Нескучная "Качественная доставка"

Фото: blog.logos.com
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Андрей Мовчан "Английский дневник" Глава 4

Обещав вести английский дневник, я пишу пятую главу о России. Но дорога начинается с подготовки, и даже в space trip наблюдателю интереснее всего старты – с томительным ожиданием, последней отладкой, проверками, напутствиями и прощальными взмахами рук. Об этом уже были четыре главы – пятая (скучная) будет сравнима с главой про момент начала полета: то самое время, когда многотонный груз ракеты еще принадлежит Земле, но уже безвозвратно нацелен вовне; короткий миг, когда выявляются все проблемы и недоделки, которые уже не устранить и не допаботать, из всех слов великого языка помогают (и звучат) только мат и обратный отсчет. Старт – это начало полета в космос, но проходит он по законам Земли. Еще глава – и дальнейшее будет уже про Англию.

***

Для собранных вещей (см. выше) нам надо было найти лучшую ракету-носитель, которая доставит все, лежащее между тюленем и пианино (включительно) в Лондон – быстро, дешево и в целости. Маск был занят, Space Falcon не готов, и пришлось искать компании в Москве. На мое удивление TNT(usual suspect) объявил, что работает только с юрлицами, а целая цепочка других компаний вступала в диалог примерно такого содержания:

- «Вы можете доставить личные вещи из Москвы в Лондон?»

- «Можем»

- «Сколько это стоит?»

- «Надо будет посчитать»

- «А когда вы сможете посчитать?»

- «А когда заберем вещи и отправим»

- «А сколько займет перевоз?»

- «Узнаем позже»

- «А когда?»

- «А когда перевезем»

- «А что нам надо сделать чтобы вы перевезли»

- «А разберемся в процессе»

- «А если вы не сможете перевезти?»

- «А мы тогда вам все вернем, вы сможете забрать вещи со склада»

Считайте меня параноиком, но я не решился отправить вещи с такими удобными и гибкими перевозчиками. На третью неделю поисков и сравнений, в которых участвовали мы с Ольгой, наша дочь и Ольгин секретарь, мы решили остановиться на компании «Качественная Доставка». Во-первых потому, что она – качественная, так ведь сказано в названии. Во-вторых потому, что с нами беседовал милый и разумный менеджер Рубен, который легко отвечал на все наши вопросы:

- «Вы можете доставить личные вещи из Москвы в Лондон?»

- «Можем»

- «Сколько это стоит?»

- «А что у вас за вещи? Мебель, так, пианино, так, тюлень, так, коробки, так … - ага, вот столько будет стоить; ну, плюс-минус немножко, мы вам скажем точно, как упакуем»

- «А сколько займет перевоз?»

- «Ну недели две-три, туда-сюда, это же российская таможня, там можно простоять долго, они иногда распаковывают, а дальше быстро»

- «А что нам надо сделать чтобы вы перевезли»

- «А заполните заявку на сайте, назначим день упаковки и по факту подпишем договор»

- «А если вы не сможете перевезти?»

- «А у нас такого не бывает, мы очень много возим, всё всегда хорошо»

Надо сказать, забегая вперед, что катастрофы не случилось – опытный читатель, предвкушающий начало триллера под названием «где мой багаж?!» будет разочарован. Случилось нечто большее – мы столкнулись с «восточным бизнесом». А это не столько проблемно, сколько забавно. Все началось еще до упаковки и погрузки – с выяснения вопроса «как проходить таможню».

«Надо сделать специальную опись вещей для российской таможни, иначе вещи не выпустят. Это стоит всего 70 евро». Опыт жизни в России убедил меня, что опись действительно должна быть очень специальной – уговаривать не пришлось. «И надо будет заплатить пошлину – 21% от стоимости вещей». А вот это было неприятно: во-первых это хорошие деньги, во-вторых мне уже надоело постоянно убеждаться в коварстве российского государства и не хотелось верить, что за мои собственные вещи при вывозе я должен платить. Скорее второе, чем первое побудило меня пойти в Интернет – чтобы в течение 5 минут убедиться, что родное российское правительство разрешает мне вывозить личные вещи (кроме культурных ценностей) совершенно бесплатно в любом объеме.

Я позвонил Рубену.

- Почему мы должны платить пошлину? В Интернете написано, что пошлины нет!

- Э-э, не может быть. Пошлина есть.

