Интеграция

10.10.2021
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

Нехватка рабочей силы в Великобритании привела к перебоям со снабжением топливом АЗС и пустым полкам в супермаркетах. В стране около миллиона открытых вакансий, которые вряд ли удастся закрыть без иммигрантов. Однако, чтобы сбалансировать потоки трудовой миграции необходимо избавиться от заблуждений и расхожих стереотипов о негативном влиянии мигрантов на местный рынок труда.

Дефицит рабочей силы

Рынок труда Великобритании переживает беспрецедентные потрясения. Его поразили одновременно два шока: во-первых, последствия экономического кризиса в период пандемии, а во-вторых, выход из ЕС, в результате которого Великобритания покинула его внутренний рынок и отменила свободное передвижение людей. Теперь, когда в Великобритании сняты все ограничения в связи с пандемией, многие отрасли столкнулись с острой нехваткой рабочей силы. Количество объявлений о вакансиях находится на рекордно высоком уровне. По данным аналитического центра Института финансовых исследований (IFS), это часто затрагивает секторы, в которых до пандемии было много иммигрантов из ЕС с низкой или средней квалификацией: транспорт и логистика, пищевая промышленность, гостиницы и рестораны.

Дефицит рабочей силы в Великобритании привела к серьезным перебоям со снабжением торливом АЗ и пустым полкам в супермаркетах по всей стране. Фермеры жалуются, что брокколи и другие овощи на полях гниют, потому что нет больше временных сельскохозяйственных рабочихТакже не хватает мясников. Время ожидания на бойнях стало настолько большим, что свиньи в их стойлах стали слишком толстыми и, очевидно, должны быть забиты самими фермерами – речь идет о 120 тыс. голов рогатого скота.

Чтобы решить эту проблему, правительство Великобритании выдало в общей сложности более 10 тыс. краткосрочных виз для логистических и мясоперерабатывающих предприятий; но этого недостаточно. Другие отрасли также требуют разрешений на работу. Но как работодатель страна перестала быть привлекательной: предложение приняли 27 водителей. В настоящее время на острове доступен один миллион рабочих мест. Без временных рабочих из ЕС, которые были готовы работать за демпинговую заработную плату, их нельзя было бы заполнить так быстро. (www.bluewin.ch)

Новая экономическая политика - «без трудовых иммигрантов»

В период с 2012 по 2015 год чистая иммиграция из ЕС увеличилась более чем вдвое - со 100 тыс. до 219 тыс. человек в год. Что, несомненно, повлияло на исход голосования по Brexit в 2016 г. Результат референдума стал сдерживающим фактором: с тех пор чистая иммиграция снизилась и на конец марта 2020 г. составляла всего около 58 тыс. человек.

Многие граждане ЕС, по всей видимости, вернулись на родину из-за пандемии. Поскольку в Великобритании нет системы регистрации населения, а обычный сбор данных был серьезно нарушен пандемией, точные масштабы эмиграции неизвестны. По оценкам национального статистического управления ONS, около 200 тыс. граждан ЕС покинули Великобританию в 2020 г. и что около 3,5 млн. граждан ЕС в настоящее время все еще живут на острове.

Действительно ли иммигранты из ЕС сдерживали экономичское развитие Британии? Практически нет свидетельств того, что они вытеснили британцев с их рабочих мест. Уровень безработицы резко вырос с 2008 по 2011 год, когда мировой финансовый кризис погрузил экономику в рецессию. Но с 2011 по 2016 год он упал с 8,5 до 5%. До пандемии он составлял 4% - самый низкий показатель с 1974 г. (www.nzz.ch)

Однако популярное обвинение, выдвинутое сейчас консерваторами, заключается в том, что иммиграция привела к снижению заработной платы и производительности, что сдерживало экономику. И новая жесткая иммиграционная система, которая ставит в невыгодное положение низкоквалифицированных специалистов и, таким образом, препятствует возвращению многих эмигрировавших граждан ЕС, в том числе водителей, призвана исправить это. Предполагается, что экономика будет вынуждена искать новое, лучшее равновесие.

Трудовая миграция и производительность труда

Хотя замедление роста производительности обсуждается в Великобритании уже в течение многих лет, потому что причины того неясны. Со времен финансового кризиса это наблюдалось и в других развитых странах, но на острове, похоже, особенно усилилось. Однако последние статистические данные свидетельствуют, что отставание Британии сократилось. С точки зрения экономической производительности в час, по данным ОЭСР, Великобритания в 2019 г. была на четвертом месте среди стран Большой семерки - после Германии, но впереди Италии.

Свежие исследования приводят данные из разных стран для оценки воздействия миграции на рост и производительность в странах с развитой экономикой. Так, публикации Boubtane et al. (2015) показывают, что миграция в целом повышает производительность в странах с развитой экономикой, но в разной степени; для Великобритании, по оценкам, воздействие на 1 процентный пункт в доле мигрантов трудоспособного возраста приводит к увеличению производительности на 0,4-0,5%. Это выше, чем в большинстве других стран с развитой экономикой, и отражает относительно высокий уровень квалификации мигрантов в Великобритании.

Также и исследования Jaumotte et al. (2016) подтверждают, что увеличение доли мигрантов среди взрослого населения на 1% приводит к увеличению ВВП на душу населения и производительности примерно на 2%. Интересно, что оценки совокупного воздействия миграции высокой и низкой квалификации существенно не различаются (хотя последствия для распределения сильно различаются). С точки зрения страны, Пери (2012), проведя анализ штата США, обнаружил, что увеличение иммиграции на 1% повышает общую факторную производительность на 0,5%, в основном благодаря усилению специализации, вызванному притоком иммигрантов.

