Иммигранты-мусульмане – тернистый путь от гостя к гражданину

Фото: blog.logos.com
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Как иммигрантам-мусульманам стать западными европейцами - Часть 2

Этнизация ислама - препятствие на пути интеграции мигрантов, что идет параллельно с этническим определением гражданина принимающей страны. Фомирование ведущей культуры может предотвратить эту этническую сегрегацию: речь идет о достижениях Западной Европы, которые Ю. Хабермас называет «культурной современностью». Возникшая на идеях европейского Просвещения, она не имеет этнического характера и поэтому подходит для достижения межкультурной значимости

Иммиграция и идентичность

Центральный термин в концепции ведущей культуры Тиби - идентичность. Он обращается к опыту США, соглашаясь с Фукуямой о том, что «американцам действительно есть чему научить европейцев в отношении создания открытой национальной идентичности» (F. Fukuyama, Identity, Immigration and Liberal Democracy, in, Journal of Democracy Volume 17, Nr. 2, April 2006)

Искусственно созданная идентичность требуется в странах с классической иммиграцией (США, Канада и Австралия), а также в странах «третьего мира» с этнически смешанным населением после деколонизации (например, Нигерия с примерно 60 этническими группами или Сенегал с 13 этническими группами). В США сформирована идентичность американца: «слепой по этнической принадлежности, слепой по религии». Она основана на утверждении ценностей американской конституции и на культуре американского образа жизни. В США до появления мультикультурализма и его политики идентичности всегда можно было сочетать культурное разнообразие с консенсусом ценностей в рамках социального плюрализма.

Постмодернистский мультикультурализм с его произвольными ценностями, поскольку он является культурно релятивистским, вышел на первый план и не допускает доминирования ведущей культуры. Тем самым он способствует распаду общества. Артур Шлезинджер на примере США называет это «разъединением Америки» (A. Schlesinger, The Disuniting of America. Reflections on a Multicultural Society, New York 1998).

Препятствия на пути интеграции

При этом культурный плюрализм, основанный на ценностном консенсусе, не имеет ничего общего с «гегемонистской культурой» (Hegemonialkultur), подчеркивает Тиби в своей статье для швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung от 23 июля 2020 г. В то время как в Германии, по его убеждению, доминирует немецкая культура, под которой понимаются христианские и немецкие нравы и обычаи.

Здесь важна разница между теми обществами в Европе, чья устоявшаяся идентичность связана со статусом гражданина, то есть не является исключительной (предлагая иммигрантам не только паспорт, но и идентичность), и теми, которые связаны с этнической принадлежностью. Такие, как Германия, позиционирующая себя как «культурная нация», не могут дать иммигрантам идентичность. В этих условиях обе стороны должны претерпеть культурные изменения, чтобы достичь способности к интеграции.

Интеграция не происходит через паспорт, и это не означает языковые курсы, алименты и проживание, а скорее возможность установить личность. Ведущая культура определяет идентичность. Тиби исследовал это в Стэнфордском университете в США, а не в Германии, и изложил результаты своих исследований в книге «Этническая Европа, мобильность, идентичность и конфликт в глобализированном мире» в соавторстве ( Глава «The Return of Ethnicity to Europe via Islamic Migration? The Ethniciza-tion of the Islamic Diaspora, in, Roland Hsu (Hrsg.), Ethnic Europe. Mobility, Identity, and Conflict in a Globalized World, Stanford 2010).

Этническая идентичность принимающего общества усиливает этническую идентичность иммигрантов, оба аспекта усиливают друг друга и препятствуют интеграции. Термин «идентичность» является компонентом концепции с культурным плюралистическим содержанием - в отличие от произвольных ценностей мультикультурализма.

Одним из основных препятствий на пути успешной интеграции мигрантов в Германии является этнизация ислама, которая идет параллельно с этническим определением гражданина принимающей страны. Только размышления о ведущей культуре могут предотвратить эту этническую сегрегацию: речь идет о достижениях Западной Европы, которые Юрген Хабермас называет «культурной современностью» (Jürgen Habermas, Der philosophische Diskurs der Moderne, Frankfurt/M. 1995). Именно потому, что культурная современность, возникшая в основном из европейского Просвещения, не имеет этнического характера, она подходит для достижения межкультурной значимости, утверждает Тиби.

За пределами Германии цивилизационная и национальная идентичность этой страны считается нормальным явлением. Но это очень деликатная тема в самой Германии: как известно из работ Мэри Фулбрук, эти дебаты о Германии отягощены бедами прошлого (Mary Fulbrook, German Identity after the Holocaust, Cambridge - Oxford 1999). Иммиграционные проблемы - от идентичности и интеграции, жестокого обращения с мигрантами и убежища до этнической принадлежности, религиозной радикализации и возникновения параллельных обществ – и по сей день являются табу почти для всех партий и общественных организаций. Это также одна из причин отсуствия подлинной дискуссии об интеграции, уверен Тиби.