- Ну вот я вам послал ссылку – читайте.

- А-а – ну да, это вы прислали ссылку про российскую таможню, там действительно нет. Это пошлина польской таможне.

- ???!!!??? Но мы везем вещи в Англию!

- Но машина идет через Польшу – там на границе брокер, они берут 21%.

Что-то мне сразу не понравилось в этой новости.

- Ну хорошо, а если скажем машина пойдет через Турцию, Иран, Сирию, Египет, Тунис, Ливию, Марокко, Гибралтар, Испанию – все эти страны возьмут по пошлине? Может быть морем отправить?

- У нас машины не плавают. Мы отправляем через Польшу, они берут пошлину.

Я жил в «восточном бизнесе» достаточно и знаю, как он делается (об есть отдельный рассказ “Восточный бизнес”, его можно прочитать здесь)

- Меня не устраивает такой вариант, – сказал я. - Наверняка есть вариант без польской пошлины!

Вариант нашелся в течение нескольких часов.

- Есть альтернатива: мы можем отправить ваш груз в отдельной машине, опломбированной, до Англии – тогда пошлину поляки не возьмут; но возьмут англичане, у них 5%; и отдельная машина будет стоить [называется цифра, большая чем раньше, на примерно ту же сумму]. И у нас нет своего брокера в Англии, я могу вам только дать координаты местных брокеров.

Нет, такой хоккей нам не нужен.

- Простите, но вы называли мне цену доставки груза из Москвы в Лондон. В ней не было таможенных пошлин, и я не просил вас везти груз через польскую границу. Давайте придумаем что-то, что сохранит цену.

Как я и ожидал, Рубен оказался изобретательным молодым человеком. На изобретение у него ушло еще около суток.

- Мы можем отвезти ваш груз в небольшой машине. Тогда она доедет до Англии без польской таможни за те же деньги, что мы обсуждали. Только надо заплатить пошлину 5% за растаможку в Англии.

Игра в деньги – моя стихия. Контрольный вопрос:

- Спасибо! А 5% мы платим кому?

- Вы не беспокойтесь, переведете нам, а мы заплатим брокеру.

Ну, всё понятно, не так ли? Лезу в Интернет. 15 минут – ответ: Британская Корона не облагает пошлиной ввоз личных вещей при переезде на постоянное место жительства.

- Да? Надо же, как здорово! Ну тогда значит вам не надо платить! Пришлите мне подтверждение.

Отбив попытку взять с нас пошлины, мы перешли к упаковке и загрузке. Надо было забрать кое-что из офиса и потом из дома; договорились, что машина едет с утра в офис, а потом к нам домой. Машина опоздала в офис на час с лишним, но это же Москва, здесь иначе никак. Примерно сразу после ее приезда Рубен любезно стал звонить мне:

- Э-э, вы знаете, тут долгий процесс упаковки, и, нам кажется, упаковки не хватит на ваши домашние вещи, придется ездить. Давайте мы сегодня офис, а завтра дом?

Я достал из кармана свой опыт восточного бизнеса:

- А это влияет на цену?

- Да, конечно, это два дня погрузки вместо одного, вы же понимаете…

- Нет, извините, Рубен, я не понимаю. Давайте успеем все сегодня.

О великий восточный бизнес – компания успела все погрузить за один день! Надо сказать, что команда приехала опытная, веселая и уверенная в себе – нам было сказано: «Не боись, у нас все доезжает целым!» Правду сказать, целым доехало почти все – об этом чуть впереди.

Вещи упаковывались так, будто главной целью упаковщиков было сделать их неузнаваемыми и недоставаемыми никогда и ни за что. Упаковочный материал расходовался так, будто у него, как у евро, отрицательная стоимость. Объем вещей рос в разы (для безопасности и сохранности? – я не Киселев, я скажу «возможно»).

На следующий день Рубен через помощницу прислал мне договор с проставленной стоимостью перевозки. Я читаю договора, есть дурная привычка.

- Рубен, простите, в договоре какая-то ошибка: вы проставили цену в 10 раз больше, чем мы с вами договаривались!

- Ну да, но у вас же оказалось значительно больше вещей, чем мы думали! Вы же сказали, что у вас пианино, мебель и личные вещи, а оказалось, что у вас 9 кубов!

