Абсурд, или весна № 46

Алла Ройтих «Одноклассники.Ру» — Глава 11-я

alla-roytih

Новая повесть Аллы Ройтих о причудах судьбы, эмиграции, душе и общении в эпоху интернета, объединяющего каждого из нас со всем миром и в то же время оставляющего наедине с собой в поисках внутренней гармонии

Предыдущая глава

Глава 11. Абсурд, или весна № 46

Есть благополучные. Им Крым, Рым и другие ловушки Ада даже в ночном кошмаре не виделись, и эта история покажется сказочным коктейлем из мыльных опер, криминальных сводок и нездоровой психики рассказчика. Но есть и Богом избранные. Те, кто прошел огонь, воду и медные трубы и знает, что правда порой бывает причудливей самой изощренной лжи. Ибо мир — хаос, прилипание к стабильности губительно, и вопрос ПОЧЕМУ? тут неуместен…

На Родине

Как правило, на пути каждой Богом избранной женщины случается подлец. У особо «счастливых» – даже несколько, как у моей однокурсницы Оли: ее к сорок шестой весне предали оба супруга. Обоих она любила, обоим верила… Если Бог дает испытания по силам, в ее случае — явный перебор!трудная жизненная ситуация

С первым пятнадцать лет прожила в любви и покое. Работать не пришлось: муж успешно занимался каким-то бизнесом на сером рынке. Ездили отдыхать, вили гнездо, собирали гостей, растили сына Гошу. Помню, она пела нам на девичнике, счастливо сияя: «Он словно смотрит в мою душу, читает в ней! Как-то зимней ночью я проснулась, озябнув, а от него шло уютное тепло. «Обнял бы, что ли!» — пронеслось в голове. И вдруг чувствую – обнимает!!! Я не произносила свое желание, а только подумала! Он спал, по лицу ничего не мог прочесть»…

В один страшный день все прекратилось: муж cказал, что любит другую, подает на развод и чтобы она даже не смела заикаться об алиментах. Очень искренний, камня за пазухой не держал, сразу дал им по голове — почти насмерть… Она только закрывала лицо руками и восклицала: «Боже, боже, какой ужас!» Но он был груб, чуть не прищемил ей нос дверью, которую второпях захлопнул — куски стен посыпались… Жизнь, что же ты так?!. Полу-бандит, с колючим характером, вырос на улице, всю жизнь был связан с мафией, она его боялась. Но разве мафия своих наследников бросает без копейки?

Так в 34 года Ольга столкнулась с абсурдом №1.

Развод был длинный и нервный. После него добрая молва донесла подробности: новой пассии 22, она из провинции, учится в вечернем университете на детского психолога, а утром где-то тяжело трудится. Жила до судьбоносного знакомства в  каморке под лестницей аварийного дома. Олин гад ее «снял» на автобусной остановке и проникся серьезным чувством. Везде возил, таскал к общим с Олей друзьям. Те возмущались, но молча: надеялись, что новоявленный Казанова переболеет и вернется в семью. Интересно, что с Олей муж был абсолютно таким же, как и в их счастливые времена!!! Не скажи он об уходе, ни за что бы не догадалась! А кроме того, как женщина без сердца может быть детским психологом? Абсурд №2…

Человек есть только сам у себя, не более и не менее. От любви до ненависти — один шаг. И до равнодушия (а это еще больнее) — тоже.

Распотрошив копилку и отправив Гошу к своим родителям за город, Оля на полгода взяла отпуск без содержания: не могла ни есть, ни пить, ни спать, тело и душа оледенели, казалось, навечно. Каждая песчинка напоминала об этом, каждый звук… Все!!!

