Коммунистическая трагедия

Алла Ройтих «Одноклассники.Ру» — Глава 6-я

alla-roytih

Новая повесть Аллы Ройтих о причудах судьбы, эмиграции, душе и общении в эпоху интернета, объединяющего каждого из нас со всем миром и в то же время оставляющего наедине с собой в поисках внутренней гармонии

Предыдущая глава

Глава 6. Коммунистическая трагедия

Что во главе угла — мы или обстоятельства?

Праздник Суккот выпал в этом году на октябрь. Стоят великолепные дни: мягкие, прохладные, с минорным солнцем и нежным ветерком. Мои домашние уехали рыбачить куда-то в сторону Реховота, я — в долгожданном одиночестве. Большое окно широко распахнуто, сижу в кресле-качалке, слушаю пение птиц и перечитываю свои дневники, «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…»

Первым одноклассником, которого я нашла на сайте, был Юра Гвонтмассер. Мы кипели радостью: три года назад поисковые системы были еще в диковинку, и каждый старый друг стоил целой тысячи!

Определено, его жизнь удалась: на фото — загранпоездки, многолюдные застолья, где мама – все так же на каблуках и с кокетливой улыбкой, а отец — все с тем же ярким шейным платком. Красивые жена, сын, дочь, квартира и машина, кошка и два пекинеса, белый и рыжий. И сам Юра вовсю излучает радость бытия и мобилен, как выстрел! А главное, тонкий, умный, не просто думающий, а ЛЮБЯЩИЙ ДУМАТЬ человек, бесконечно близкий ментально. Ур-р-ра!

Мы взахлеб делились новостями об общих знакомых, строили планы: навестить историчку, которая вдруг обнаружилась в Хайфе, собрать всех выпускников нашей школы (их тут немало) в ресторане, вкусить шашлычков на пикнике в честь общительного математика…

80-тилетняя историчка слышалась по телефону бодренько, была безумно рада нас увидеть, и уже через пару недель мы с Юрой катили на север. (Дражайшие половины ехать отказались. Понятное дело: зачем наши учителя и воспоминания, если у них полно своих?)

Та осень была холоднее. В день поездки буря активно крыла мглою небо и крутила гадкие, пронизывающие дождливые вихри, почти сбивающие с ног. Но разве мы это замечали, греясь радостью текущего момента ?!.

- А ты похорошела, — сказал он бархатно.

- На тебя тоже приятно посмотреть, — соврала я, ибо он оказался хуже, чем был в молодости и на фотках в соцсетях. Да, привлекателен: рост, фигура, порода, голос, лучистые глаза. Но несмотря на то, что работал он в престижном месте на престижной должности, что-то дешевое появилось в «ужимках и прыжках», какой-то надрыв и одновременно вызов: cерьга в ухе, цепь на шее, громоздкие часы, и все искрится, дребезжит, а плюс к этому — рубаха с блестящим узором, кричащего фасона солнечные очки на лбу (зачем, ведь пасмурный день!) и волосы ниже плеч. Это был Юра — и не Юра! Тревожащие подводные течения, второй план. Что?!.

Первый час пути говорили о спорте, политике, театре, террористах, детях, работе… Но я чем-то чувствовала: его интересует совсем другое, и не зря он затеял эту поездку! Назрела потребность выговориться, но не знает, как начать. Надо было ему помочь, и я спросила про семью.

- Говорят – не возжелай жены ближнего своего. А как быть мне?.. – Он напрягся, тон стал какой-то деревянный…

- Ты возжелал? – Сказала — и сама от себя обалдела! Кто за язык тянул?

- Хуже! — Лицо его превратилось в кровавое батальное полотно эмоций. — Слушай…

……………….

Для ясности – небольшой экскурс в историю.

С Юрой и его первой женой Светой Морозовой я училась в одном классе 8 лет. Потом началась специализация, нас расформировали, я пошла в исторический «В», а они — в физический «А». Откладываю дневник, беру старый потрепанный фотоальбом (все-таки пришло время!), смотрю выпускную фотку. Вот Света, вижу ее, как сейчас: маленькая, гибкая длинноволосая блондинка с изысканными чертами лица и светящейся кожей цвета персика. Как сейчас слышу ее голосок маленькой кошечки, слышу нежный тихий смех… Вот Юра — томные глаза с поволокой, загадочная улыбка, широкие плечи. Принц из сказки, мальчик-мечта! После разделения мы встречались на разных тусовках, где они были постоянной парой, танцевали в обнимку, употребляли только одно личное местоимение – «мы». А мы, «еще не разобранные», завидовали: Светка рано своего орла встретила, без мучений…

