат тут, как и любая подделка, -  оригинала не заменяет.

И в этом вопросе мы с Линсом оказались «на одной волне» и поняли, вернее сказать, почувствовали друг друга с полунамека. Мне это потом очень помогло в принятии решения о замужестве.

За завтраком, обсуждая «шоколадную тему», я поинтересовалась: с чем связано такое скопление зайцев в и без того тесном пространстве квартиры. Постигла неудача в предпасхальном бизнесе? «Нет, нет, что ты, – замахал на меня руками Линс, — зайцев я купил исключительно для еды. Шоколад – моя страсть с детства. У меня и прозвище было «Schokima», что-то вроде «шоколадный малый». Так меня называли не только ровесники, но и взрослые. Учителя даже, сообщая моей матери об очередном инциденте с моим участием, говорили: Schokima Ваш опять отличился…»

После завтрака Линс вручил мне кошелек из мягкой черной кожи, с вшитыми магнитными пластинами (чтобы монетки не выпадали). В кошельке лежали все швейцарские денежные купюры и монеты. И сказал при этом: «Привыкай к новым деньгам. Ты должна знать, как выглядят здесь деньги и уметь различать их достоинство». В этот момент я опять почувствовала ту фатальность, которая  уже однажды посетила меня в нашем первом телефонном разговоре.

В этом жесте для меня еще раз проявился не только талант Линса в завоевании женщины, но и швейцарский менталитет как таковой, состоящий в мягкости, крайней осторожности и продуманности любого шага, в постепенном осуществлении своих замыслов, в нежелании идти напролом.

Погода за окном стояла чудесная, и мы вышли во двор. С третьего этажа дома напротив из открытого нараспашку окна нам приветливо махнула рукой женщина средних лет. Линс ей крикнул в ответ: «Grüetzi!»/***. На его приветствие оглянулась другая соседка, развешивающая белье на лужайке и тоже поздоровалась с нами. Со второго этажа слева до нас донеслось приветственное эхо квартета соседей по дому. Веселая стайка детей выпорхнула к нам навстречу из подъезда напротив, и уже целый хор подхватил местное «здравствуйте». Ба, да где я нахожусь? Ну чем не милый итальянский дворик…

Следующая глава: Глава 11 «Она – иностранка, она – интуристка…»

_______________________________

*/спи спокойно (швейц. нем)

**/ приляжете ли Вы со мной сегодня вечером (фр.) — эта невинная, по современным понятиям, песенка вызывала бури протеста среди поборников нравственности и идейных оппонентов «революции цветов» в конце 60-х годов прошлого столетия (Прим. автора)

***/привет (швейц. нем)

__________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке».

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/moi-shokoladniy-zayac.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Оставить комментарий