Буква закона vs дух закона

Германия так и не смогла преодолеть правовой формализм, что выражается в трактовке Основного закона, который должен был ввести новую политическую постнацистскую культуру, президентом Службы военной контрразведки Кристофом Граммом (FAZ, 20 июля 2017 г. С. 8.): конституционная культура Основного закона включает «обязательство соблюдать закон. Это основное обязательство [...] также распространяется на иммигрантов и других гостей». То есть иммигранты в политическом дискурсе Германии так и остаются «гостями», вне рассмотрения их гражданской идентичности. Главный редактор Neue Züricher Zeitung Эрик Гуйер написал в своей статье «Германия, республика цензуры» (NZZ от 13 апреля 2017 г.): ««Немцы имеют глубоко укоренившуюся тенденцию рассматривать все политические споры как правовые проблемы. Им следует больше полагаться на силу своей демократии и самоочищающую силу общественного мнения, а не на абзацы».

Тиби, акцентрирует внимание на том, что обязательным условием для интеграции является личность гражданина, а не «юридическое соответствие» угрозе наказания, как считает председатель Службы военной контрразведки. Необходима политика для интеграции иммигрантов в европейскую идентичность. Это именно то, что заставляет иммигрантов рационально справляться с неоспоримыми культурными различиями и в то же время создавать консенсус по основным нормам и ценностям в принимающей стране. Внутренний и социальный мир требует согласия на общих основаниях.

А пока ситуация выглядит далеко не радужной, скорее, даже пугающей, что иллюстрирует высказывание исламского фундаменталиста на дебатах в Лейдене (Нидерланды), по проекту об исламе и исламских мигрантах в Европе (W.A.R. Schadid/P.S. van Koningsveld (Hrsg.), Muslims in the Margin. Islam in Western Europe, Kampen/Niederlande 1996.). Тот честно и открыто сказал: «Пока мусульмане составляют меньшинство, они подчиняются европейским законам, но вы не можете просить их принять дух этих законов».

Если мы используем идеи Монтескье как один из источников европейской идентичности, пишет Тиби, то суть ее на французском - это esprit de loi, а не немецкий правовой формализм. Этот культурный дух закона отличает конституционный патриотизм как доминирующую культуру и культурную идентичность от формального соблюдения законов группой, которая делает это с осознанием того, что она обязана делать это только тогда, когда она все еще находится в меньшинстве.

Поэтому ведущая европейская культура должна основываться на ценностях культурного модерна и применяться на основе консенсуса как к немцам, так и мигрантам в качестве платформы для единения. Это - альтернатива параллельным обществам любой ценности. Это включает определение людей как отдельных лиц /граждан, а не как часть меньшинства, такого как исламское сообщество в Германии, для которого государство ищет представителя этого коллектива, заключает Тиби.

Поэтому ведущая европейская культура должна основываться на ценностях культурного модерна и применяться на основе консенсуса как к немцам, так и мигрантам в качестве платформы для единения. Это - альтернатива параллельным обществам любой ценности . Это включает определение людей как отдельных лиц /граждан, а не как часть меньшинства, такого как исламское сообщество в Германии, для которого государство ищет представителя этого коллектива, заключает Тиби.

Ведущая европейская культура предполагает:

- примат разума над религиозным откровением;

- права человека (т.е. исключение прав меньшинств как групповых прав), которые включают, в частности, свободу убеждений;

- светская демократия, основанная на разделении религии и политики;

- признанный плюрализм, а также взаимная толерантность, которые помогают в рациональном преодолении культурных различий.

Обоснованность и признание этих ценностей в качестве ведущей культуры - вот что составляет сущность гражданского общества, разнообразие в рамках плюрализма.

Ислам, согласно концепции ведущей культуры, может быть адаптирован, используя опыт его африканизации и трансформации к культурам Юго-Восточной Азии. Универсальный, свободный от локальной культуры, то есть ислам как мировоззрение. Тиби обращает внимание на то, что необходимо осознать разницу между духовной верой и интерпретацией ислама как правовой системы. Исламисты же определяют ислам как политический строй. Это исторический феномен, относящийся к политике, но не к охраняемым законом религиозным убеждениям. Прискорбно, что европейские политики по незнанию вносят путанницу в дискуссию об интеграции мусульман-мигрантов.

Следует заметить, что Тиби уже более четверти века ведет свою просветительскую деятельность, в том числе и среди полического истеблишмента Германии: «Я делаю это на фоне того, что являюсь сирийским мигрантом. Моей целью было и остается инициировать политически значимое и объективное обсуждение рамочных условий для миграции и интеграции. Но я должен признать, что пока терпел неудачу».

А ведь стоит прислушаться к мнению профессора Бассама Тиби не только немецким, но и европейским политикам.

В работе над этим обзором, помимо указанных в тексте источников, была использована статья B. Tibi „Leitkultur als Integrationskonzept – revisited «CC BY-NC-ND 3.0 DE»/ bpb.de

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

Добавить комментарий