Но даже Господь не строит долгосрочные планы! Поженившись сразу после школы, через два года они разошлись. Никто, даже самые близкие, не знали причины. Строились разные версии, победила – «из-за родителей». Возможно: их семьи находились на двух ментальных полюсах! Гвонтмассер — отец был известным в республике и в стране архитектором и скульптором. В его доме читались писатели-диссиденты, слушался «Голос Америки», принимались необычные люди, велись опасные беседы. Там я впервые увидела доллары и узнала, что все вещи могут называться своими именами. На стенах огромной роскошной квартиры висели, помимо прочих, картины с голыми женщинами в стыдных позах, а в уголках и нишах стыд и срам были воплощены в бронзе и гипсе. Сам мэтр зимой носил экстравагантный бордовый берет и всегда повязывал на шею яркий шелковый платок. А когда в школу приходила его прекрасная супруга, на нее сбегались смотреть все, начиная с директора и кончая алкоголичкой-уборщицей: увидеть голливудскую звезду тогда было сложно, а тут — во плоти…

zvezda-gollivuda

У Светы же все было наоборот: она росла в семье партийного функционера, который с упорством муравья лез на гору власти все выше и выше, и на момент свадьбы дочери дослужился до очень высокого поста в ЦК Компартии республики. Уклад, как вы понимаете, был советский (чтобы не сказать круче). Описывать не стану, каждый эмигрант из Союза знает, о чем я… К евреям коммунистический папа, ввиду отсутствия каких-либо особых указаний на их счет, относился лояльно. Дал добро на свадьбу — все-таки не с простым инженером роднится! На торжестве было даже несколько коллег из ЦК, которые выделялись блеском и гладкостью лиц… Невеста была прелестна (несмотря на то, что основной целью сего наряда, как нам показалось, было все эти прелести убить!)

А потом открылись границы, и евреи и прочие ринулись за пределы Великой и Могучей Родины во все стороны и, как оказалось потом, во все тяжкие. Семья  Гвонтмассер улетела первым иммиграционным самолетом в Израиль. Как донесла народная разведка, — без Светы…

Да уж, много разных вод с тех пор утекло! Женских: и слез, и околоплодных. Мужских: алкогольных…  и рыбалочных (а значит, еще раз алкогольных). И общих — тяжелого пота нашего…

Я откладываю альбом, завариваю очередную чашку кофе и возвращаюсь к дневнику. Еще одна человеческая трагедия. Скука и подлость жизни начинают, продолжают, выигрывают…

- Мы очень любили друг друга и совсем не хотели расставаться, — его красивое лицо перекосила гримаса страдания. — Но когда Светка сказала своему коммунистическому предку об отъезде, тот, скотина, взмолился не портить ему карьеру. «Из-за этого еврейчика, от которого я другого и не ожидал. Подумай о своих братике и сестренке, о нас с мамой, о том, как долго и тяжело я шел к тому, что все мы сейчас имеем». (Министерскую «Волгу» c водителем, роскошную квартиру в центре, продуктовую и медицинскую кормушки). «Ты эгоистка! Уедешь – меня вышвырнут из ЦК и потом уже никуда не примут»,- продолжал он безжалостно добивать… Последнее, конечно, было ложью. Но как проверишь, что мы знали? Светка тогда ворвалась в наш дом, корчась от боли и слез. Я еле понял, что…

- Что она решила остаться, принести себя в жертву. — Я закурила, что делаю лишь в аварийных моментах.

- Что я мог? Только потянуться к локтю, чтобы укусить. «Пока». – «Пока». Каждый двинул в свою жизнь — и все… Словно брешь во мне пробили. Если бы родные не увезли меня сюда, я бы убил этого партийного козла! Тут месяца три не учился, не работал, не жил — пил! Бросал в стену бутылки и все, что под руку попадалось. Выл, как смертельно больной волк… Через полгода хороший психолог — у отца по всему миру связи — вытащил меня из депрессии. Все сменилось философским смирением, прозрачным, спокойным и смертельно-острым, как стекло. Любовь я уже не искал, вполне бы устроила просто лошадь для семейной упряжки… Грубое определение, но ты, надеюсь, понимаешь, о чем я…

- Более чем.

- Я женился на прелестной женщине, с которой у меня двое прелестных детей. Все у нас спокойно, благополучно и наперед расписано. Жена — молодец, все конфликты гасит, голоса не повышает…

Я промолчала. Зачем перебивать его, говорить, что последнее —  точно про меня?..

