Интеграция

Жребий (Какая страна лучше, Китай, Таиланд или Тайвань?)

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

Автор: Вадим Ольшевский

И вот я уже на Тайване, десять лет. Вот только по-китайски я говорю с сильным акцентом. С таиландским. И поэтому мне хорошая зарплата здесь не светит. По-английски без акцента, английский-то у меня родной язык. Вот если бы я была полукровкой, наполовину англичанкой, скажем, то никакой акцент не был бы помехой. Они бы все передо мной стелились… Но я - чистокровная китаянка.

- 1 -

- Мне очень, очень нравится у вас в Китае, - весело произнес я, радостно глядя в глаза Аи, моей новой тайваньской начальнице. Аи руководила нашей программой, занималась всей логистикой.

- Месяц я был в Шанхае, а теперь месяц проведу у вас в Тайбэе! – развивал я свою мысль. – Удивительный для меня опыт! Столько мыслей, впечатлений!

Вечеринка была в самом разгаре, мы с Аи стояли с бокалами шампанского в центре огромной залы в отеле Гранд Хайт в центре Тайбэя. Точно так же было и месяц назад, в Шанхае. Перед началом летней месячной школы наша компания устраивала в каждом городе прием в роскошном отеле для профессоров, студентов и их родителей. Ice breaking party.

- Давай выпьем за вашу замечательную страну! – весело предложил я и радостно чокнулся своим бокалом с бокалом Аи. – Мне очень, очень нравится Китай!

- Давай, – улыбнулась Аи. – Выпьем за Тайвань!

Мы отпили по глоточку вдовы Клико.

- Тайвань – удивительная страна, - продолжала улыбаться Аи. - Свобода слова, рыночная экономика и гуманистические ценности. Через неделю ты почувствуешь, что мы и Китай – это две совершенно разные культуры. Просто люди здесь иные совершенно, ты это быстро поймешь.

- Ну да, - сразу вежливо оговорился я. – Это я, конечно, ляпнул. Это же как приехать в Канаду, и сказать им, - давайте выпьем за Америку.

- Или приехать в Киев и предложить тост за Россию, - развила мою мысль Аи.

- Так выпьем же за Тайвань! – исправил я свою бестактность.

Мы весело чокнулись еще раз.

- 2 -

На переменках я стал заходить к Аи в офис, налить себе кофе и поболтать. А по выходным она стала показывать мне Тайбэй. Национальный музей, музей современного искусства… Действительно, Тайвань - это Тайвань! Люди тут и правда совершенно иные.

- Мои дедушка и бабушка, - рассказывала Аи, - были богатыми землевладельцами в Китае. У дедушки было огромное количество земли в провинции Хэйлунцзян.

- А когда Мао пришел к власти, - продолжает Аи, - дедушка сбежал сначала на Тайвань, а потом сразу в Таиланд. Я дедушку люблю, конечно, но иногда у меня проскальзывает одна мысль. Зачем он уехал? Почему не остался в Китае?

- О дедушке своем я толком и не знаю ничего, - рассказывает Аи. – Знаю только, что в Таиланде он заработал несметные богатства. В Таиланде у нас было все, огромный дворец, прислуга в белых перчатках, роллс-ройс. Папа потом все это потерял. В ноль потерял, все спустил в казино до ниточки!

- Я училась в таиландской школе, - рассказывает Аи. – В британской, международной. Была лучшей ученицей за всю ее историю. Изучала историю, философию, языки. Кроме английского и французского говорю на таиландском, мандарине, японском, корейском, латыни и по-древнегречески. А как я любила нашего короля! Как я его обожала!

- Потом я училась год в университете в Сингапуре, - продолжает Аи. – Там все было по-другому. Все чужое! Все вокруг стерильное, люди далекие. Как я тосковала по родному Таиланду! Как тосковала! Фотографию короля нашего повесила у себя в комнате...

- А через год я перевелась в Оксфорд, - рассказывает Аи. – И там в библиотеке мне попалась на глаза книжка о Таиланде. И узнала всю правду о нашем короле. О его культе личности.

- У нас же в Таиланде как? – рассказывает Аи. – У нас, если ты верующий, ты должен делать пожертвования. На храмы. И половина автоматически идет в королевский бюджет. Грабеж! Половина – Будде, половина королю! И везде, везде, его портреты. И если ты скажешь хотя бы одно о нем критическое слово – 15 лет тюрьмы по 112-й статье. А в газетах везде рассказы о том, как бедная крестьянка продала все крохи, которые у нее были, осталась нищей, но отдала все королю. И как это по-таиландски, по-буддийски. Какая она святая…

- А я? – продолжала Аи. – Чем я лучше? Я же по-таиландски говорю с китайским акцентом. Автоматически белая косточка, высший класс. Привилегии. Слуги, роллс-ройс. Таиландское же общество очень сословное. Так что чем я лучше нашего короля? Какое у меня моральное право его судить?