- Так, hold on! Пианино – это полтора куба как минимум. Мебель вы вряд ли ожидали меньше еще двух-трех кубов по объему. Плюс скажем еще 1 куб личных вещей – это 5-5,5 кубов. Допустим, что вы действительно запаковали 9 [так вот зачем столько упаковки!]. Машина та же, разгрузка не ваша, но даже если вы пошлете две машины, то это в два раза больше, но не в 10 же!

- Это не я считаю [о, это наш, русский, прием – я только выполняю приказ, поэтому ничего поделать нельзя]

- А я могу поговорить с теми, кто считает?

- Давайте я с ними поговорю, мы попробуем что-нибудь придумать.

Вы помните, Рубен что оказался очень изобретательным? Это был уже не первый раз, когда он вызывался придумать, как мне помочь справиться с созданной им самим проблемой.

И снова у него ушли сутки.

- Есть вариант: мы грузим ваши вещи в машину разрешенной грузоподъемности меньше, чем весят ваши вещи. Но у нас машины усиленные, вы не волнуйтесь. А в декларации мы напишем меньше вес. И цена будет сильно ниже.

Цена, на удивление, действительно оказалась всего в 2 раза выше изначально заявленной – но тут уж меня за язык не тянули, пришлось соглашаться.

Ах да, вместе с договором мне принесли опись за 70 евро. Опись оказалась таблицей «номер; наименование; количество»; в графе «наименование» чаще всего встречалось словосочетание «личные вещи», количество везде было «1». Тоже мне «граница на замке» - в этот момент все мои представления об ужасной российской таможне рассыпались в прах. Я понял, почему такая опись стоит целых 70 евро – компания берет их за смелость представлять на таможню филькину грамоту и позволить мне в реальности положить в вещи вообще, что угодно.

Разрывал шаблон только один факт: во время погрузки грузчики аккуратно вытащили мой финский нож с резиновой рукояткой, который я всегда вожу на сноркелинг в чемодане без всякой опаски со словами: «Это могут не пропустить».

И все же некоторые вопросы требовали дискуссии (я же параноик!)

- Рубен, а откуда у меня взялся wheelchair?»

- Я не знаю, мы описали все, как есть. Офисное кресло на колесиках же есть? Ну вот!

- Понятно. А почему вместо «чехол со спиннингами, 5 шт» у вас написано «спиннинг 1 шт»?

- А вы как хотите, чтобы мы написали? Давайте так и напишем.

- Отлично. А вот вы паковали картины по три штуки, а в описи везде «картина 1 шт» - это тоже пройдет?

- Ну хотите и это исправим.

- А как вообще по этой описи понять, что у вас на складе половина вещей из рубрики «личные вещи» не пропадет?

- А у нас так никогда не бывает . Вы что, нам не доверяете?

Забегая вперед, мы по факту знаем, что вещей доехало много. Приехало даже на одну картину больше, чем я думал – забыл вписать даже себе в список (не то что опись) и никто не обратил внимания. Часть вещей не приехала, но утверждать наверняка, что они не остались дома, я не могу. Пусть это считается моей безалаберностью.

Вещи в Лондоне надо было разгружать, и Рубен любезно посоветовал грузчиков. Надо сказать, что совет его был удачен технически, парни–поляки оказались быстрыми, умелыми, высокими красавцами, прямо такими, какими бывают грузчики в порнофильмах. Я очень опасался, что наше пианино не удастся занести на второй этаж – слишком тяжелое. Занести его действительно не удалось, но не по этой причине: вчетвером грузчики подняли его, как перышко. Но подвела лестница – слишком узкая (о лестницах Лондона я напишу отдельно, как и вообще о кошмаре местной недвижимости); в итоге, пианино стоит на первом этаже.

Но с ценой повторилась стандартная история: названная Рубеном сумма была заоблачной.

- Это много, – сказал я.

- А сколько вы хотите? - спросил Рубен.

Я назвал 40% от запрошенного. На том и порешили.

В день прибытия в Англию (здесь все быстро, таможня проходится за 70 фунтов и 15 минут, от Дувра до Лондона 2 часа) мне неожиданно позвонил Рубен.

- У нас проблема – машина стоит на таможне и не может ее пройти.

- Почему?!

- У водителя нет 70 фунтов заплатить сбор.

- Как нет, вы же взяли их с меня в общем счете?