Надо уехать. Навсегда, очень далеко. Родители? Она подумает об этом завтра, по примеру своей любимой Скарлетт О’Хара. И, в конце концов, там ее сестра с ними рядом живет…

Родину одолевал Великий и Ужасный капитализм, жить становилось все сложнее, удавка цен стягивалась все туже, все искали пути для побега. Оля по наводке подруг зарегистрировалась на международном сайте знакомств. Наводка оказалась грамотная, очень не дешевый сайт того стоил: там искали женщину умные, интересные и веселые люди с активной жизненной позицией, обеспеченные материально, привлекательные не только внешне, но и географически: из Англии, Франции, Бельгии, Швеции…

Фото Ольга сделала в профессиональной студии, анкету ей заполняла известный в городе спец по этим делам. Ну, а внешность… Бывают милые мордашки, похожие на маленьких зверьков, с которыми мы носились в детстве: забавных птичек, хомячков, белочек. А мужчины очень любят юмор! У Оли была именно такая смешная мордочка сонной морской свинки, а ноги, плечи, шея, пластика настолько красивы, что художники в молодости часто приглашали ее позировать. Шапка золотых волос, нежная кожа… Потенциальные партнеры тянулись всеми фибрами через тысячи миль… и отсеивались, натыкаясь на боль, которая все еще жила в вопросах ее и ответах, в реакциях на мужские неловкости… («Неуклюжее ухаживание, в сущности — признак искренности! Ольга, тебе везет!» — прыгали вокруг подруги… и прибито притихали, узнав об очередной неудаче.) Кому в наше прагматичное время нужна женщина c  душевным надрывом? Тут наличие здоровой души не всеми одобряется! Умом Ольга это понимала, но… ЭМОЦИИ, ПРОКЛЯТЫЕ ЭМОЦИИ — КУДА Ж ИХ ДЕНЕШЬ?

Ее спас абсурд №3 (в положительном контексте это правильнее назвать чудом). Однажды все суетное и бесполезное из прошлого вдруг отвалилось, как старый хвост ящерицы. Один раз живем! Надо брать быка за рога, судьбу за крыло, а всех остальных — за все остальное! Ее общение с французом Мартином началось под этим девизом и через полгода привело его в наш город.

До мозга костей аристократ, он поражал манерами и эрудицией. Высокий, красивый, породистый, сероглазый, молодой — всего 42 года, раньше не был женат — мечта!

pontiacОни заболели друг другом, он прожил у нее две недели, восхищая и восхищаясь, влюбил в себя всех ее дальних и близких, целовался с ней на всех светофорах (взял напрокат роскошный красный «Понтиак» и летал по нашим кривым дорогам блестящей заморской птицей). А ночью они пили французское вино и улетали в эротические дали…

Ключевым моментом в Олиной судьбе стало посещение Мартином местного общественного туалета: вышел оттуда бледнее мела, глаза чуть из орбит не выкатились! Ночью отменил эротический полет: в нужный момент не сработали нужные рефлексы. Потом плохо спал, а наутро шепнул, что «хочет быстрее увезти свою будущую жену и ее сына из этого грязного логова в нормальную жизнь, которой они заслуживают».

Бывший муж довольно улыбался, подписывая разрешение на выезд Гоши: детскому психологу, тогда уже беременной, больше достанется (Если снова не попутает ее мужчину любовная свинка)…

Во Франции

Господи, Франция! Дух захватывает! Это была ее земля, с каждым шагом Ольга чувствовала ее радостное приветствие, обещание оправдать все самые смелые надежды.

Чистые улицы и дороги, даже самые их запущенные уголки. По ним ходят красивые люди со светлыми лицами. Музыка, изобилие, оживление, соревнование оригинальных дизайнов, и хочется побывать абсолютно во всех сияющих соблазнами барах и кафе… И они с Мартином добросовестно это делали, и хотели постоянно слышать друг друга, видеть, говорить, и телефоны друг друга знали наизусть, как 911,- а не автоматически выуживали их из памяти мобильного…

Он искренне ею восхищался: все у Олечки необыкновенное, начиная с пышной груди и кончая идеями. Такое благоговение перед любимой было главной традицией его семьи. Была красивая свадьба и медовый месяц на севере Италии, а через два года Ольга сообщила, захлебываясь радостью: беременна. Появилась дочка Одетт – пухлая розовая копия отца. В семью Шарзи новые русские родственники влились в один момент, как родные.

