Глава 34 «Мороз и солнце, день чудесный!»

С.Александрова Линс «Сыр в шоколаде: моя жизнь в Швейцарии»

sir-v-shokolade

Часть II 

Глава 34. «Мороз и солнце, день чудесный!»

Уж, не знаю, было ли это простым  случайным совпадением, или все же моим «цыганским счастьем», но первая зима в эмиграции показалась мне почти полярной. Начавшись в первых числах ноября, аккурат когда я пошла работать в Бергеру, она завершилась к середине марта. Не сказать, чтобы были сильные морозы, но для меня, законченной южанки, и минус 12 по Цельсию днем – это уже стихийное бедствие. Такие холода тогда стояли  всего лишь пару недель, но я запомнила ту зиму именно так.

По моим собственным наблюдениям, такой холодной зимы в Швейцарии с тех пор больше не было. Хотя, конечно в Бернском высокогорье, где мы пережили еще  две зимы,  всегда холоднее и больше снега, чем в долинах. В общем говоря, морозные зимы не свойственны для большей части Швейцарии, благодаря уникальному расположению Альп. Они оберегают страну от мощных холодных потоков.

Но и здесь есть своя «Сибирь». Так местные жители называют местечко La Brévine в кантоне Ноенбург (Neuenburg), что расположен в западной части Швейцарии. Там в зимний период нередко столбик термометра  понижается до 35 градусов мороза. А в ту зиму 2004/2005 года был установлен новый рекорд холода -  минус 37,5. Да, хорошо, что Линс на момент нашего знакомства не проживал в этой  самой деревеньке. Если бы я  приехала к нему в  такой «мерзляк», все бы могло  в нашей романтической истории повернуться иначе…

Так вот в ту зиму, в один из безветренных солнечных дней Арлетт бросила клич нашему дворовому населению покататься на санях на импровизированной трассе с прилегающей к нашей деревне горы. Это было время школьных каникул, и Доминик тогда гостевал у нас. Нам с Линсом идея эта очень пришлась по душе, так как особых возможностей развлекать ребенка у нас не было. Лыжи и вся сопутствующая  к ним амуниция, как обычно, были приготовлены, но даже однодневную вылазку в горы мы тогда  просто не «тянули».  Да и к тому же, февраль в Швейцарии — месяц не только «лыжных отпусков», но и полного штиля в торговле. Из-за этого его здесь и называют «зимняя дыра» (потому что еще есть «летняя дыра» — июль).

В назначенное время наше семейство присоединилось к  компании «саночников», собравшихся у нашего подъезда. Подняться на гору решили почтовым микроавтобусом, до остановки которого было 10 минут пешего хода.  Наша процессия с яркими пластиковыми санями наперевес со стороны напоминала шутейную боевую дружину, в которой самой маленькой была 4-х летняя Мелани, а самым большим  — Линс-старший. Он  и замыкал собой шествие. Рядом  с ним  размеренно и явно без спортивного энтузиазма семенила старушка Гейша.

Сам по себе автобусный маршрут был короткий, но поднимались мы  по горному серпантину довольно долго, так как по обе стороны дороги то там, то сям были разбросаны жилые дома. И автобус останавливался  у  каждой усадьбы, а водитель-почтальон разносил корреспонденцию.

В автобусе наша команда заняла почти все сидячие места, и он напоминал собой  многоцветный птичий базар на колесах – на четверых взрослых в нем оказалось шестеро детей и двое подростков. Дети что-то наперебой щебетали, смеялись, хрустели обертками от печенья и шоколада. И все это на фоне ослепительно ярких лучей солнца, буквально пробивающих собой оконные  стекла, создавало настроение праздника жизни.

Несмотря на благостную негу под щедрым альпийским солнцем, я все же отметила для себя, что все дети были одеты в лыжные костюмы. Точнее, почти все… Линс-юнга не удосужился облачиться в оный. Я во время наших сборов было открыла рот, что-де надо одеться по погоде. Но меня никто из домашних всерьез не принял. «О, опять ты за свое,- протянул с нарочито скучной миной на лице Линс-старший, — сколько тебе говорить о том, что мы – швейцарцы, а не жители знойной среднеазиатской пустыни. У нас совершенно другое ощущение температуры. Пойми же, наконец, когда ты коченеешь от холода, нам всего лишь прохладно. Поэтому оставь нас, пожалуйста. Мы сами разберемся, во что одеться». Что ж, было бы сказано… Я ретировалась.

И  лишив меня права голоса (а это право, к слову сказать, тут за женщинами признано не так  уж давно, всего 40 лет. И многие к этому праву еще даже привыкнуть не успели), Линсы, папа и сын, собрались, как «морозоустойчивые» жители Альп: без шапок, перчаток, шарфов, в куртках нараспашку и джинсах. И в этом автобусе, на фоне всех остальных «не типичных» швейцарцев, наши бравые альпийцы выглядели так, что мне очень захотелось  в голос пропеть «безумству храбрых…».

Добравшись, наконец, до пункта назначения, мы дружно высыпали из автобуса. Я осмотрелась по сторонам. Опушка леса меня поразила своей картинной красотой: могучие ели стояли все в снегу, а голый кустарник, покрытый снегом, в котором играли лучи солнца, походил на затейливое морозное кружево. У меня, чей глаз тогда еще не особенно привык к лесу вообще, а к его зимнему убранству и подавно, от всего этого нерукотворного великолепия просто дух перехватило.