- Да, но он говорит, что у него нет 70 фунтов. Если хотите, мы можем вернуть машину обратно.

- Не хочу. Дайте телефон брокера.

С брокером в Дувре я договорился за 5 минут – просто перевел им 70 фунтов с карточки, и они расплатились с таможней. Через 3 часа машина была у дома, через 4 – уехала пустая. Вещи заполнили гараж (и еще до сих пор до конца не разобраны). Уже в ночи я собрал свой письменный стол, распаковал свой огромный монитор (я работаю на двух экранах), затащил в свой кабинет, установил, соединил, уселся в радостном предвкушении окончания одиссеи… матрица монитора была безнадежно разбита – так бывает разбит мобильный телефон, если его уронить на кафель с двух метров. Справедливости ради других убытков оказалось немного – пара чашек, не больше.

Утром мне позвонил Рубен:

- Тут такое дело: из-за того, что вчера водитель не мог пройти таможню, у меня два менеджера весь день разговаривали с брокером в Дувре; это дополнительная работа, мы выставим вам счет еще на 250 евро.

Увы, я был не в том настроении: - Рубен, мне плевать, с кем и сколько разговаривали ваши менеджеры. Это была ваша проблема, и решил ее я за 5 минут. Кроме того, вы разбили мне монитор за 1300 фунтов, так что это вы должны мне 1300 + 70 фунтов.

Рубен озадачился:

- Чтобы признать, что мы разбили монитор, мы должны увидеть фото нераспечатанного монитора в коробке.

- Как бы по-вашему я узнал, что он разбит, если бы его не распечатал?

В общем, Рубен обещал поговорить с начальством. Много дней прошло с тех пор, но Рубен не возвращался ко мне с ответами – правда и на оплате 250 евро тоже больше не настаивал.

А я попрощался таким образом с восточным бизнесом , разумеется, на время, ведь он встречается (о, глобализация!) не только на Востоке. А заодно, на этом заканчивается русская часть дневника. Следующая глава будет уже о Лондоне. Поговорим о том, что первым встречает нового жителя – о взаимодействии с «системой».

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

АВТОР:

Андрей Мовчан

У этой записи 3 комментариев

  1. Maria

    Смех сквозь слезы, но все в самое яблочко. Именно поэтому я в Германии никогда не беру “восточных” на работы, если они не получили тут полноценного образования по полной программе. Наши знакомые так террасу делали в доме – отдали 8 тыс. евро полякам, но плитка на следующий год вздулась и нужно было все заново переделывать. И дело даже не в недобросовестности – поляки действительно старались на славу. Просто они немного не учли нюансы, о которых местные рабочие знают как-то все без исключения. Ну и работали не совсем легально, поэтому права гарантию по закону наши знакомые не имели.

    Желаю Вам всей семьей отлично обустроиться на новом месте.

    1. Светлана Линс

      Я поначалу не понимала, почему меня швейарцы не воспринимают серьезно в качестве работника, причем не только посторонние работодатели, но и мой муж. Слава богу, он тогда еще не знал, что я – “профессор”.

      Потому что для него все иностранцы-профессора слились в образ чехословацкого беженца, работающего таксистом. Хотя, когда мы переехали со съемной квартиры в дом, я воочию смогла убедиться, как складывается у местных жителей представление об иммигрантах. В доме тогда была встроенная кухонная мебель – это был “страшный сон” с плохо закрывающимися дверцами. Хозяин, когда показывал нам дом, лишь пожал плечами: “Бес попутал, с чехом связался, он и наваял”.

  2. Хилола

    Как хорошо написано. Читала, веселилась и радовалась, что это не со мной и не обо мне. Моя нервная система таких дел не выдерживает. Обычно этим у нас всегда занимались мужчины, виновато втягивая головы в плечи, когда мы их со знанием дела критиковали.
    А когда я переезжала, будучи свободной женщиной востока, за дело взялись мои друзья и соседи – мужчины. Они состязались, кто лучше и быстрее поможет мне переехать и обустроиться на новом месте. Причём они все даже подружились.
    Мои карнизы напоминают мне о Сергее, полки в стенных шкафах Жан Ива, стол у меня от Анри….
    Теперь я вновь пристроена. А значит, пусть Дидье проявляет свою хозяйственность.Пусть мой мужчина чувствует себя победителем, защитником и добытчиком.

Добавить комментарий