Семь лет пролетели спокойно и размеренно. Оля занималась собой, обедом, домом и детьми, ублажала мужа: по вечерам, когда он, усталый, возвращался с работы, играла ему на белом рояле в гостиной Шуберта, Чайковского, Вивальди. Выходные проводили или на природе, или на интересных концертах и выставках, зимой катались на лыжах. Дизайнер по образованию, Оля и здесь не работала: Мартин, очень модный архитектор, сотрудничал со всем миром, а мир — с ним. Абсурд №4: так хорошо в жизни не бывает…

Все рухнуло

…А если и бывает, то недолго. Кто-то вредный  сверху вдруг захотел все разрушить: у мужа в один совсем не прекрасный день взбух лимфоузел на шее, потом появились изжога, тошнота, пропал аппетит. Сдали анализы. Диагноз ошеломил:рак. Началась центробежная беготня по врачам и инстанциям, которая через четыре года закончилась Великой победой Оли над болезнью. Да, именно Оля оправдала свою обязывающую фамилию: перевернула всю местную медицину и фармацевтику, выучила наизусть всю гематологию, похудела на 15 кило, не спала ночами, не доверяя сиделкам, выносила кровавые утки, успокаивала стоны и боль своей настоящей Великой любовью. Мартин, привыкший только к солнцу в жизни, совсем пал духом, старички-родители тоже не выдержали и быстро ушли наверх один за другим, родственники посильно помогали, но у них у самих было полно проблем… Оля держалась молодцом. Единственно — стала покуривать запрещенное и много пила, когда было уж совсем туго. Но именно это, погружая в мутный недолгий сон, помогло ей выстоять…

Да, это были черные дни. Но оказалось, что бывают — еще чернее! В один из таких муж сказал, что хочет расстаться: она напоминает о слабости и горе, гное, судне, химиотерапии и смерти родителей, а он изо всех сил хочет забыть (Ольга грустно улыбнулась: «молись, что это никогда к тебе больше не вернется»). Он подает на развод и забирает дочь: «мать, эмигрантка без профессии, алкоголичка и наркоманка, не первой молодости, не сможет обеспечить дитя всем необходимым». И вообще, как оказалось, у нее не было внутреннего роста, глубины и перца. (Слабые люди всегда заглушают чувство вины агрессией и враждой). Видеться c Одетт? Да, он разрешит, но не часто: хочет, чтобы она без препятствий привыкала к новой маме. (Как когда-то детский психолог, эта новая ходила потом на все суды. Тоже из «русских», студентка-экономист, помощница Мартина по бизнесу. Наверняка квалифицированная: стройные ножки под коротким сарафанчиком, глаза-озера, на 33 года его моложе…) Оле он, конечно, выделит на первое время ренту, он ведь не монстр! Маленькую сумму: его бизнес сильно расшатан — что, не могла о нем позаботиться? И добил уверенным тоном правого: «Хватит бездельничать, иди работать!» А ведь когда-то сам умолял посвятить себя семье и дому… Абсурд №5: сострадание к мукам – путь к разлуке. Шекспир был не прав.

А дальше?..

Кто думает о брачном контракте, когда любовь? Вот и жила наша Оля (боготворимая, неповторимая) с Мартином даже не на птичьих, а на нулевых правах и не была учтена ни в одной правовой бумаге. На бракоразводном процессе все те, кто советовал ей утешиться запретной затяжкой или рюмкой («ты сильная, ты никогда не втянешься»), выступили на стороне Мартина. О том, что она давно бросила, не хотели и слушать: тот, кто сорвался один раз, сорвется и второй…

Через неделю, 1 марта, в день своего рождения, она переехала из роскошного особняка в каморку в грязном  районе.