………………………….

Теплая встреча с историчкой развеяла грусть-тоску. Да и продолжение у истории было все-таки оптимистическое…

- Год назад она сама меня тут нашла, — Юра  широко улыбнулся. — Общались письменно и по скайпу — ночью, когда уснут домашние. Она после моего отъезда совершила две попытки суицида — наглоталась таблеток. Еле откачали. Тоже, как и у меня, — психолог, а потом брак с первым, кто позовет. Позвал коротышка из пригорода, тихий и скромный, как баран после кастрации. Правда, с высоченным образованием и бриллиантовой головой, поэтому сейчас он — олигарх. Москва, Рублевка, недвижимость по всему миру… Что-то в сфере Высоких Технологий. Две дочери, даже внука уже ждет! С ума сойти, какие же мы старые…

Короче, слово за слово, видео-встречи…  Вспыхнуло то, что, собственно, никогда и не проходило. Как там у Трофима? С этой женщиною я самим Небом венчанный… У нас обоих до этого  было ощущение, что проживаем не свою жизнь. Она сюда приезжает якобы лечиться: слабость, онемение рук, ног, всех других органов. После первого визита я неделю пил, она неделю плакала. Но оставить семьи? Об этом нет и речи! Разве дети и супруги в чем-то виноваты? Бог это дал, я несу. Только я. Я тоже тем летом съездил. Сказал — командировка… Мы были в глухой русской деревне под Владимиром, в сказочной избушке в темно-синем лесу.

Представь: абсолютнейшая тишина, ковер травы. Большие деревья, закрывающие небо и солнце, дают прохладную тень. Я видел рай!.. Чтобы иметь на все это деньги, устроился на более высокооплачиваемую работу. Так что прорывом в карьере я обязан ей… Да и вообще, стало легче жить, желания нашли уютный компромисс с возможностями… Мы ежедневно на виртуальной связи, я с нетерпением жду, когда же приду домой — и…

- А жена, наивная, думает, что к ней торопишься…

- Я все делаю, чтобы она так думала.

- А ее муж? Как думаешь, догадывается? А если узнает — поймет ли?

- В душу другого не залезешь. Тем более, когда не знаешь, есть ли у него душа… Понял бы, будь на моем месте. Но он — не на моем, а на своем! — Юра с минуту озадаченно помолчал.- Лучше не думать! Голова ведь не только для размышлений создана! Но и для простого созерцания, и для пения, и для поцелуев, и для самого элементарного — еды…

- А что коммунистический папа?

- Задергался в конвульсиях совести, когда его — настало время — разжаловали: СССР распался, республике потребовались нацкадры. Сейчас — на пенсии, живет на помощь олигарха (как и все святое семейство), голосит: такой, мол, Юра был славный парень, такая, мол, интеллигентная семья…

Ну, вот мы и дома. Спасибо, что составила компанию, что выслушала. Не пропадай. – Он слегка коснулся моей руки.

Я вышла в холодную неприветливую ночь.

«Дела  давно минувших дней, преданья старины глубокой…»

………………………

Откладываю дневник, подхожу к компу, открываю «Одноклассники». Cвета, во всем великолепии, тоже в списке моих друзей. Выглядит гораздо моложе своих 45-ти лет, умеренная полнота и пластическая хирургия не допускают морщин. Интерьеры, наряды, фон жизни — сами понимаете… Я даже оробела! Пару слов ни о чем друг другу чиркнули… Знает ли она, что я знаю?

C  Юрой мы с тех пор виделись дважды: в ресторане, на юбилее у математика, и на пикнике в лесу под Иерусалимом, когда тот же неутомимый педагог собрал израильтян — своих прошлых учеников всех годов. Там мы уже были со «своими половинами».

На пикнике Юра был шальной, как под наркотиком. Светился улыбками, пританцовывал… Успел шепнуть, что она тут была месяц  назад, а в прошлом году они провели чудесную неделю на Родосе…

nedelya-na-rodose

Я пошла прогуляться по лесу. Веселый гомон птиц, густая синева неба… Нежный ветерок гладил спину. Сердце пело блюз и джаз. Вспомнилась смешная фраза: «Все перейдет в радость». А если относиться к ней не столь иронично?

Я прислушалась к себе. Хочу любви! Ведь в 45 жизнь только начинается…

Продолжение

____________________________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/v-prostranstve/kommunisticheskaya-tragediya.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

 

Оставить комментарий