Андрей Мовчан

lavka-v-stambule

Рассказ об особенностях торговли и стратегии усешного и выгодного шоппинга на базарах в Турции. Впрочем, эта стратегия подойдет и к другим базарам восточного региона.

Когда-то лет 15 назад мы с дочкой ездили отдохнуть и отмокнуть в Турцию. На второй день пребывания в «Golden Luxury Superior Paradise Almighty Palace-Sarai Kemer» (точного названия отеля 6 звезд, который был добротные европейские 4 звезды, я не помню, но смысл такой) нас спросили, не желает ли белый господин отвезти свою девушку (Соне было лет 14, но белые господа имеют причуды) в лучший магазин золотых украшений во всей Азии?

Белый господин желал – делать было нечего, а поездка обещала развлечение. Тем более что мерседес с шофером был бесплатным, в случае если мы хоть что-то купим. «А где лучший в мире магазин золота?» – спросил я у предлагавшего поездку пузатого турка с длинными усами. «Никто не знает; может быть он – лучший в мире», – важно ответил турок. Мы решили ему поверить.

Лучший в мире (или только в Азии?) магазин золота оказался большим ангаром, стоящим посреди других похожих ангаров. Там, кажется, были лучшие в мире магазины ковров, мебели, шуб, изделий из кожи, местных сувениров, рахат-лукума и оливкового масла; возможно в дальних концах пыльного поля, усаженного редкими пальмами, располагались даже лучшие в мире магазины рабов и опиума. К ангарам с четырех сторон были приделаны портики, не уступавшие размерами и пафосом портикам Парфенона – если бы только портики Парфенона были покрыты золотой пленкой. Внутри лучшего в мире магазина золота располагалось что-то вроде крытого рынка изделий из золота, серебра, камней в перемешку с антиквариатом и даже какими-то снэками и сувенирами.

Мы выбрали один из загончиков, зашли и решили «что-нибудь покупать». Подобрали дочке сережки, колечко, сережки ее сестрам (справедливость!) и конечно сережки и кольцо Ольге (побольше и покрасивше – благо там действительно были неплохое золото и работа). Много улыбавшийся и успевший напоить нас чаем с кофе и накормить на неделю вперед пахлавой и рахат-лукумом (а так же попытавшийся продать нам пяток экскурсий, недвижимость в Кемере, поход в пару ресторанов и (пока Соня отошла в туалет, мне эксклюзивно) лучший гашиш и поход в стрип-шоу) молодой человек в жилетке и феске не отвечал на вопрос о цене украшений с видом «Разве такие мелочи могут беспокоить такого важного белого господина?»

Только когда мы все выбрали, я более решительно задал вопрос о цене.

– У вас такая красивая девушка – дай Аллах вам всяческого здоровья! Вы наверное очень важный человек! – почему-то невпопад ответил юноша и широко улыбнулся.
– Да, я очень важный человек! – сказал я. – И теперь важный человек желает знать цену отобранным украшениям.
– Для вас будет специальная, очень специальная цена! – радостно воскликнул продавец, неожиданно бросаясь пожимать мне руку – Very special price! Но обещайте, что в Москве, где вы очень важный человек, вы расскажете, что у нас лучшее в мире золото и очень низкие цены!
– Я обязательно расскажу всем в Москве, включая самого великого султана Путина, что у вас лучшее золото в мире! – пообещал я, энергично тряся руку продавцу, – но я хочу знать его цену.
– Может быть вы хотите еще чая и турецкий кофе? – спросил продавец, продолжая трясти мою руку.
– Я хочу цену, – сказал я, останавливая движение наших соединенных рук.

Лицо продавца стало торжественным, он выпрямился и щелкнул каблуками.
– Я должен поговорить с хозяином, чтобы дать вам очень специальную цену. Может быть, пока вы желаете воды, сладостей или (он понизил голос), – рюмку раки?
– Я желаю, чтобы вы поговорили с хозяином, – произнес я голосом заклинателя змей.

