«Здесь мы – итальянцы, там – швейцарцы»

italia-sweycaria

Фото: ateneoweb.com

Итальянская диаспора является была самой многочисленной в Швейцарии. Гастарбайтеры из Италии во многом изменили облик принявшей их страны, которая  в свою очередь изменила их самих. Сегодня многие из них, став пенсионерами, вернулись на родину. Некоторые же так и осели в Швейцарии.

Чужой среди своих

Mikele-maulaКогда Микеле Маула (75) прогуливается со своей собакой по улочкам Мачито, на поводке всегда привязано несколько пластиковых пакетов. На случай, если животное нагадит. Многие сельчане смеются, когда пожилой мужчина наклоняется, чтобы убрать за собакой. Некоторые даже называют его безумцем. Не подтрунивают над ним те, кто, как и Маула, долгое время жил в Швейцарии.

Деревня Мачито расположена на холме между Неаполем и Бари. Около одной трети домов здесь пустует, некоторые из них в аварийном состоянии. В настоящее время более 20% жителей этой деревни в 1800 человек эмигрировали в Швейцарию. Из тех, кто остался — либо безработные, либо заняты на сборочных линиях Фиата в Мелфи, что в часе езды на автомобиле западнее Мачито. Или же такие пенсионеры, как Микеле Маула. В  1960 г. он 20-тилетнем  возрасте уехал в Швейцарию искать работу, и 44 года спустя, выйдя на пенсию, вернулся на родину.

Деревня походит на дом престарелых. Мужчины обычно собираются в одном из трех деревенскких баров после трех часов дня поиграть в карты, все седые и с морщинистыми лицами. Каждый второй хотя бы немного знает швейцарский немецкий. Женщин там не бывает. Они встречаются во второй половине дня в одной из трех церквей.

«Если бы я смог достойно жить на мою пенсию в Швейцарии, я бы остался там без колебаний», — говорит Маула. Он любит Швейцарию и многим ей обязан. Но и многое принес в жертву. «Я провел лучшие годы в Швейцарии и подарил ей свою молодость». Для бывшего каменщика высокой квалификации, получившего дальнейшую профессиональную выучку в Швейцарии, реинтеграция в родной деревне не была легкой: для односельчан он стал «швейцарцем» (svizzero) — с преувеличенной склонностью к пунктуальности, чистоте и правильности.

krasoti-italiiМаула, однако, считает: «Италия была бы прекрасной, если бы только менталитет людей был иным». Жизнь репатриантов отравляет бюрократизм и кумовство их соотечественников. Кроме того, проблемой является зависть. Микеле Маула — выходец из бедной семьи, но благодаря работе на севере что-то приобрел. Он ездит на «Ауди» и живет вместе со своей женой в новом недавно отстроенном доме.

На волне экономического бума

Донато Джиураларокка (64) также положил много сил и здоровья ради достойной жизни в старости. Каменщик, грыжа межпозвоночных дисков, 2 операции на позвоночнике, пенсионер по инвалидности — 20 лет проработал в Швейцарии, и каждое лето приезжал в Мачито. Перед домом на площадке, отделенной от улицы автоматически управляемым железным забором, стоит его ржавый «Фиат Панда», в гараже – новый темно-синий «Мерседес Элегант».

Этот роскошный автомобиль покрыт простыней и используется лишь в особых случаях. Во дворе на английском газоне установлена печь для пиццы. В доме, помимо просторной спальни с прилегающей ванной комнатой, также есть две полностью меблированные спальни для двух сыновей, которые уже давно выросли. Они остались в Швейцарии. «Нам очень не достает наших детей и четырех внуков», — говорит Донато и от имени своей жены Марии (62), которая вместе с мужем эмигрировала в Швейцарию и работала там на прядильной фабрике. Но почти не говорит на немецком, потому что практически все ее коллеги по работе были итальянцы.

Супруги Джиураларокка эмигрировали в 1975 г. В то время число итальянских иммигрантов в Швейцарии достигло своего пика — более полумиллиона человек. Иммиграция итальяицев в Швейцарию началась после Второй мировой войны. Сначала приезжади с севера Италии, а с середины 50-х годов потянулись и южане. Работы было достаточно. Был экономический бум: в период с 1950 по 1973 г. швейцарский валовой внутренний продукт вырос почти вдвое.