- У меня в Англии как пелена с глаз упала! – рассказывает Аи. – И я поняла, что не хочу домой. Таиланд – ужасная, ужасная страна. Ведь если ты -девушка, то никто тебя там на руководящую работу не наймет. Будь ты хоть семи пядей во лбу! Сексизм! Твой удел – постель и забота о доме!

- Через три года я окончила Оксфорд, - рассказывала Аи. - А тут - телеграмма. У папы инфаркт и инсульт. Он проиграл половину дедушкиного богатства в рулетку, а вторую половину отобрала таиландская мафия. И папа лежит сейчас в больнице в Тайбэе.

- В Оксфорд я уезжала из Таиланда, - рассказывала Аи. – А возвращалась на Тайвань. Летела в самолете, слушала Рахманинова в наушниках, и плакала. Но ничего, папа же жив. Нужно судьбе спасибо сказать за это. И у него инвалидность, нам дали субсидированную квартиру. Мама сидит с ним 24 часа в сутки. А мне надо работать и содержать всю семью.

- Мы все, все потеряли в один день, - рассказывала Аи. – Из принцев в нищие! Но тем не менее я сразу почувствовала, что я здесь – дома. Это моя страна! Моя древняя культура. Моя история. Мой язык. Мои люди. И свобода слова! И равенство полов! Вот где надо жить! Не в Англии же! Люди в Англии у меня до сих пор ассоциируются с картинами Магритта почему-то. Вычищенные ботинки, костюм, галстук. А вместо головы – шар почему-то. Совсем они чужие, из другого теста. Нет, по Англии я совсем не скучаю.

- И вот я уже здесь, на Тайване, десять лет, - рассказывает Аи. – Зарплаты маленькие. Но это ничего. Мы же за квартиру нашу субсидированную ничего не платим. И медицина практически бесплатная. Слуг у нас здесь нет, но мама сама готовит и убирает. Так что ничего… И свобода слова. И люди, люди замечательные. Я счастлива!

- 3 -

- Вот только по-китайски я говорю с сильным акцентом, - вздыхает Аи. – С таиландским. И поэтому мне хорошая зарплата здесь не светит. По-английски без акцента, английский-то у меня родной язык. А по-китайски не с английским акцентом, а почему-то с таиландским.

- Да вы посмотрите в мое удостоверение личности! – восклицает Аи. – Посмотрите мой ID! Я же китаянка в четырехсотом поколении! Посмотрите мой анализ ДНК! 97% Han Chinese!

- Я гражданка Тайваня! - восклицала Аи. - Я же окончила один из лучших в мире университетов! Оксфорд! А они нанимают не меня, а каких-то местных выпускников всего лишь какого-то NTU!

- До сих пор злюсь на папу, - улыбается Аи. – Как он мог спустить такое богатство за каких-то 5 лет?

- А Тайвань? – улыбается Аи. – Разве это нормальное государство? Вот если бы я была полукровкой, наполовину англичанкой, скажем, то никакой акцент не был бы помехой. Они бы все передо мной стелились… Но я чистокровная китаянка. Но говорю с акцентом второсортной страны. И что? И чем я хуже вас, спрашивается?

- А климат здесь какой? – спрашивает Аи. – Тайфуны же каждый месяц! Влажность дикая! И у меня из-за нее все время аллергии!

- А солнце? - продолжает Аи. - Надо все время с зонтиком ходить и половину зарплаты на кремы для кожи тратить!

- Главное, что меня не устраивает на Тайване, - улыбается Аи, - это таиландские рестораны. Да разве это еда? Да вы что, с пальмы упали? Да вы почитайте хотя бы книжки рецептов!

- Когда я захожу здесь в таиландский ресторан, - рассказывает Аи. – Я вначале заказываю один только салат из папайи. Это мой тест такой. Если они даже простой салат не могут приготовить, отсюда надо бежать! Бежать!

- Папайя должна быть нарезана ломтиками вот такой длины, - показывает Аи. – А они всегда торопятся и режут в два раза -длиннее. Потом, сахар. Сахар должен быть обязательно пальмовый, и обязательно или из Таиланда или из Малайзии. А они сахар всегда с Филиппин добавляют, так им, видите ли, дешевле.

- Ужасная страна! - смеется Аи. – Зачем дедушка уехал из Китая?

- 4 -

После месяца на Тайване мы все полетели на совещание в Пекине. Компания собирала на столичную конференцию всех своих профессоров из всех своих городов. Брендон летел из Токио, Брюс и Росс из Сеула. Полетели и мы с Асланом из Тайбэя. Аи летела с нами.