Молодой человек кивнул и удалился за ковровую перегородку с подносиком с нашими украшениями. Через 5 минут он вышел обратно очень грустный, плечи опущены, взгляд понурый.

-Я не знаю, простит ли меня важный господин, но у нас очень большая проблема. Кольцо, которое вы выбрали, уже отобрал шейх Бахрейна для любимой жены – я не знал о этом и прошу меня простить. Он еще не оплатил кольцо, и мы могли бы вам его продать, но нам пришлось бы срочно заказывать такое же кольцо для шейха, а срочное изготовление и доставка стоят больших денег, целых 10 000 долларов. Без этого цена ваших вещей была бы Х, но если вы всё же хотите это кольцо, то Х + 10 000».

Сумма Х была сама по себе немного безумной. Я встал и сказал: «Ну ладно, тогда мы уходим, нет так нет». Дочь, которая уже свыклась с новыми серьгами, широко раскрыла свои и без того огромные глаза и показала две небольших слезинки, но не проронила ни звука. Мы сделали несколько шагов к выходу, когда юный продавец вдруг догнал нас и, встав между нами и дверью, сложил руки лодочкой и возгласил: «Подождите! Сюда идет хозяин! Он хочет что-то вам сказать!»

Но хозяин хотел поговорить не с нами. Крупный турок в широких штанах и рубашке в полоску, с четками в руке навис над нашим продавцом и стал кричать почему-то по-английски:
– Ты позоришь нас! Как ты мог предложить этому господину уже забронированную вещь?!!!! Что скажет он в Москве своим влиятельным друзьям о нас? Что мне теперь делать? Теперь я могу только продать этому господину эту вещь с большим убытком для нас, чтобы сохранить наше доброе имя!

Повернувшись ко мне, хозяин расплылся в улыбке и, положив свою широкую волосатую руку мне на плечо, мягко произнес (по-английски, но я помню что удивился, что не по-русски):
– Мой друг! Мое хорошее имя стоит дороже денег! Забирай украшения за Х + 5000! Возможно, моя жена меня не пустит домой сегодня, но я возьму на себя 5000 убытка!
– Мой друг – сказал я ему – мне жаль твою жену. Поэтому я не буду покупать эти украшения.- Я сделал еще шаг к выходу.

Мы переговорили в дверях – о семье хозяина, его честном имени, его уважении ко мне, его уважении к русским, его уважении к Путину. Мы переговорили в коридоре – о международном положении, ценах на нефть, нелюбви к шейхам. Нам предложили еще кофе и гору рахат-лукума, хозяин пошел звонить шейху. Шейх оказался любезен и согласился долго ждать кольца. Я оказался нелюбезен и не был готов платить за украшения сумму Х. Мы ушли снова; хозяин снова догнал нас в коридоре; мы снова ушли еще на пять шагов. В конечном итоге мы вышли из ангара с портиком, унося с собой купленные драгоценности и оставив хозяину одну четвертую от запрошенной суммы Х.

Моя дочь так и не закрыла свои огромные глаза в процессе всего диалога, а когда мы ударили по рукам на сумме в 4 раза и на 10 000 долларов меньше запрошенной, у нее открылся рот, и так и не закрывался всю обратную дорогу.

Вечером у меня был долгий разговор с моей доброй и справедливой дочкой – я объяснял ей, что ее папа – не злой волшебник, раздевший до нитки бедных продавцов золота путем гипноза, а просто разумный человек, знающий, что на востоке всегда запрашивают в 4 раза большую цену, чем хотят получить. А штучки, типа, «уже продано шейху» или «это семейная реликвия» постоянно в обиходе.

______________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал “В загранке” обязательна.

Адрес статьи: https://vzagranke.ru/mentalitet/druzhim/vostochnyj-biznes.html

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Добавить комментарий