Тяготы иммиграции

palma-del-monteНасколько изменились итальянцы, иммигрирующие в Швейцарию, нагладно видно на примере Пальма дель Монте (70) — герани у входной двери, садовые гномов в цветочных горшках, леденцы «Ricola» на журнальном столике. Она приехала в Швейцарию в 1963 г. и также работала на прядильной фабрике. Но не только. После 9-часовой смены дважды в неделю, в общей сложности около семи часов, она подрабатывала домработницей. Своего первенца в 4-месячном возрасте она оставила у  бабушки в Мачито. Когда мальчику исполнилось четыре года, она забрала его в Швейцарию. Он, однако так сильно тосковал по бабушке, что угрожал броситься под поезд. Железнодорожная линия пролегала как раз у дома. Ребенка пришлось отвести обратно в Италию. Пальма дель Монте худо-бедно, но все же справилась с жизнью в Швейцарии, а ее муж свел там счеты со своей жизнью.

Он покончил жизнь самоубийством. Она тогда была беременна третьим ребенком. И на самом деле муж Пальма дель Монте хотел убить и ее, но пуля пролетела мимо. Об этой драме 37 лет спустя свидетельствует только шрам на ее подбородке. Что с ним было — перенапряжение от работы? Тоска? Депрессия? Пальма дельМонте не знает, свои претензии к жизни ее муж унес с собой в могилу. «Ох, да, моя жизнь была печальной».

Одна радость у пенсионерки – ее семь внуков. Стены ее дома увешаны бесчисленными фотографиями в рамках. В втором этаже дома — детская комната, оборудованная игрушками и плюшевыми животными. Жаль, что внуки слишком редко ее посещают. Поэтому Пальма дель Монта, по крайней мере, три раза в год ездит к ним в Швейцарию.

В жизни на юге есть свои прелести

Также Роза Джиураларокка (70), сестра Донато, постоянно наезжает в Альпы. Она вышла замуж в 16 лет, и через три дня после свадьбы уехала в Швейцарию. Теперь там у нее семь внуков. И таких ностальгических бабушек так много, что даже есть прямой автобусный рейс, курсирующий между Мачито и Цюрихом. Раз в неделю, 1138 км пути, 14 часов и 120 евро. Водитель автобуса также в профите, как и многие другие местные предприниматели, предоставляющие услуги платежеспособным пенсионерам-гастарбайтерам. Супружеская пара имеет ежемесячно около 3000 евро, что, по местным меркам, очень много. Пенсионные деньги из Швейцарии в последние годы особенно оживили местную строительную индустрию. Некоторые пенсионеры-репатрианты вложились в свой собственный бизнес — например, в виноделие.

Раньше местные фермеры продавали свой виноград посредникам из Тосканы или Пьемонта. Им говорил, что их сорт, Альянико дель Вултуре, годится только для производства купажных вин. Сегодня они сами делают вино и могут продавать избыток урожая по более высоким ценам, так как самостоятельно перерабатывают виноград. По ходу дела они обнаружили: сорт Альянико идеально подходит для сортовых вин – просто его, как и все хорошие вина, нужно выдержать в течение нескольких лет.

djuzeppe-cakossoДжузеппе Какоссо (40) является одним из пяти акционеров винодельни «Casa Maschito». Он до семи лет в жил в швейцарском Сент Галлене. Сегодня он — дипломированный специалист по управлению гостиничным хозяйством и посменно работает на Фиате. Свою долю в винодельне он унаследовал от отца, который оставался в Швейцарии, пока не заработал такую пенсию, чтобы ее хватило на достойную жизнь на родине.

Шоком для маленького Джузеппе на родине было то, что учитель наказывал учеников розгами. Начало жизни в Мачито оказалось для него трудным: «Учитель управлялся в классе с розгами, и сразу дал мне понять, что его розга стоит дороже, чем сын рабочего. Будучи ребенком, вы не можете это взять в толк, и все равно это больно». Как бы сложилась его жизнь, если бы он остался в Швейцарии — о этом он не любит распространяться: «Почему я должен расстраиваться. Так сложилось». И в жизни на юге есть свои прелести. Здесь больше солнца и меньше стресса — и вино лучше, чем в Швейцарии.

«Решающим является то, как ты работаешь»

У Агостино (82) было десять братьев и сестер, но не было работы. И 6 июня 1953 г. он, тогда 20-летний парень, отправился поездом из Беллуно в Цюрих, где уже жил его двоюродный брат. «Сначала мне был немного грустно», вспоминает он в своей гостиной в пригороде Цюриха. Механик по профессии, он работал на кирпичном заводе в Цюрихе и снимал жилье у пожилой женщины. Католическая церковь была местом встреч для италоязычной общины. Здесь Агостино нашел друзей. Вместе они создали свой центр, где проводили свободное время– играли в карты и пели. По месту проживания они не могли собираться: «Какой бы то ни было шум не допускался».

Его начальник имел обыкновение говорить: «Не важно, откуда ты приехал, но как ты работаешь, имеет решающее значение». Агостино высоко ценили за его работу и никогда не укоряли тем, что он иностранец. Фактически в Италии он прожил лишь четверть своей жизни,  поэтому чувствует себя сегодня, как швейцарцем, так и итальянцем. Он считает, что его жизнь была прекрасной и простой.