А когда я прошла буквально несколько метров по небольшому плато, где был расположен этот лесок, то увидела открывшуюся с горы панораму Тунского озера, обрамленного заснеженной цепью Бернского высокогорья… Такое нужно увидеть своими глазами — описывать просто просто невозможно. Хотя нет, созерцая озеро, я вспомнила одно упражнение из йоги: «представьте себе, что вы летите с парашютом, не нажимая на  его спусковой крючок». Я так и стояла в этом медитативном ступоре.  Конечно же, забыв и о санях, и о том, зачем вообще сюда попала.

А дети, ловко упаковав себя в  пластиковые «мыльницы»,  сразу же устроили гонки. Линс-старший от них ни на йоту не отставал и смотрелся на явно маленьком для его размеров пластмассовом корыте, как волк, гоняющийся за зайцем из  культового мультфильма «Ну, погоди!». Но он был счастлив при этом не меньше своих  малолетних сотоварищей-«саночников».  Линс умеет заразить своим настроением, и я тоже решилась спуститься разок с горы. Правда, не на модном пластике, а на классических санях из моего детства.

katanie-na-sanyah-v-shveycarskih-alpah

Одного спуска мне хватило с лихвой: с непривычки гора мне показалась очень крутая, и было сложно управлять санями, когда вокруг, того и гляди, кто-нибудь в тебя врежется на своей цветной «летающей тарелке». Поэтому  возникающая в душе радость свободного скольжения была сильно уравновешена постоянной опасностью столкновения с соседом по трассе и снежными вихрями, которые он образовывал. Да,  видать, стара я для таких забав. К тому же, зиму я  воспринимаю больше эстетически, как смену природных декораций и хорошее дополнение к рождественским таинствам. И мне больше нравится наблюдать за ней из окна, в тепле.

Через пару часов набежавшие облака заслонили собой солнце, стало резко холодно. Мы засобирались домой. И спускаться к нашей деревне надо было уже пешком, а не автобусом. Женская команда «саночниц» двинулась «гуськом» по обочине проезжей части. Мальчишки же , как обычно, собрались напрямую «прорезать» серпантин дороги на санях. Линс тоже присоединился к ним, так как Доминик не мог отстать от товарищей.

И все бы ничего, если бы наш юный альпиец без шапки и перчаток и с промокшими в коленках джинсами не замерз так , что не мог скрыть дробь зубов. Да и руки у него практически ничего чувствовали. Но тем не менее он, решая, как  ему добираться вниз, все же стоял, задерживая весь свой «мужской круг».

Поняв в чем дело, я подошла к нему и молча, со спокойной уверенностью одела на его голову свою флисовую лыжную шапку. Потом стала осторожно растирать ручонки, согревая их в своих ладонях. Доминик было попытался оттянуть руки и сорвать с головы  мою шапку, но во взглядах ожидающей его детворы прочел одобрение моих действий и, вместе с тем, нетерпение, надо же спускаться. Да и пошедшее по телу тепло взяло верх над его мальчишеским бунтом. Он  его, мое тепло, принял в буквальном смысле этого слова,  как и еще теплые от моих рук перчатки. Без них он просто не смог бы управлять санями при спуске.

Вся эта сцена  на глазах  всей «саночной» публики длилась не более пары минут. Но именно она, никем не срежиссированная пауза в этом спонтанно возникшем «прогулочном сценарии», очень многое изменила в наших с Домой дальнейших отношениях. Лед недоверия ко мне с его стороны треснул, без всяких слов и объяснений.

продолжение >>

______________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы:   http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/moroz-i-solnce-den-chudesniy.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике  >>  

5 комментариев к записи Глава 34 «Мороз и солнце, день чудесный!»

  1. Natalia Moll:

    Твои отрывки из книги пишутся всё более профессионально — с метафорами и описанием природы и с большим чувством.Читаю всегда с удовольствием!

    • Наталья, зная, что Вы тоже работаете над книгой, хочу поделиться своими само-наблюдениями: удивительно, но даже в таком сугубо творческом процессе, как писательство, систематическая тренировка дает свои результаты. Хотя переход от рассказа реальной истории к ее литературному изложению для меня лично оказался очень сложным.

      В какой-то момент у меня возник внутренний барьер: легкость, с которой я писала первые главы книги куда-то улетучилась. И стало, действительно, очень сложно «продираться» к тексту.

      Спасло меня лишь то, что я начала публиковать книгу до ее завершения. Что называется, «сожгла мосты для отступления». А это срабатывает в любом деле: двигаться вперед, так как назад дороги нет.

  2. Нина:

    Откровенно говоря,Светлана,не ожидала,что с таким захватывающим интересом прочитаю главы Вашей книги.По образованию я — филолог,и пришлось много «перелопатить» разного рода произведений.А живым,образным языком обладает не каждый,даже известный писатель.Во-всяком случае,иногда скучно читать некоторые места и описания.У Вас же — ни на секунду не могла оторваться от созданного передо мной мира событий,переживаний,сомнений,исканий.Я там присутствовала, ощущала, наслаждалась меткими эпитетами и сравнениями,явно видела картины,созданные душой и сердцем.
    Некоторые места просто завораживали и приводили в восторг! Надо обладать Вашим даром,чтобы подобрать слова восхищения!

    • Нина, услышать такой отзыв о моей книге от филолога дорогого стоит. Спасибо Вам.

      А пишу я, действительно,сердцем и душой, так как мне не ведомы законы литертурного «цеха». И поэтому ощущаю себя скорее рассказчиком, нежели писателем. Рассказчиком того, что со мной на самом деле произошло, и как все это было пережито.

  3. Charl:

    Очень интересно. Большое спасибо за Ваши рассказы!

Оставить комментарий