Как иммигрантам-мусульманам стать западными европейцами

Фото: Berliner Zeitung
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

Европа не может мирно существовать без консенсуса по ценностям. Это требует общего понимания приоритета разума над любым религиозным откровением, чтобы оправдать принятие «открытого общества», светскости и республиканского духа. Концепция «ведущей культуры» Бассама Тиби как основы успешной интеграционной политики.

Бассам Тиби (Bassam Tibi) — уроженец Дамаска, в 1962 г. приехал в Германию, где изучал общественные науки, философию и историю в Геттингенском университете. Ныне почетный профессор международных отношений этого университета, является основоположником исламологии. Помимо Геттингена, Гарварда, Беркли, Йеля, Корнелла и Джакарты, он преподавал в общей сложности в 18 университетах на четырех континентах мира. Результаты его научной деятельности изложены в 30 немецкоязычных и 11 англоязычных книгах.

Часть 1-я Европейцы меняют мусульман или мусульмане меняют Европу?

Ислам и миграция

Исторически и идеологически мусульмане делят мир на «дар аль-ислам» (Дом ислама) и неисламский остаток, к которому принадлежит Европа. Для этого остатка исторически существует ряд терминов, таких как «харб» или «кафар», что означает «война» или «неверующий». Ислам, как любая другая религия преследует миссионерские цели. За этим стоит уравнение «дар аль-Ислам» с «дар аль-Салам» (Дом мира) в соответствии с мировоззрением, согласно которому мир во всем мире возможен только при исламском господстве. За прошедшие четырнадцать веков это мировоззрение ни разу не переосмыслилось. Мусульмане, живущие в Европе, первыми сталкиваются с проблемой реформирования этого мировоззрения в рамках принятия плюрализма.

В прошлом мусульмане дважды попадали в Европу как воины джихада. В 711 г. как завоеватели - в Испанию, в 1453 году - в Константинополь (ныне Стамбул) и далее на Балканы. Сегодня они приезжают мирно как часть «хиджры /миграции», то есть завоевание Европы происходит без военного вторжения, с привлечением прав меньшинств и «политики идентичности», высшими достижениями демократии и международного права. И то, и другое - европейское, а не исламское, но может быть использовано себе на благо в качестве инструментария.

Это выдержка из статьи об исламе в Великобритании, опубликованной в «New York Times» (NYT) от 21 мая 2019 г., требует пояснения: в 622 г. Пророк мигрировал из Мекки в Медину, чтобы распространять ислам. Эта миграция называется «хиджра», и Коран рассматривает ее обязанностью для распространения ислама. Это то, что сегодня делают как верующие мусульмане, так и исламисты в Европе как «мухаджируны / мигранты». В другой своей статье NYT сообщает, что такое название, аль-Мухаджирун, носит группа исламских боевиков в Великобритании, цель которых - разрушить демократию в стране и установить халифат по законам шариата.

Согласно анализу исследовательского центра Pew Research Center (Вашингтон), доля мусульман в общей численности населения Германии «увеличится с 6,1% в 2016 г. до 20% в 2050 г.» из-за миграции и доброжелательной культуры. И эта тенденция не только сохраняется, но и усиливается. В других частях Европы, где отсутствует культура гостеприимства, этот процент ниже, но все же значительный. Так, Швеция, по прогнозу этого центра, существенно опередит Германию, и к 2050 году ее население будет составлять примерно 31% мусульман.

Бассам Тиби, будучи мусульманином и мигрантом, не видит проблемы в исламе как таковом, также как и в демографической статистике. Скорее, как он полагает, проблема, с одной стороны, в том, какие рамки принимабщая страна предлагает для интеграции иммигрантов-мусульман, с тем чтобы они стали европейцами. С другой стороны, в готовности и воли мусульман к интеграции в качестве европейцев в смысле гражданства (Sinne von Citoyens).

Грехи мультикультурализма

В Европу приезжают миллионы мигрантов, которые были социализированы в религиозном мировоззрении, ориентированном на шариат, и восприимчивы к исламизму. Это создает конфликт с европейскими светскими конституциями. Политика мультикультурализма, по мнению Тиби, не только препятствует интеграции мигрантов, но и создает потенциальную угрозу межкультурных конфликтов. Ибо в мультикультуризме не может быть достигнут консенсус ценностей, ввиду развития параллельных обществ, когда мигрантские меньшинства живут и работают в изоляции от западного общества. По сути, возникают государства в государстве.

В этом контексте возникает вопрос, кто кого меняет: европейцы меняют мусульман? Или мусульмане меняют Европу через их анклавные образования в виде параллельных обществ, в которых доминирует исламская культура?

Тиби считает, что причина провала миграционной политики в странах Европы, особенно это касается Германии, в отсутствии концепции миграции и интеграции. «Языковые курсы не имеют ничего общего с интеграцией. Самые большие общины в Берлине - турки и ливанцы. Многие из них - уже иммигранты в третьем поколении и все еще не интегрированы. Интеграция означает, что вы чувствуете свою принадлежность к стране, - заключил социолог в своем интервью немецкой газете «Neuss-Grevenbroicher Zeitung» (NGZ) от 20 марта 2020 г.

