Глава 13 Ветер перемен

Предыдущая глава: Глава 12 «Весенний призыв»

sir-v-shokolade

Глава 13 Ветер перемен

Вечер, проведенный с четой Штутсов, внес серьезные коррективы в программу последних дней моей поездки. Вернее, их внес Линс, в нарушение всех взаимных договоренностей. Правда, сделал он это по-швейцарски дипломатично, по дороге домой заявив, что завтра отменяет все дела. И мы поедем в Балленберг: нельзя же, посетив Швейцарию, не побывать в ее самом «швейцарском месте».

Я не стала противиться этому резкому туристическому «виражу», изменившему наши прежние планы. Тем более, что получила уже достаточно информации о рабочих буднях Линса. К тому же, я ждала от него решительных действий: было очевидно, что толки Штутсов о состоянии его бизнеса очень задели Линса. И был момент, когда он выглядел  совершенно беспомощно в попытках убедить их в своей правоте. Я же, несмотря на все свои страхи и смятение, почувствовала в этом его силу.

Линс понимал «зарплатный» образ жизни Штутсов, а для них дух предпринимательства, которым жил их давний друг, был неведом. И они пытались при каждой встрече, как я это выяснила впоследствии, наставить его «на путь истины». Все бы ничего, Линс привык к этим риторическим дебатам, длящимся уже не одно десятилетие. Но тогда, когда я должна принять решение, оставаться ли мне с ним, или наши пути разойдутся через несколько дней, эти разговоры выглядели для Линса далеко не безобидными. Он был по-настоящему зол на Штутсов: «Ох, эти швейцарские «Bünzli!“*/

И погожим солнечным утром, как всегда втроем, мы покатили в Балленберг. От деревни Линса, по швейцарским меркам, добираться было не очень далеко, этак час езды на машине. Она, как и всешвейцарский краеведческий музей под открытым небом, располагалась на Бернском высокогорье.

Оно, и по сей день, является для меня красивейшим местом в Швейцарии. Уж не знаю, связано ли это с тем нашим романтическим путешествием, или же впечатления, возникающие при встрече с чем-то новым и непривычным, всегда остаются в памяти особенно яркими и насыщенными. Этим они очень схожи с пронзительными и захватывающими, от избытка чувств, дух воспоминаниями детства.

По пути мы остановились в Аарском ущелье и прошли вдоль реки, заточенной между двумя скалами. В узких расщелинах, где скалы почти сходились друг с другом, было ощущение, что продвигаешься по пещере с разверзнутой над головой трещиной. А там, где скалы расступались, река приобретала вид озерца с бьющимся сверху водопадом, по обе стороны которого на скалистых, почти вертикальных склонах гор росли деревья и кустарники. Зелени на них еще почти не было, как и травы на скалах. Своей хрустальной прозрачностью и аскетичной пастелью серо-голубых тонов эта картинка походила на полотна Врубеля.

«И на камнях растут деревья…», — вспомнила я. Их тоже сюда ветром занесло, они  проросли и прижились. И, хоть, это необычно для нашего глаза, видеть белоствольную березку, символ средней полосы России, растущей на скале, она, здесь в Альпах, весело шелестит ветками, купаясь в лучах ласкового весеннего солнца. Как будто шепчет мне: «Не бойся, тебе здесь будет хорошо».

i-na-kamnyah-rastut-derevya

«А почему бы мне не попробовать «пересадиться» на другую почву? Да и не в первый раз на моем жизненном пути оказывается такая скалистая «вертикаль», — мысленно рассуждала я, скользя взглядом по контуру горы. – «О, наконец-то, первый жизнеутверждающий знак за последние два дня». Я с удовольствием поймала себя на этой мысли: кажется, я преодолеваю гравитацию «Зазеркалья».

А мы уже ехали дальше. Линс мгновенно почувствовав смену моего настроения, заметно оживился и весь оставшийся до Балленберга путь  увлеченно рассказывал мне о этом уникальном в своем роде музее. От него я узнала, что в этот живописный уголок Швейцарии были со всей страны свезены и восстановлены до мельчайшей черточки и дощечки все постройки, отражающие культуру, ремесла и быт народа, от самых древних избенок, до каменных домов 19-го столетия.

Когда же мы оказались на месте, увиденное превзошло все мои ожидания: музей был живым. Да, здесь все было, как в обычных крестьянских подворьях, горных шале, жилых домах и городских постройках. Вокруг мирно паслась, довольно чавкала и весело кудахтала живность. В палисадниках перед домами и на подоконниках всем буйством весенних красок радовали глаз цветы. Все было ухожено и пострижено такой же хозяйской рукой, как и в соседней деревне.