Роза Викели (73) приехала в Швейцарию в 1960 г. в 18 летнем возрасте. Она получила разрешение работать помощницей на кухне. Роза провела в дороге 16 часов, добираясь поездом из Алтамура в Апулии до приграничного городка Кьяссо. Когда она увидела горы, была так подавлена, что расплакалась. У нее не было денег ехать дальше. Таможенник предложил ей место, чтобы переночевать, но она хотела в Цюрих к сестре, где ее ждала работа. Пожилая женщина, сидевшая с вязанием рядом на скамейке, успокоила девушку и дала ей денег на билет до Цюриха. «За эти пять франков я благодарна ей до сих пор».

По прибытии на главный вокзал Цюриха, у Розы снова возникли проблемы – она не знала, куда ей ехать. И показала свое разрешение на работу одному мужчине, который созвонился с ее будущии работодателем. Тот забрал ее с вокзала, они поехали в район Орликон. На месте ее накормили запеченным мясным паштетом с яичницей глазуней и жареной картошкой. «Очень вкусно», — рассказывает она.

От этого блюда швейцарской кухни, которое она быстро освоила, она и сегодня в восторге. Мясные деликатессы, салат из сыра, гуляш и биф Строганов с решти: «Все было так красиво сервировано и невероятно вкусно». Ее шеф был прекрасным человеком, который всегда ее поддерживал. Когда заболела ее мать, ей пришлось вернуться в Италию, чтобы ухаживать за ней. Когда мать умерла, и Роза вернулась в Швейцарию, ее бывший шеф предложил ей новую работу в кафетерии. Коробку от руководства, которую обычно получает новый сотрудник, она хранит и по сей день, в ней лежит пожелтевшее от времени разрешение на работу.

«Здесь наша жизнь»

С Агостино Роза встретилась в католической церкви. Сегодня у их детей Дарио (39) und Джанпауло (40) по двое своих. И Роза с Агостино даже не задумываются о возращении в Италию:«Здесь наши лети и внуки. Здесь наша жизнь». Когда они приезжают отдохнуть в Италию, их называют швейцарцами («gli svizzeri»), что они не воспринимают как оскорбление: «Здесь мы — итальянцы, там – швейцарцы. Это вполне нормально».

Джанпауло со своей семьей живет в той же деревне, что и его родители. «Это хорошо для всех». До женитьбы он вообще жил с родителями. «Это типично для итальянцев», — говорит он. Жизнь с родителями позволила ему не только получить образование, но и завершить несколько дополнительных ступеней повышения квалификации. И наслаждаться обществом мамы с папой.

Джанпауло – аудитор, бухгалтерия и налоги — его стихия. «Мне нравятся четкие системы», — говорит он, — «и это во мне — типично швейцарское». Точно так же, потребность к работе, которая приносит удовольствие, а и не является лишь способом заработать средства к существованию. Как сын иммигрантов, он с раннего детства осознал необходимость адаптироваться и прилагать усилия. В детском саду он был одним из двух детей-иностранцев. И помнит, как для него было важно, как можно скорее выучить немецкий язык.

Несмотря на то, что его мать с удовольствием готовила швейцарские блюда и дома, Джанпауло предпочитает итальянскую кухню, больше всего блюда из теста. По выходным вместе с родителями он посещал католическую церковь, где познакомился со своими ровесниками и подружился. Там он встретил и свою жену Веронику. Она приехала из Перу и жила в Цюрихе, изучая немецкий язык в Гете-Институте. Бухгалтер по профессии, Вероника свободно владеет немецким и итальянским языками. «Но мое сердце стучит по-перуански», — признается она.

vieceli

Дети Джанпауло, Валерия и Габриэле, владеют тремя языками. С бабушкой и дедушкой они общаются на итальянском языке, с матерью – на испанском, с отцом и между собой — на немецком. В семье все говорят на итальянском. Детей отличает южный темперамент, считают родители. Габриэле одержим футболом, его кумир — итальянская футбольная легенда Андреа Пирло. Когда итальянцы играют со швейцарцами, отец и сын болеют за зелено-бело-красный флаг. Валерию не заботит вопрос о том, кто она по происхождению. «В моем классе, всего лишь трое швейцарцев. Я, как и большинство других — коктейль» — говорит она. И это – типичная картинка сегодняшней Швейцарии.

Светлана Александрова Линс

В работе над этой статьей была использована подборка материалов об итальянских гастарбайтерах, опубликованная в швейцарском журнале «M-Magazin», № 32, 3. 08. 2015.

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке»обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/v-prostranstve/zdes-my-italyancy-tam-shvejcarcy.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий