Борьба за выживание

Фото: blog.logos.com
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

"Что ищешь, то найдешь" - Часть 3-я Борьба за выживание

Анна Билоус, Ванкувер (Канада)

А ранним утром съемочная площадка была похожа на вокзал.

В отличие от мальков массовки, приплывающих на работу к полудню, сегодня на работу я попала с самого раннего утра, как рыба поважнее, с точным прицелом поплавать в основном рабочем течении кино.

Возведение лесов для возвышения камеры подошло к концу, а электрики уже заканчивали установку осветителей и фонарей разных мастей.

Как быстрый ветерок, мимо меня на острых каблучках пронеслась костюмерша Люси. На шее у нее болтались разнокалиберные бусы, предназначенные для лебединых шей актрис первого уровня.

Всеобщая беготня раннего утра еще не сменилась расслабляющими кофейными запахами полудня, и народ носился по периметру, как будто перед запуском ракеты.

В восемь часов утра должна была стартонуть сьемка самых главных сцен телесериала, в котором мне два дня тому назад предложили настоящую эпизодическую роль со словами!

Наверное, не к месту, но я снова вспомнила, что ночью мне совершенно не удалось уснуть.

Вспомню ли я слова? - пронеслось в голове.

Перед глазами бурлила площадка, а в ухе звучал голос подруги:

- Ты, главное, зависай на позитиве! Разочарования не должны приводить к обесцениванию себя и эпизодов нашей жизни. Во всем есть свой урок! - по телефону отдавала мне утренние напутствия Снежана.

Наверное, ей, как опытному психологу и волонтеру-спасателю, нацелившемуся на второй диплом, сразу удалось почувствовать мои упадническое настроение.

Я почему то подумала, что в отличие от Снежаны, у меня мало получалось планировать жизнь. Скорее всего, мне приходится плыть по течению и группироваться исключительно в водовороте ситуаций.

И вот я все еще стою у стены, на главной площадке.

Стараюсь дышать глубоко, ладони потеют, машинально вытираю их о бока брюк.

Через струи солнечной пыли мимо пробегает помощник режиссера с бумагами в руках, не замечает меня, но вдруг останавливается, как вкопанный.

- Айрина, привет! - говорит он, по обыкновению легкомысленно относясь к первой букве моего имени. - Ты почему здесь, на главной площадке?

Массовка собирается на улице, к полудню.

- Доброе утро, Джим, - важно отвечаю я, - у меня роль, - улыбаюсь и, кажется, краснею… - роль директора музея, с русским текстом, …мне предложили…

- Конечно, я в курсе, - парирует он. - Тебе предложили, подали тебя на утверждение и ждали ответа, однако, как я помню, ты отказалась от роли, подписала документ.

Джим вопросительно смотрит на меня.

- Я сохранил его, черт, где же он? Тут целые кипы бумаг в моей тонкой папке… - с липким сарказмом говорит он и машинально начинает рыться в бумагах.

Меня мутит, я почему-то чувствую, как ноги подо мной наливаются свинцом и одновременно врастают в землю.

Как и в моем страшном сне, я пытаюсь закричать, а из горла небольшими комочками выходит только шепот, я прокашливаюсь и, стараясь быть уверенной, повторяю:

- Я не отказывалась, я готова сниматься!

- О, Май Год, Айрина, вы еще не примадонна, а уже целая драма с вами: то соглашаюсь, то отказываюсь! Вот заявление, смотрите, роль и условия, а затем ваша подпись…в строке Отказ.

Я молча уставилась на бумагу, которую помощник режиссера держал прямо перед моим носом.

На загорелой руке Джима, из-за рукава рубашки появился золотой браслет в виде змейки. Голова змейки выглянула из-за манжета несколько раз и подмигнула мне изумрудным глазком.

- Это не моя подпись! - почти закричала я.

- Что за дела? Кому это надо водить меня за нос? - ответил он, нервно подергивая рукой, из-за чего золотая змейка подпрыгнула и подвисла в воздухе несколько раз.

- Я не знаю вашей кухни, - громко сказала, - но это точно не моя подпись! Я подписала этот документ и согласилась со всеми условиями. Может быть, он у вас сохранился?

- Да, нет, - уже совсем растерянно ответил помощник режиссера. - Других бумаг у меня нет, - он стукнул рукой по папке и продолжил, - но, если допустить, что кто-то отказался от твоей роли за тебя, то, нужно думать, что у этого человека есть свои виды на эту роль.

