Глава 24 «У меня зазвонил телефон…»


Предыдущая глава: Глава 23 «Viva, mamma Italia!»

sir-v-shokolade

Часть II

Глава 24 «У меня зазвонил телефон…»

Если театр начинается с вешалки, то бизнес, уж точно, – с секретаря. И если с «бумажной» работой и маркетинговым творчеством у меня особых сложностей не возникло, то языковой барьер с «кавалерийстского наскока» взять мне не удалось. И причин этому была уйма.

Я же приехала в Швайц, почти не зная немецкого языка. А посещать  лингвистические курсы, как я уже писала, возможности у меня не было. Линс в изучении его родного языка тоже оказался мне «не помощник». Он, вообще, наотрез отказался переходить на немецкий в нашей повседневной жизни,  заявив: «Общаться на неизвестном тебе языке рискованно в период «притирки» друг к другу, а мы, все-таки, — молодожены. К тому же, для тебя здесь все ново. И даже в быту тебе нужно заново компьютер освоить, всю домашнюю технику, чтобы не сгореть самой и не взорвать чего-нибудь. Так что, давай пока продолжать говорить по-английски».

Этот страх Линса обучать меня немецкому на практике нашей жизни показался мне тогда экзотическим. Ну кто думает о возможных проблемах непонимания в первые месяцы совместной жизни, когда обретенное семейное счастье кажется таким чрезвычайно естественным и поэтому абсолютно бесконечным? Пытаясь понять этот страх Линса, я еще раз убедилась, как небезопасно для жизни романтизирован «наш» менталитет: мы все «по уши» — в своих высоких чувствах и утонченных эмоциях. Слава Богу, что мой муж – швейцарец, он автоматически взял на себя ответственность и за развитие наших с ним отношений, и за мою жизнь, когда я оказалась в совершенно новой обстановке.

Так что мне пришлось искать, а иногда и создавать самой, условия для языковой практики на немецком. В нашей деревне, к слову сказать, реализовать это было далеко не простым делом. Везде, где бы я ни появлялась: на почте, в магазине, на вокзале, даже на прогулке с Гейшей среди фермерских полей, около меня обязательно оказывался хотя бы один человек, владеющий английским.

Знание нескольких иностранных языков –  еще одна характерная черта  швейцарцев. И если Вам не нужно изучать немецкий, то эта страна — просто рай для иностранцев. Мною же эта ситуация воспринималась тогда как дополнительное препятствие: только я открою рот в попытке что-то произнести по-немецки, люди, завидя мои потуги и уловив акцент, сразу начинали перебирать известные им иностранные языки, чтобы помочь мне, «страдалице».

Когда же, несмотря на этот форменный «языковой саботаж», мне все-таки удалось научиться внятно проговаривать фразу: «Пожалуйста, говорите по-немецки, должна же я когда-нибудь его освоить», стало легче. Люди уважительно относились к моей просьбе и помогали правильно строить фразы, подбадривали. И всегда искренне восхищаясь, хвалили мои, даже самые маленькие, успехи.

Деревня здесь, вроде бы, живет своей собственной жизнью и не выказывает  особого любопытства к тебе со стороны односельчан. Но ты все равно под пристальным вниманием каждого, хотя оно, внимание это, здесь не так заметно и императивно, как, скажем, у подъезда многоквартирного дома где-нибудь в Урюпинске или Сумах. Люди везде одинаковы, только проявляют свою суть по-разному.

И все было бы ничего, если учить мне пришлось бы литературный немецкий, или как его здесь называют «Hoch Deutsch». Но на то он и литературный, чтобы встретить его можно было только в соответствующих изданиях. Его-то и в Германии не везде найдешь. А в Швейцарии  - и подавно, сплошь диалекты, по которым, со временем, можно изучать географию местного народонаселения.

Действительно, в разговоре ты начинаешь угадывать в собеседнике неторопливого и ностальгически-умилительно картавящего берниша (здесь тот незабвенный «фефект фикции» — языковая норма), сочно и узнаваемо интонирующего базлера, трещащего пулеметной очередью люцернера, и, конечно же, крикливого и спесивого цюрхера.

А в целом, «швицер дюч», как называют свой язык сами швейцарцы, «нашим» ухом воспринимается как одесско-еврейская-казачье-станичная версия немецкого. Это обстоятельство у «нашего» человека, гордящегося своей культурностью и образованностью (а чем нам еще гордиться-то…), на первых порах, вызывает недоумение сноба. Особенно остро это ощущается, когда слушаешь по телевизору жуть как серьезные политические дебаты. И на них какой-нибудь уютный дядечка из правительства что-нибудь выдает в палитре шолоховского деда Щукаря. Да, к этому надо привыкнуть.

Но, поначалу, все эти тонкости швейцарского местечкового говора тебе не заметны. Можно сказать, вообще ничего не заметно, как будто и не немецкий язык это вовсе. Скорее, что-то южное, из романской языковой семьи, ввиду сравнительно быстрого темпа и слитности речи, и, в то же время, срезания окончаний. «Боже мой,- думала я в тоске и оторопи, — как это можно выучить?»

Здесь стоит заметить, мой читатель, что, именно из-за этой скороговорки языки романской группы, мне вообще не даются. И дело здесь не в особенностях моей памяти. Скорее, - в основательности и медлительности, присущими моему астрологическому знаку, Деве. Мы, Девы, ведь, принадлежим к земной стихии. Вот и сказываются на нас законы гравитации. Быстрый темп и слитность незнакомой речи у меня напрочь отключает ее восприятие.