- Я ни разу не была в континентальном Китае, - призналась мне Аи в самолете. – Первый раз. И я сейчас лечу и как-то некомфортно себя чувствую. Не жду ничего хорошего.

- Люди там другие, - говорила Аи. – Чужие. Там же социализм…

- Перед поездкой, - рассказывала Аи, - я еще пересмотрела фильм Бертолуччи «Последний император». Чтобы освежить в памяти историю запретного города, пойду туда завтра. Какой-то у меня даже когнитивный диссонанс, столько всего хочу там увидеть, но не хочу общаться с людьми там совершенно…

- Да знаешь, - успокаивал я ее. – Не так все страшно. По большому счету, люди-то везде одинаковые. По большому-то счету…

- Да о чем ты говоришь! – воскликнула Аи. – Там же социализм! Там же рабы!

- 5 -

Самолет приземлился, и мы пошли долгими путанными коридорами к паспортному контролю.

- Видишь, - улыбнулся я Аи. – Все точно то же самое. Ничем аэропорт в Пекине от Тайбейского не отличается.

- Да что ты такое говоришь! – воскликнула Аи. – Да здесь же все чужое! Вся реклама не на традиционном китайском, а на упрощенном. Тут же иероглифы все другие! Я ничего толком прочитать не могу! А лица людей на рекламах? Это же не тайваньцы, сразу видно! Я их эмоции не могу по их лицам читать!

- А посмотри как эти китайцы вокруг нас идут к паспортному контролю! – продолжала Аи. – У них же даже походка другая, медленная. Подневольная! И они идут и друг на друга даже не смотрят. Каждый за себя! Рабы!

Мы подошли к очереди, достали паспорта. К Аи подошла девушка в военной форме.

- Вам не сюда, - сказала она, глядя на ее тайваньский паспорт. – Вам в другую очередь, для граждан Китая. Добро пожаловать домой!

- Они не признают Тайвань отдельной страной, - улыбнулась Аи, и пошла в другую, короткую очередь.

Мы же с Асланом отстояли длинную очередь для иностранцев. Аи дожидалась нас уже на китайской земле.

- Удивительное дело, - сказала она нам. – Я вдруг поняла, что у меня нигде нет дома. Ни в одной стране! Меня везде считают чужой. А они здесь, оказывается, воспринимают меня своей… Удивительное дело!

- Надо же, - улыбалась Аи. – Одна фраза всего «Welcome home», а как она все сразу меняет…

- 6 -

На следующий день, на конференции, мы с Аи пошли вместе на ланч. Взяли на раздаче шашлык по-уйгурски, какие-то овощи. Сели за столик.

- Китай – удивительная страна, - радостно делилась со мной Аи. – И люди здесь замечательные! В Тайване все как услышат мой акцент – сразу интересуются, - а откуда ты?

- А здесь, - продолжала Аи, - здесь в Китае у них сотня языков. И половина страны говорит с акцентом. И меня никто здесь ни о чем не спрашивает. Здесь я своя!

- У нас в Тайване официанты быстро принимают заказ и убегают, - делилась Аи. – По две минуты на посетителя. А здесь – они будут с тобой говорить сколько угодно, отвечать на вопросы, советовать. Очень все тут очень умные и доброжелательные.

- И девушка в гостинице, - продолжала Аи. – Она вчера быстро меня зарегистрировала, дала ключи от номера. А потом еще полчаса со мной говорила, советовала куда пойти, что посмотреть. Кучу апликаций мне на телефон установила. Didi, wechat, Alipay… Просто удивительная какая-то атмосфера всеобщей помощи и доброжелательности. Мне тут хорошо! Я здесь дома!

- Одной книжки из библиотеки мне хватило, чтобы избавиться от таиландской пропаганды, - счастливо улыбалась Аи. – это десять лет назад. А сейчас – хватило одного дня в Пекине, чтобы избавиться от пропаганды тайваньской.

- Слушай, ну какие же замечательные эти китайцы! – рассказывала Аи. – Как они любят своих детей! Когда девочек выводят на улицу, это не так как у нас на Тайване. У нас же как - надели на нее джинсы и футболку, и все. А здесь они и в платье кружевное ее оденут, и яркие ленточки в косички вплетут. А отцы? Какие здесь замечательные отцы! Они же своих детей через пешеходный переход на руках переносят. На руках переносят! Где вы такое во всем мире увидите?

- А какие здесь таиландские рестораны! – воскликнула Аи. – Замечательные! Не хуже чем у нас в Бангкоке! А о чем люди за столиках беседуют? У нас же на Тайване они всегда о выборах, о политике. Волнуются, руками машут! А здесь они такие все расслабленные! Такие счастливые! Улыбаются, о детях говорят, об образовании, о попсе какой-то своей…

- Может и не так-то он уж и плох, этот социализм-то? - улыбнулась Аи. – Может он и имеет какой-то смысл?

