Алла Ройтих “Проклятая жидовка” – 3-я часть

alla-roytich

Фото: Алена Попова

Предыдущая часть

Вы, жиды

Люди за соседними столиками на секунду замолкли, потом послышался теплый, сочувствующий, немного осторожный, типично израильский гул: «Ой-ва-вой… Аутисти, мискен… Миэйфо мака зот, тагиди? Шамати, ше еш квар труфот…»* (Ой, он аутист, бедняга… Откуда такая напасть, ну скажи? Слышала, что уже есть лекарства…* – перевод автора). Ира с Лилей метнулись к мальчику в непроизвольном и абсолютно одинаковом порыве помочь, но замерли от накрывшего пространство потока черной энергии, грязи и агрессии, истошного вопля Ксении:
– Это все ты, жидовка чертова! Ты прокляла, когда от тебя Матвей ушел! Мало вас давили и давят, скорей бы арабы вас уничтожили! Только горе вы всем причиняете, еще со времени распятия Христа!

Понятное дело, евреи наколдовали беду, и Ира с Лилей – представители ада конкретно для Ксении и ее семьи. Все просто. И как она сразу не догадалась? Ира обескураженно молчала. Матвей занялся сыном, а эта наступала на них с Лилей – вот-вот бросится, и ее несло – все дальше и дальше:
– Мой муж сидел, тратил время на скайп, с жидовней проклятой общался! Деньги твоей дылде сытой посылал, хотя у самих едва на жизнь хватает! Вот так у вас всегда все, у жидов, самое лучшее – и здоровье, и любовь, и деньги!

Ира на миг встретилась с ней глазами – и ужаснулась…

Лилечку затрясло от волнения и ужаса, она расплакалась и убежала, ни на кого не взглянув. Через минуту разрыдалась и Ира: была просто уничтожена, разбита, в биополе словно образовалась большая дыра, в которую вылетели силы.

Вернулся Матвей, положил ей руку на плечо. Он был готов сквозь землю провалиться от стыда.

frukt-na-mostovoy– Сдавшие нервы… – лепетал он, – ты пойми, она сравнила.… Это невольно… Аффект, знаешь… Она одурманена горем! Тут любой с ума сойдёт… Поверь, она потом ужаснется собственным словам!

Ире на долю секунды пожалела его. Но только на эту малую долю: сколько можно всех жалеть? Чем мягче тряпка – тем удобней она для вытирания ног и мягкого места.

– Не верю, что человек может крикнуть что-то, не подумав, – Ира удивлялась, что вообще ему отвечает, и презирала себя за это. – Я никого никогда не проклинала, Матвей. Во мне живет некий духовный камертон, не позволяющий переступать заповеди. Может, это нерационально и несовременно. Но – то, что есть.

 

Ночь и утро

Доехала до дома, позвонила дочке – мобильник выключен. Да, стресс, ей надо побыть одной, скоро объявится. Маме сказала – она у подружки, может и заночевать. Она была в этом уверена, но стрелки часов крутили один круг за другим, а дочери все не было, и не отвечал ее мобильник, этот единственный лучик надежды. Интуиция рвала и метала, потому что ничего не могла подсказать, и страх плюхнулся на сердце черной тяжелой лягушкой…

vecerБоязнь потерять любимого человека, если она постоянна – это уже агрессия по отношению к нему. Ира это знала, но ничего с собой поделать не могла. Как не бояться, скажите? Снова неприятно обострилось положение на севере страны. Да и без войны носится по миру нечисть с бредовыми идеями и ножом, направленным тебе в спину, или просто террорист–любитель, без идей стоящий на учете в дурдоме чуть ли не с самого рождения. Невозможно теперь сказать, где опасно, а где – нет: мир вышел за границы земной справедливости, понятной большинству, и в силу вступили божьи законы…

В 3 ночи она позвонила в полицию. Все рассказала, отправила несколько фото дочки и телефоны всех ее учителей и друзей, рассказала, где она учится и живет.

– Ждите, – кратко сказали ей.

И она ждала…

Когда они пришли, она молилась.

– Вот, получайте беглянку, – низкий мужской голос вернул к жизни.

Ира обняла ее крепко-крепко и долго держала, не в состоянии вымолвить ни слова и совершенно не способная выпустить ее из рук.

– Мам, ну, все… – Дочь села на диван и уткнулась в мобильник. «”А-а, уже работает», – машинально отметила про себя Ира и, наконец, подняла глаза. Мужчина лет 40-ка, полицейский, смотрел на нее с каким- то особенным выражением.

Малый рост, немного согнутая спина, и вообще во внешности – куча недостатков, но все вместе показалось ей безумно привлекательным. Умное лицо с холодными глазами и извилистыми морщинами жизненного опыта… Такой злой, неприступный и очень сексуальный…

И она завибрировала… Сонная, едва на ногах стояла от усталости – что за абсурд?

«Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь»,- вспомнилась песня детства. Овладела собой, сухо процедила:
– Расскажите, где нашли и как. Я поседела за эти часы…
– Нет времени, надо ехать. Я завтра позвоню.

velociped-na-trotuareИра приблизилась к его уху – о-о, еще и тот самый, волнующий аромат! – и шепнула:
– Припугните ее. Скажите, что после следующего раза она окажется в тюрьме строгого режима, а потом не возьмут ни в институт, ни в армию.
– Уже, – улыбнулся он.- Сказал многое, не только это. До свидания, красавицы, хорошего дня!
Ира тупо смотрела ему вслед. Что она чувствовала? Ничего. Абсолютно. Так отключается при перенапряжении электричество.

Назавтра

Матвей позвонил, как ни в чем не бывало. Ира не стала общаться – зачем ей дырки в итак пробитой горестями ауре?

А потом позвонил тот полицейский, от которого мурашки. Сердце больно ухнуло и одновременно обозначило жизнь в ней. Как долго она этого ждала!

Общались дольше, чем следовало по делу. Лиля скрывалась у одной из подруг. Нет, не плакала, но была глубоко погружена в свои мысли. Согласилась ли поехать домой? Да, конечно. Переживала, что домашние волнуются. А больше он не спрашивал.

– Ира, я бы хотел пригласить Вас в ресторан и начать за Вами ухаживать. – Какая красивая прямота! Дух захватило… Как бы не ляпнуть глупость!
– С удовольствием. Когда? – говорила дрожащим голосом…
– Возможно, я покажусь примитивным и мелким, но прежде всего я спрошу. Ира, Вы еврейка?
– А что, был прецедент?
– Был прецедент? – повторил как эхо. – Да, был. И сейчас мне это очень важно.

Ира много раз анализировала себя и не находила чувства большой Родины. Есть чувство оазиса, который можно взрастить по своему вкусу везде и всегда, и она благодарила Бога за эту свою способность. Кроме того, она хорошо относилась к людям вообще и не делила их на касты, расы и сексуальную ориентацию. Для нее существовал только один критерий – порядочность. Но сейчас она считала такую позицию непростительным юношеским баловством.

– Да, я еврейка, и тоже не хочу прецедента.

*/ Все фотографии из личного архива автора

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал “В загранке” обязательна.

Адрес статьи: https://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/bog-sdelal-cheloveka-iz-krovi-vraga-svoego.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

Подписаться

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

У этой записи 2 комментариев

  1. Елена

    Такая житейская зарисовка. Читается и воспринимается легко и естественно. Спасибо!

  2. Ройтих Алла

    Вам спасибо, что прочли!

Добавить комментарий