Оккупация, эвакуация, плен vs. эмиграция


Здравствуйте, дорогой мой читатель!

Этот выпуск нашего журнала я приурочила ко дню 22 июня, дате начала оккупации гитлеровской армией территории бывшего СССР в 1941… Вторая мировая война оказалась беспримерной человеческой «мясорубкой», в которую попали огромные людские потоки и которая оставила неизгладимый след в жизни каждого ее участника и целых народов. Трагическую насыщенность событий этой войны все еще невозможно определить в полной мере, а, значит, и пережить.

Сегодня я хочу представить Вашему вниманию литературный сценарий «Рапсодия», написанный моей подругой Давроной. В мечтах и планах Давроны — снять фильм или сделать театральную постановку на этом материале. Меня этот сценарий заинтересовал своей многогранностью и, в то же время, пронзительной конкретностью основного посыла: война всегда проходит по судьбам конкретных людей. И каждый стон от боли и горя, каждый взгляд, застывший от ужаса происходящего, принадлежит конкретному человеку.

И, преломляясь сквозь уникальные жизненные обстоятельства отдельных людей, суждения и оценки, касающиеся политики и идеологии воюющих сторон, воспринимаются  в совершенно ином ракурсе. Читая сценарий, Вы невольно становитесь очевидцем событий и ситуаций, культурная неоднолинейность которых еще раз подтверждает: войны — это жестокие игры монстров-титанов, в которых все без исключения оказываются жертвами.

И все же, этот рассказ – очень светлый и жизнеутверждающий. В нем показано, что и в  суровых условиях войны пульсировала не только жизнь во всех ее человеческих проявлениях, но и мысль, и талант. И показано это через динамику непростого сближения душ, родственных по их любви к искусству, но принадлежащих людям, оказавшимся, в силу исторической трагедии, по разную сторону «окопов» – русской учительницы музыки, узбекского мальчика-пианиста и немецкого пленного офицера-музыканта. И души их — выжили!

А помог им в этом язык искусства. В сценарии это не только раскрыто через диалоги героев, но и усилено знаменательными культурными параллелями и совпадениями. Это и Бетховен, произведения которого разучивает узбекский мальчик, а помогает ему немецкий офицер, из того же города, в котором жил великий композитор. И «Восточный диван» Гете, с цитатой о месте описываемых в сценарии событий: «Здесь живо было слово».

dvorec-hudoyar-hana

Мне хочется познакомить с этим материалом Вас, мой читатель, еще и потому, что действия, описанные в этом сценарии происходят на моей родине, на земле той страны, где я родилась и выросла. И несмотря на то, что события эти относятся к 40-м годам прошлого столетия, они очень точно и проникновенно иллюстрируют душу узбекского народа: умение сострадать и готовность поделиться последним с ближним, и кровом и куском лепешки.

Ведь, для нравственного склада народа даже столетие – это не срок. В этом смысле, механизмы культуры инерционны и имеют большой «запас прочности», сохраняя духовность этноса, несмотря на все штормы и крутые повороты истории.

Итак, литературный сценарий «Рапсодия»

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке»  обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/v-prostranstve/occupacia-evacuacia-plen-vs-emigracia.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике>>

 

Оставить комментарий