От удивления я не знала, что ответить.

- Ты смотришь на меня широко раскрытыми глазами, как будто впервые сталкиваешься с актерским миром, девочка? За роль, за выход к камере тебя тут могут выбросить из окна и пырнуть ножом в спину, а не то, что подписать какой-то документ! Добро пожаловать в нашу мирную реальность, - оскалился он и нервно затоптался на месте, - я предлагаю тебе расслабиться и посидеть за колонной, так сказать, посмотреть на самозванку. Мы начинаем с минуты на минуту.…

Не успел Джим поделиться своими наставлениями, как я поняла, что долго сидеть мне не придется.

Где-то издалека послышался стук каблуков и через черные коридоры, раздвигая руками туман тайн и обманов, вышла она… коварная миледи с бриллиантами в ушах.

Я увидела ее… наглую воровку моей первой серьезной роли!

Она шла плавно, с ровной спиной и рассыпанными по плечам белокурыми волосами, шла уверенно, как будто по завоеванной ею территории Куликова поля. Ботфорты выше колен и туника из лёгкого шелка, одетая поверх черных лосин и тонкого свитера, делали ее похожей на благочестивую химеру.

Алена подошла к прожекторам, небрежно бросила к их ногам свою пёструю сумочку, прокашлялась, как будто готовясь толкать речь.

Ну, да, тебе все карты в руки…

- Ты как тут оказалась? - Не давая этой лахудре опомниться, почти закричала я, выходя прямо на нее из темного закулисья площадки.

Мне почему-то показалось, что сейчас со стороны мы были похожи на пестрых бойцовских петухов, вот-вот готовящихся к нападению друг на друга.

- В чем дело, Ирина? - официальным голосом сказала Алена.

Она посмотрела на меня, возведя тонкие брови к небесам, немного отступила назад и театрально поставила руки в бока.

- Зачем ты подписала отказ от роли за меня, дурочка? - продолжая надвигаться на нее, строгим голосом спросила я. - Ты что, думаешь, тут все тупые и вовремя не разберутся, в чем дело? На что ты надеялась? - не отступала я.

- Я.. - Алена мгновенно побледнела, - я думаю, что тебе больше подходит массовка, Ирочка, - даже не стараясь оправдаться, сказала она по русски дрожащим голосом, не отводя бесстыжих глаз и непрерывно смотря мне в глаза. - Ты же ничего не знаешь! Это такая роль! Она может дать шанс молодой и начинающей актрисе… Из-за этой роли кто-то может построить головокружительную карьеру. Ты же не актриса, Ирочка! Ты - никто! Так признайся и скажи правду хотя бы сама себе! А я? Я, как раз токи, четыре года отучилась в театральном! Я - выпускница и имею диплом! А эта роль, хоть и небольшая, - поморщилась она, - как раз мне подходит…что еще сказать? Не думай, что ты тут такая главная! Каждый выживает, как может… - почти рассмеялась она мне в лицо, продолжая…

- Я следила за твоими выступлениями, - ее рот расползся в снисходительной гримасе и прозрачное лицо заблестело, как блюдце… - ничего серьезного, но… очень мило, так что не огорчайся, тебя скоро заметят!

В это мгновение мне захотелось со всей силы двинуть этот фарфоровый лик и эту благополучно лучезарную девушку, так неожиданно свалившуюся на мою голову, наступившую на карту моей жизни своими остроносыми ботфортами. Мне захотелось крепко зажать ее нос между пальцев, ухватить ее за туловище рукой и громко брякнуть им об асфальт.

- Откуда ты взялась на мою голову, Алена? - вместо этого закричала я и шагнула к ней впритык.

На меня повеяло сладковатым запахом духов.

- Кто надоумил тебя подделывать документы, кукла? Ты знаешь, сколько месяцев мне стоило получить эту роль?

Мои кулаки напряглись, я неожиданно прикусила губу.

Алена подняла вверх белоснежные руки с длинными пальцами и хорошо ухоженными ногтями. Она было похожа на балерину, фальшиво исполняющую движения белого лебедя.

- Тебе нужно уйти отсюда побыстрее! - ответила она очень тихо, зашипев на меня как змея. - Не поднимай шума, детка, и проваливай на площадку массовки, - продолжила она как-то слишком уверенно, уставившись на меня своими выцветшими глазами.