Здесь также можно было наблюдать за живыми картинами истории местного быта: работала мельница, опьяняюще пахло свежеиспеченным хлебом из крестьянской пекарни, сыроварня «резала нос» пряным запахом сыра, а в колбасном цеху были зазывно развешены мясные деликатесы. Тут был и гончар за кругом, и кузнец у наковальни, и пряха, и вышивальщицы. И все можно попробовать, посмотреть, пощупать и, конечно же, приобрести в качестве сувенира на память.

Мы подошли к старинным каруселям, на которых вращалась весело щебечущая ребятня, в них я увидела еще один добрый знак. Мне вспомнились карусели из фильма «Мери Поппинс, до свиданья!», и я подумала: «Может быть, в мою жизнь как раз сейчас и пришел тот самый «добрый ласковый ветер перемен»? Для большей убедительности я даже прокатилась на этих каруселях: нужно же его, этот ветер, не только осознать, но и почувствовать всем своим существом. Спустилась я с каруселей уже другим человеком: да, все будет хорошо!

Но, как говорится, в каждой бочке меда есть ложка дегтя. Когда мы осматривали парикмахерскую начала прошлого века, у меня, ни с того, ни с сего, вырвался вопрос: «А цены на парикмахерские услуги в Швайце тоже сохранились также хорошо, как этот старинный салон?»  Линс ответил: «Нет, цены стали другие, как, впрочем, и стоимость жизни. И ее качество. В этом швейцарцы преуспели за последнее столетие», — и, помедлив, добавил: «Поэтому нет смысла сравнивать цены. «Отключи» это, пожалуйста, при принятии решения. Сегодня вечером ты должна мне его сообщить».

Ужинали мы в саду, в воздухе запах полевых цветов и свежескошенной травы смешался с дымком от гриля: Линс - мастер жарить мясо на решетке. Было тихо, и от этого как-то торжественно. Пристально посмотрев мне в глаза, Линс сказал: «Света, ты мне очень дорога. Поэтому не играй со мной». Сказал он эти слова так, что у меня мурашки по телу пробежали. И после довольно длинной паузы продолжил: «Мне будет очень больно. Если я тебя в чем-то не устраиваю, так и скажи, и мы расстанемся. Но не превращай мою жизнь в ожидание встреч с тобой и постоянные переезды друг к другу».

Эти слова определили мой жизненный выбор. И уже утром следующего дня я сообщила родителям о нашем с Линсом решении пожениться. Счастливый Линс повез меня покупать мне свадебный подарок - часы. Я выбрала маленькие строгие Tissot на черном кожаном ремешке. Он их одел мне на руку и произнес: «Теперь для тебя начинается новое время – «швейцарское», и часы, должны быть соответствующими, точными и надежными».

Обручальное кольцо мне отлил наш друг Беат, у которого было ювелирное ателье в пригороде Берна. Когда в последний, перед моим отъездом, день мы приехали к нему забирать кольцо, в ателье застали и его жену Амалию, с которой мы уже прежде виделись и подружились. Ее запястье украшали часы, обрамленные веткой с инкрустированными в ней камнями, истинное произведение ювелирного искусства.

Поймав на своей руке мой неприлично долгий взгляд, Амалия задорно мне подмигнула: «Что, понравились часы? Мне их подарил Беат в день десятилетия нашей свадьбы». «Да, — отметила я про себя, — швейцарские часы такие дорогие, не только из-за качества своего изготовления. Они, отстукивая ритм времени и показывая его течение, еще являются и хронометром семейного счастья».

Тут следует заметить, что Линс все еще не верил до конца в это самое счастье, несмотря на полученное от меня «да». Чувствовалось, что он сомневается в моей безоговорочной готовности к бракосочетанию. И это,  несмотря на то, что мы и местный ЗАГС посетили, где меня снабдили целой библиотекой информации об этой процедуре в швейцарском «исполнении». Среди буклетов были и те, которые рассказывали о международном случае брака на территории Швейцарии.

В моих глазах, наша романтическая история, начавшаяся в виртуальном пространстве, стала обретать свое конкретное и бумажно-юридическое воплощение. Для меня, но все еще не для Линса. Он облегченно вздохнул, лишь когда я в сборах домой оставила все свои вещи у него, сказав: «Что их возить-то туда-сюда? У нас там уже лето, и все, что я привезла сейчас, мне там уже не пригодится». Линс счастливо просиял и вытащил из шкафа огроменный «семейный» чемодан, который я увезла практически пустым, загрузив лишь сувенирами.

Следующая глава: Глава 14 «Уходит бригантина от причала…»

____________________________________________________________

*/ Этим словом швейцарцы иронично называют своих образцовых представителей, этаких носителей «супердобродетелей», считая, что все достоинства менталитета в концентрированном виде превращаются в недостатки

__________________________________________________

Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал «В загранке» .

Адрес главы: http://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/veter-peremen.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Один комментарий к записи Глава 13 Ветер перемен

  1. Полина:

    Какая прелесть… Мне после этой главы безумно захотелось приехать в Швейцарию и посетить это место :)

Оставить комментарий