- 7 -

Улетали мы с Аи из одного терминала. Я – в Бостон, она – назад в Тайбэй. Сдали багаж, получили посадочные талоны, и пошли посидеть полчаса в чайной. Аи заказала чай пуэр, я – улонг. В дополнение нам принесли кучу каких-то фруктов, пряников.

- Классическая китайская традиция, - объяснила мне Аи. – У нас в Азии всегда именно такое печенье к чаю подают.

- Ну, как? – спросил я. – Какие планы? Когда ты переезжаешь в Китай на жительство?

- Никогда, - вздохнула Аи. – Я разочаровалась в этой стране.

- Понимаешь, - продолжала она. – По совету Аслана я вчера пошла на шелковый рынок. Silk market называется. Это такой целый молл многоэтажный, где можно все за полцены купить. Но там нужно торговаться, меня Аслан предупредил. А я не умею. И они все в молле, они по моей одежде сразу понимают, что я из Тайваня – и сразу цену мне втридорога заламывают. Я для них – чужая. Богатая туристка, меня надо надуть. Надуть!

- Да не умею я торговаться! – воскликнула Аи. – Не могу! И не хочу! У нас же на Тайване все цены в моллах всегда окончательные. И люди у нас все в моллах вежливые, не то, что эти в этом их пекинском шелковом рынке.

- Я ушла оттуда, ничего не купив, - рассказывала Аи. – Села в такси. А у водителя на панели два флажка маленьких. Один – Китая со звездами. А второй – с серпом и молотом, партийный. Он – член коммунистической партии, стало быть.

- Сколько до моей гостиницы? – спрашиваю его. Договорились за 80 юаней.

- А он не к дверям гостиницы меня подвез, - рассказывала Аи. – Он остановился за 20 метров от входа. И закрыл двери.

- Давай 100 юаней, - говорит угрожающе. – А то я тебя не выпущу!

- Ты представляешь, что чувствует в таких случаях девушка? – воскликнула Аи. – Одна в машине с таксистом, в чужой стране? Темно уже на улице, десять вечера. Ну, дала ему то, что он просил. И вернулась в номер вся в слезах.

- Да не жалко мне 20 ваших юаней! – воскликнула Аи. – Вообще, не в деньгах дело! Но где у вас в вашем социализме нормальное отношение людей друг к другу? Ужасная страна! Ужасные люди! Я таких раньше только в фильмах Кустурицы видела!

- Вот скажи, Вадим, - воскликнула Аи. – Ты же много ездишь, скажи. Почему в мире нет ни одной нормальной страны? И почему бы нормальным людям со всего света не скинуться бы и не купить себе остров? Мы бы построили бы себе там дороги, школы, больницы. А Эппл и Майкрософ сразу бы открыли у нас свои отделения.. Мы бы там университет основали бы, лучший в мире. И везде были бы библиотеки, кинотеатры, бутики с красивой одеждой… Почему этого нет?

- Помнишь песню Леннона? – спросила меня Aи. - Imagine there's no countries. It isn't hard to do. Nothing to kill or die for. And no religion, too. Imagine all the people. Living life in peace...

- А ты помнишь этот видеоклип? – спросила Аи. – Где Леннон играет на белом рояле в белой темной пустой комнате? Так медленно играет и звук рояля такой красивый? Как бы Европа. А Йоко Оно, она как бы Азия, она медленно открывает окна одно за другим? И комната становится все светлее и светлее? А там, за окнами, там такой зеленый дивный сад… И гуляют там животные невиданной красы… Imagine there's no heaven. It's easy if you try. No hell below us. Above us only sky…

Вадим Ольшевский

У этой записи 2 комментариев

  1. Светлана Александрова Линс

    Да, рассказ просто потрясающий — в таком лаконичном тексте столько тем для размышления. Я так и не смогла выделить главную из них, остановилась на проблеме интеграции. Но здесь не просто описаны трудности интеграции, а показан, увы, печальный опыт многих репатриантов.

    Плюс феномен «фрвнцузика из Бордо», описанного еще Грибоедовым. Действительно, при всей ненависти, которую сеет «патриотическая» пропаганда, преклонение перед иностранцами имеет место.

    А кто из эмигрантов не пережил попытки обмишурить, приезжая в родные края, уже в аэропорту. Да, нас вычисляют мгновенно.

    А это «глаза открылись» на то, что в Таиланде культ личности. Я до сих пор встречаю людей, так и живуших в ностальгии по старым добрым советским сословиям. У многих детей парткормушки глаза так и не «открылись».

Добавить комментарий