Точно так же существует ряд механизмов, с помощью которых миграция может повысить производительность. Навыки иммигрантов могут дополнять навыки коренных жителей. Ряд работ подтверждают эту гипотезу: например, Barone and Moretti (2011) обнаружили, что миграция низкоквалифицированной рабочей силы увеличила участие в рабочей силе высококвалифицированных коренных женщин; Пери и Спарбер (2009) и Фогед и Пери (2016) обнаружили, что миграция низкоквалифицированных работников увеличивает заработную плату местных низкоквалифицированных рабочих. В частности, они утверждают, что коренные жители могут иметь сравнительное преимущество в работе с более интенсивными коммуникативными задачами по сравнению с иностранными рабочими, и что иммиграция «подталкивает»'' низкоквалифицированных коренных жителей к занятиям с более высокой интенсивностью таких навыков, повышая уровень специализация в экономике и, следовательно, производительность, о чем свидетельствует соответствующее повышение заработной платы.

Рабочая сила и инвестиции

Влияние низкоквалифицированных иммигрантов на британскую производительность противоречиво, но в большинстве экономических обзоров рассматривается как положительное. Однако в то же время недостаточно доказательств, подтверждающих аргумент о том, что компании обычно предпочитают инвестировать в дешевую рабочую силу, а не в повышение производительности. Так же, как нет фиксированного пула рабочих мест для распределения, нет фиксированного пула инвестиций.( J. Portes The economic impacts of immigration to the UK https://voxeu.org/article/economic-impacts-immigration-uk)

Также нет никаких доказательств того, что иммиграция повлияла на перспективы трудоустройства определенных групп, таких как молодые или неквалифицированные. Иными словами, иммигранты не отнимают рабочие места у коренных жителей. Это - заблуждение о рабочей силе, заключающееся в том, что количество рабочих мест или вакансий в экономике фиксировано (что обычно относится к среднесрочной и долгосрочной перспективе), оказывается ошибкой и в краткосрочной перспективе.

Скорее, само собой разумеется, что внутренние рамочные условия должны оправдывать долгосрочные инвестиции. К ним относятся инфраструктура, качество профессионального обучения - хорошо известная проблема в Великобритании - и надежность ожиданий. Инвестиции британских компаний застопорились после референдума по Brexit в 2016 г., когда были поставлены под сомнение будущие отношения с ЕС.

Если бы свободное передвижение людей было основным злом, другим странам ЕС пришлось бы постоянно страдать от этого. Напротив, это позволяет быстро реагировать на нехватку кадров через национальные границы и перемещать ресурсы туда, где они особенно востребованы. На континенте тоже не хватает водителей грузовиков, но полки супермаркетов не пустуют, а на заправках есть топливо.

Трудовя миграция и демпинг зарплат

Сильное давление на заработную плату со стороны иммиграции из ЕС в Великобритании также не подтверждается. Хотя миграция могла иметь небольшое негативное влияние на заработную плату для низкооплачиваемых людей, другие факторы, как положительные, так и отрицательные (технологические изменения, политика в отношении налоговых кредитов, минимальная национальная заработная плата) гораздо более значимы.

Тем не менее, повышение заработной платы в отдельных секторах было бы оправданно. Но при одновременном ограничении иммиграции и неизменной производительности ничего не меняется в общем доступном предложении рабочей силы - и в конкуренции за персонал существует угроза повышения заработной платы на широком фронте, что прямо или косвенно способствует инфляции. Попросту говоря, от сотрудников будет мало пользы.

Помимо совокупного воздействия на занятость и заработную плату, могут быть и другие воздействия на институты и структуры рынка труда, положительные и отрицательные, особенно если миграция приводит к сегментации рынка труда (MAC 2014). Действительно, есть некоторые свидетельства наличия двойных или сегментированных рынков труда в некоторых низкооплачиваемых секторах, например, в производстве продуктов питания и напитков, где мигранты непропорционально представлены на сезонных, временных работах или на работах с гибким графиком.

Однако, хотя мигранты из ЕС, особенно из его новых стран-членов, сконцентрированы в некоторых секторах с низкой квалификацией и низкооплачиваемых профессиях, это, конечно, отнюдь не относится ко всем мигрантам из ЕС. В частности, в Лондоне мигранты из ЕС составляют значительную часть сотрудников в сфере финансовых и деловых услуг, профессий, которые, как правило, являются высококвалифицированными и высокооплачиваемыми.

Иммиграция также может влиять на уровень человеческого капитала в экономике либо напрямую, если иммигранты имеют высокий уровень образования (Kerr and Lincoln 2010, Hunt and Gauthier-Loiselle 2010), либо косвенно, увеличивая стимулы для коренных жителей к приобретению человеческого капитала.

Дастманн и Фраттини (2014) выявили, что недавние мигранты, особенно из ЕС, в среднем оказывали более положительное влияние на бюджет, чем британцы. Конечно, неудивительно, что работающие молодые мигранты вносят первоначальный положительный фискальный вклад; Для правильной оценки финансовых последствий требуется перспектива жизненного цикла (Preston, 2014). В этом контексте есть разные причины ожидать, что влияние все еще будет положительным (в частности, мигранты, как правило, прибывают после того, как они закончили обязательное, финансируемое государством образование).

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

Добавить комментарий