Ну, здравствуй, моя весна №46!

Тихо отметили с Гошей, сидя при свечах на крохотной кухне. Говорили, говорили… Он тоже хотел видеться с сестренкой, настаивал, Одетт тоже просилась к нему, плакала… Мартин согласился только на раз в месяц: «Поверь, Одетт, для твоего же блага!» Гоша был гордостью факультета, друзей и своей баскетбольной команды. Как он мог дурно повлиять на Одетт? Абсурд №6 … Углубляться в судебные тяжбы — значит, мучить девятилетнего ребенка, и без того травмированного полосой бед и раздора, нудными вопросами социальных работников: «А кого ты любишь больше, маму или папу? А почему?» и т. д. Ольга с сыном понимали: чем больше денег у них будет, — тем больше прав. Все со временем и выяснится, и выправится. Надо только верить.( Получится ли?)

Началась новая жизнь. Соседи, крикливая растрепанная толпа в дыму дешевых сигарет, смотрели на экстравагантно одетую Ольгу, как на инопланетянку. Она не обращала внимания: натянув на пухлое личико улыбку, похожую на маску в Хеллоуинн, она размышляла.

Какая часть жизни впереди, лучшая или худшая? Мысли пели две партии — пессимизма  и оптимизма, и их соревнование отдавалось в висках круглосуточной мигренью: «Я — неудачница среднего возраста… Ну, упала на этом беспрерывном бегу к концу жизни — отряхнись, встань — и продолжай свой путь! Да, только падаю я — все чаще, а подниматься — все труднее… Гоша учится и работает, помочь не может, но счастье! — уже самостоятельный. Все не так плохо… Сейчас время такое — каждый за себя! Все мы одиноки в этом равнодушном капиталистическом мире. Мире, который тебя не видит, не слышит, не замечает. Орган любви к Ближнему атрофировался»…

Но она стала мудрее: прежде вcего, окончательно избавилась от «почему». Устроилась в цветочный магазин на одной из фешенебельных улиц: еще ТАМ закончила полугодичные курсы икебаны у известного японского мастера. Тот всегда отличал ее за изысканный вкус и оригинальные идеи, прочил огромное будущее на поприще… (Жаль, что слушала мужа, который запрещал даже мысли о работе!) Но талант затаился в ней до более светлых времен (а будут ли?), и пока она тихо выполняла самую примитивную работу. Этой зарплаты хватало только на житье, а на встречи с дочкой и адвокатов надо было искать подработки. Вспомнив молодость, Оля устроилась натурщицей в студию неподалеку. Ей было удобно: гибкие часы, очень хорошо платили за полную статичность — единственное, что ей сейчас было надо. Стеснение? Оно может быть у женщины, а Оля себя к ним уже не относила…

Личная жизнь? Полный кризис жанра: если даже и встретится мужчина, что он увидит? Блеклую старую мочалку с землистым цветом мятого лица, черными отеками под глазами. Не осталось ничего, за что бы можно было уцепиться и любоваться!

Возродиться из пепла

До встреч с детьми время тянулось, как безвкусная жвачка. Уныло переползала из понедельника во вторник, и далее, по тому же потерянному маршруту. Когда они гуляли втроем, расставались всегда со слезами. Одетт не любила мачеху и чувствовала, что та не любит ее. Однажды призналась, что готовит план побега: «сюда, к тебе, мамочка. И неважно, что тут живут страшные люди и так воняет». Ольга просила подождать еще немного: «Мы сами тебя заберем, подожди. Если ты убежишь, меня посадят в тюрьму, скажут, что это я тебя украла».