В Германии до 2015-2016 гг. было три параллельных сообщества: турецкое, курдское и пакистанское. А теперь формируется еще и арабское. «Я с беспокойством наблюдаю за зарождением этого параллельного общества, и к этому нужно относиться серьезно. Нужно что-то с этим делать», - сокрушается Тиби.

Ввиду глобальных демографических изменений и миграционного давления со стороны Ближнего Востока и Африки европейские общества, не только немецкое, сегодня сталкиваются с необходимостью решать проблему иммиграции. Цивилизационное самоотрицание Европы - не решение проблемы, так же как этнорелигиозные параллельные общества не могут быть альтернативой исключительно этнически детерминированной нации.Это включает в себя концепцию интеграции, которая определяет европейскую идентичность для иммигрантов .

Светский плюрализм описывает концепцию, согласно которой люди с разными мировоззрениями живут вместе и имеют право отличаться и мыслить по-разному, но в то же время придерживаются общих правил - в частности, взаимной терпимости и взаимного уважения.

Обрисованная проблемная ситуация требует «переосмысления мультикультурализма» и примирения «религиозных убеждений и светского разума» Обе формулы являются названиями важных книг по этому вопросу: (Bhikhu Parekh, Rethinking Multiculturalism. Cultural Diversity and Political Theory, Cambridge, Mass. 2000; Robert Audi, Relgious Commitment and Secular Reason, Cambridge 1999.

Грехи мультикультурализма

Еще в 1996 г. Тиби изложил концепцию культурного плюрализма в качестве альтернативы мультикультуризму, опубликовав критический очерк в парламентском приложеним Aus Politik und Zeitgeschehen. В отличие от «Multicultural Anything Goes», это предложение направлено на создание возможности сочетания культурного разнообразия и консенсуса в отношении основанных на ценностях домашних правил, применимых ко всем в демократическом сообществе

Предлагаемые ценности исходят из универсалистских идей Просвещения, и как консенсус ценностей позволяют сформировать общее понимание верховенства разума над любым религиозным откровением, чтобы оправдать принятие «открытого общества», светскости и республиканского духа. «Консенсус по этому вопросу задуман как консенсус ценностей, и это то, что я называю европейской ведущей культурой», - заявляет Тиби. Через два года после вышеупомянутой публикации ее текст был переработан и включен в качестве главы в книгу «Европа без идентичности» (B. Tibi, Europa ohne Identität? Die Krise der multikulturellen Gesellschaft, München 1998). Тиби и сеодня отстаивает эту концепцию, стремясь интегрировать ее в идентичность гражданина.

«Я исхожу из того, что у каждого человека есть личная идентичность, но она также может относиться к большой группе коллективной или национальной идентичности. Я предпочитаю идентичность европейца как гражданина. Главный вопрос: как люди из разных культур и наций могут развить общую гражданскую идентичность (Citoyenneté) в условиях мирного сосуществования? В своих размышлениях об интеграции я начинаю с отдельных людей, а не с коллективов, в особенности не с организованных религиозных сообществ», - пишетТиби.

Он формулирует концепцию ведущей европейской культуры, направленной на реализацию консенсуса ценностей между местными жителями и иммигрантами, ориентированного на демократическую, светскую и цивилизованную европейскую идентичность. Таби убежден, ведущая культура и гражданская идентичность должны быть свободны от религии и этнической принадлежности. Потому что этническая принадлежность не может быть приобретена или передана.

Например, этнический курд не может стать турком, так же как немец не может стать арабом - или наоборот. Но люди могут приобрести цивилизационную идентичность гражданина в смысле идей Просвещения, основанную на ценностях в качестве руководящего культурного ориентира, независимо от их религии или этнической принадлежности. То есть, этнический араб исламского вероисповедания может стать немецким конституционным патриотом только в том случае, если этот человек откажется от этнорелигиозного определения, и в то же время немцы «деэтнитизируют» термин «немец».

Это происходит только тогда, когда материально-этническое определение «немцев» отбрасывается или преодолевается в пользу гражданской идентичности. Однако мигранты должны делать то же самое.

У этой записи 2 комментариев

  1. Mme Grandmaitre

    В исламе есть такое понятие, как “мусафер” – “странник”. К сожалению, не могу никак найти ничего об этом. То есть в чужой стране человек должен помнить, что он гость. То есть “со своим уставом” не соваться. Если в этой стране все едят камни, он тоже должен сделать такое усилие. Ну хотя бы не критиковать и не морщиться, наблюдая, как другие это делают. И уж точно не поучая.
    Когда-то я предлагала проект “Введения иммигрантов во французское общество”. Дело в том, что во Франции, как и везде в Европе есть курсы фр-го языка, но они оторваны от культуры страны. В мой проект входило создание таких школ, в которых иммигранты бы в краткие сроки усваивали бы базы французского, и в то же время обязательно знакомились с историей, географией, культурой. Нельзя отрывать язык от культуры. Многие иммигранты имеют очень поверхностные представления о культуре Франции, об обычаях. И таки образом, они невольно глубинно начали бы уважать эту страну.
    Кроме того, для алжирцев и африканцев Франция – страна оккупантов. И их негативное отношение к французам своего рода месть.

  2. Светлана Линс

    Было бы здорово подробнее ознакомиться с трактовкой понятия “мусафер”.

    А о проекте “Введения во французское общество” можно прочесть в цикле “Везде чувствую себя дома”

Добавить комментарий