Также, я нашла этому еще одно объяснение: несмотря на то, что я – «Средняя Азия» (как меня называет Линс за «теплолюбивость» и постоянную готовность обо всех заботиться и за всех переживать), по складу ума, мне ближе северные народы с их менее эмоциональной речью и дискретностью словарного потока.

И именно в таком «кондиционном» состоянии я оказалась секретарем нашей семейной фирмы. Естественно, на меня «упал» телефон во время отсутствия Линса. То, что отвечать мне предстояло не просто на частные звонки, а любой мой телефонный разговор имел свою исчисляемую в деньгах цену, «загрузило» меня по полной. И если в условиях непосредственного общения я искала возможности с кем-то поговорить и активно шла на контакт на немецком, то телефон, ввиду моего «секретарства», превратил меня в комок страха и неуверенности.

Я шарахалась от каждого телефонного звонка и автоматически, совершенно не замечая этого, придумывала какую-то объективную причину своего «отсутствия» рядом с этим окаянным аппаратом: меня нет! Я сейчас в туалете, я в цокольном помещении белье развешиваю, а с Гейшей гуляю и т.п. и т.д. Лишь бы не поднимать телефонную трубку!

Линс ничего не замечал, так как звонки со стационарного телефона проходили на его мобильник. Мне же, после каждого «пропущенного» звонка, становилось очень стыдно за явно не взрослое поведение. Я мучилась угрызениями совести и уговаривала себя: «В следующий раз обязательно на звонок отвечу». Но все неминуемо повторялось…

Неизвестно, сколько бы продолжалась эта мучительная «беготня» от телефона, если бы Линс не поймал меня «на месте преступления», приехав как-то домой неожиданно рано. Зайдя в квартиру, он увидел меня, сидящей за офисным столом перед монитором. Рядом пожарной сиреной разрывался телефон, а трубку я не брала… Здесь мне пришлось признаться мужу в моих страхах. Линс же никак не мог понять, а чего, собственно, я боюсь, так как я никогда не избегала возможности поговорить по-немецки.

«Знаешь, — задумчиво сказала я ему, пытаясь как можно точно передать свое внутреннее состояние, -  когда я оказываюсь в роли секретаря, то на первый план выходит не желание овладеть немецким, а страх произвести невыгодное впечатление о нашей фирме. Когда я почти не понимаю, что мне говорят и в ответ убого строю фразы, что человек на «другом конце провода» может обо мне подумать? Только одно: сидит «на телефоне» в этой фирме какая-то обезьяна. Значит, и фирма не заслуживает серьезного к себе внимания. И мы теряем клиентов, а, значит, — и доходы. А доходы наши — не такие уж большие, чтобы ими поступаться, оттачивая языковые навыки».

obezyana-s-telefonnoy-trubkoy

Линс на мои откровения отреагировал очень неожиданно: «Знаешь, даже с большими деньгами невозможно быть счастливым человеком, если твою душу разъедает страх и стыд. В то же время, я тебя понимаю: в один день язык не выучить. Но три фразы одолеть все же реально. Я тебе их напишу. Если ничего больше сказать не сможешь, то этого будет вполне достаточно, что и «волки были сыты, и овцы целы».

Линс взял блокнот и написал первую фразу: «Bestway, здравствуйте!», добавив: «Это ты проговоришь, когда снимаешь трубку. В ответ услышишь какую-нибудь тарабарщину. Не смущайся, а говори вторую фразу. Вот она». И записал в блокноте: «Господина Линса в данный момент в офисе нет. Перезвоните ему на мобильный по номеру …» Последнюю фразу я составила сама: «До свиданья!»

«Да, правильно, — закивал мне Линс, — Теперь, как зазвонит телефон, бери  блокнот и читай эти фразы во время пауз твоего собеседника. И помни, что прочитав все три фразы, ты свою секретарскую миссию выполнила». С такого «автоответчика» я начала избавляться от своего «телефонного» страха.

Блокнот этот я еще долго держала рядом с телефонным аппаратом, пока не почувствовала, что могу проговаривать эти фразы спокойно, и даже с игривым выражением, и без него. Так ушел страх и со временем появилось желание что-то сказать позвонившему «не по бумажке». Дальше – больше: и заказы сама стала принимать, и даже «торговать» научилась по телефону.

Но самым главным уроком, который я извлекла из этой «страшной» истории, явилось то, что именно тогда я поняла: даже маленькая победа над собой дороже любых грандиозных финансовых успехов. Она  дает истинное человеческое счастье – обретение согласия с самим собой.

Следующая глава: Глава 25 «Вот такая вот зараза, девушка моей мечты…»
____________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/u-menya-zazvonil-telefon.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Один комментарий к записи Глава 24 «У меня зазвонил телефон…»

  1. Полина:

    Вот кстати отличная глава — у меня, честно говоря, до сих пор присутствует страх поднимать трубку стационарного телефона. Т.к. людей у нас живет много, и тремя фразами не отделаться. Хотя можно ведь так же отвечать — мол, перезвоните на мобильник? :D Есть ли какая-то более подробная информация в журнале на эту тему?

Оставить комментарий