На душе уже даже кошки не скребли …

Как-то в душную летнюю полночь она сидела на скамейке у студии, отходила от дневной усталости. Вдруг меньше чем в полуметре упало что-то массивное, едва успела отскочить. Боже, это женщина с 7-го этажа бросилась… Маска смерти, у головы — лужа темной крови… Ольга крупно вздрогнула и потеряла сознание. Очнулась от полицейских и медицинских сирен. Пока ее не заметили, отползла за развесистое дерево. Посидела несколько минут в оцепенении, в котором медленно, часто останавливаясь, брела домой…

Неделю потом не высыпалась: мучили кошмары. «Хватит негатива и депрессий!!!! Я не имею на них права хотя бы потому, что мать». Оптимизм — это в некотором смысле инстинкт самосохранения. Та, что выбросилась (Ольга почему-то была уверена, что это самоубийство) не умела управлять своим мышлением. Я не дам негативу убить меня. Пепел — для того, чтобы из него возрождаться!

Мягкое теплое утро сменилось солнечным днем. В магазине Оля поразила хозяев, вдруг собрав для клиента необычный букет из нераскрывшихся нежных бутонов красных, чайных и  бело-розовых роз и декоративных светло-зеленых веточек. Тот тут же вручил ей визитку: «У меня есть для Вас работа. Только позвоните! Обещаете?» Хозяева переглянулись и попросили ее собрать еще несколько букетов — для особо важных клиентов.

kapuccinoТе сразу перезвонили уже не с частным, а с промышленным заказом. Оле на 20% повысили зарплату, и она впервые за долгое время позволила себе роскошь — капучино с пенкой и булочку в маленьком кафе напротив.

Потом — художественная студия. Она приняла нужную аудитории позу и впервые за все время огляделась. Боже, как много тут интересных мужчин! И как она раньше этого не замечала? Душной волной багрового стыда накрыло стеснение: почти полгода она изгибалась перед ними в самых немыслимых позах! Тем более, что некоторые смотрели на нее не только как на модель. Возможно, они бы и сами себе в этом не признались, но женщина всегда безошибочно чувствует такие вещи. Хорошо, что тут много женщин. Хотя среди них могут быть и лесбиянки… Кто эти люди, чего добились на живописном поприще? Почему она раньше об этом не думала? «Уйду! Ах, да, деньги…» Пока она была связана по рукам и ногам…

Один из мужчин показался ей особенно интересным. Вновь захотелось одеваться и выглядеть, и чтобы он это заметил. От него шло, помимо сильной сексуальной волны, еще какое-то особенное спокойствие и тепло. Видно, что в годах, но в прекрасной форме. Ежик стрижки выгодно подчеркивал его неправильные, но выразительные, мужественные и породистые черты. Роскошно одет, на роскошной машине, которая однажды поравнялась с Олей ночью, когда пешком (экономила на транспорте) возвращалась домой. Он вышел из блистательного авто и просто сказал:

- Что-то в вас есть очень мне нужное. Если бы вы только решились поверить!.. И она - Абсурд №7 Ольги Великой! — поверила…

Окончание

_____________________________________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/v-prostranstve/absurd-ili-vesna-46.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

6 комментариев к записи Абсурд, или весна № 46

  1. Светлана:

    Спасибо, Алла! Чудесный рассказ! Все время интрига и остренький юмор и оптимизм даже в жестких ситуациях. Мне очень нравиться вас читать и видет вашими глазами:)

  2. alla roytih:

    rada vas radovat!

  3. Карина АРУЧЕАН (Мусаэлян):

    Хорошо написано!!!

  4. vika:

    спасибо Алла за все ваши рассказы. глубокое видение жизни и абсолютная открытость. но самое главное — оптимизм!

  5. Natalia Moll:

    Увлекательно ! Похоже на правду, кроме женщины, упавшей и разбившейся. Но вам хотелось усилить момент осознания героиней её слабостей и неожиданную перемену к лучшему.

  6. Алла Ройтих:

    разве люди не кончают жизнь самоубийством? далеко ходить на надо- мой отец повесился в кладовке. В 7 утра. А приехавший патологоанатом сказал- это за сутки уже 12- й случай…

Оставить комментарий