Ее длинные пальцы рванули в карман и, помедлив чуток, выудили оттуда серую бритву. Длинный оскал лезвия нержавейки ехидно улыбнулся мне.

Я заметила, как узловатые костяшки ее пальцев побелели почти до прозрачности, зажимая ручку остро отточенного орудия.

В том, что у девушки хватит ума воспользоваться холодным металлом, у меня не возникло ни малейшего сомнения.

Весь этот фарс говорил о том, что она, как дикий зверь, в борьбе за добычу готова на все.

Мне не оставалось ничего, как ретироваться к стене, недоброжелательным холодом объявшей мне спину.

Алена усмехнулась и произнесла команду уверенным голосом:

- С вещичками, на выход, дорогая! Успокоиться и помалкивать в тряпочку!

Я почувствовала опустошающую усталость, ночным кошмаром обрушившуюся на плечи и поняла, что у меня не осталось никакой надежды.

Мелкие фанерные щепки разлетелись во все стороны.

Из водительского окна, сжимая руль, на меня сосредоточенно и перепугано смотрела подруга Снежана.

- Вот она, аферистка, самозванка! - закричала она.

- Давай, Алекс, действуй!

Уставившись на машину, Алена испуганно засунула острую бритву обратно в карман.

В это время из пассажирского сиденья застопорившейся на сцене Тойоты, вывалился директор съемки. Он поспешил к нам и взбежал по ступенькам на то, что можно было уже назвать остатками сцены разоблачения самозванки.

В руке у Алекса были зажаты бумаги.

- Ириша, я нашла твой контракт! Ты его месяц назад подписала у меня в машине! - закричала мне из окна автомобиля Снежана.

Она проворно вынырнула из авто и подбежала к Алене.

- Да, да! Я сохранила контракт и полностью подтверждаю, что Ирина не собиралась его разрывать, - закричала подруга ей в лицо. - Ей нужна была эта роль! А эта девушка - самозванка! - продолжала кричать Снежана.

Я все еще стояла в оцепенении как будто наблюдала за происходящим со стороны.

- Не переживай, я все понял со слов Снежаны, Айрина, а Джим подтвердил по телефону. Не переживай, выпей воды и расслабься! Твоя законная главная сьемка начнется через два часа, на площадке номер семь. Так что, поспеши туда! - cкомандовал довольный Алекс.

Мне показалось, что он ловил кайф от поимки самозванки.

В это время на меня набросилась Снежана. Я не противилась и каким-то липучим, финальным опустошением разлилась по ее теплому свитеру.

Она крепко зажала меня в клешнях своих объятий.

В это время Алена начала что-то лебезить, кривляющимся голосом оправдываться на ломаном английском.

- Пойдем ко мне в офис, будем разбираться до конца!- сказал Алекс и уверенно зашагал через остатки одноразовой сцены.

- Вы! Вы и вы… - начала Алена визгливым оправдывающимся голосом, - вы все увидите, она провалит эту роль и у нее ничего не получится! Зачем вам всем терять деньги? - она вопросительно уставилась на директора. Я все могу сделать в сто… нет, в тысячу раз лучше этой кривляки! - Она как будто заикалась, искала слова и не находила ничего подходящего в своем ограниченном английском языке.

Шея и щеки Алекса приобрели бурый оттенок.

Он с силой взял Алену под локоть.

- Пройдем в офис и поговорим, вместе прочтем договор и восстановим справедливость, детка! - сказал он уверенным голосом.

Снежана и я молча смотрели на завершение этой мизансцены, так небрежно разыгравшейся на главном экране моей судьбы.

Нам хорошо было стоять в обнимку, возле черных перил и у края подмостков.

- А как ты-то узнала о моем приключении? - спросила я Снежану.

- Помреж Джим, спешил в офис, и я довезла его на машине. Он и рассказал мне по дороге пикантные подробности твоего дебюта на большой сцене, девочка! Я сразу сказала ему, что ты не могла отказаться от роли, которую ждала так долго! После этого он уже сам вызвал директора и понеслась! Не будем переживать, Ириша, давай пей свой кофе, и пойдем на старт. Я сегодня тоже гоняю джип первой свежести и у меня - девятичасовой рабочий день.

Как сказал знаменитый поляк: порой, лишь сойдя со сцены, ты можешь узнать, что за роль сыграл.

- И ты это сделаешь сегодня! - уже успокоившись, подытожила она.

Новелла защищена авторским правом, перепечатка возможна с согласия автора.

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

Добавить комментарий