Литература

11.03.2021

Хэппи энд

Фото: vzagranke.ru
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

"Что ищешь, то найдешь" - Часть 4-я Хэппи энд

Анна Билоус, Ванкувер (Канада)

Мы со Снежаной проработали целый день. А далее, в течение последующей недели, месяца и полугода наша работа и роли стали обрастать неизбежными деталями жизни, которая постепенно изменялась, текла и не уставала удивлять всех участников ежедневного кино.

Четыре месяца тому назад, во время примерки платья в одном из сетевых американских магазинов, в кармане Снежана нашла записку, написанную фломастером, неуверенными печатными английскими буквами: « Я - в Сивакасе, штат Тамил Наду, Индия. Я привязан к ткацкому станку и шью одежду фирмы, которую ты сейчас меряешь. Спаси меня! Я жду…»

После этого злополучного шопинга с последствиями, Снежана думала недели две, а собиралась и того меньше.

Связавшись с одноклассником, который работал директором строительства знаменитой ГЭС, она улетела в Индию.

В дождливом Ванкувере Тамара и Сергей поменяли статус бабушки и дедушки и вновь стали родителями. Они не смогли остаться в стороне, когда у японских детей все родственники погибли во время недавнего трагического нашествия цунами в Японии.

В их большой квартире с фикусами и книгами поселились трое бывших учеников, а теперь сыновей, которые и днем, и ночью зубрили русский язык, основы кибернетики и погружались в безысходность поэзии Андрея Белого.

После быстрых разбирательств с директором сьемок Алена уже никогда не появлялась на наших площадках. Поговаривали, что она уехала на заработки, далеко-далеко, на Север.

А что же я? Я очень старалась изучить сценическое мастерство, заучивала длиннющие тексты на актерских курсах, и постепенно, как пчела, начала находить золотой нектар в серых сотах обычных будних дней.

В моей актерской карьере стали появляться роли с длинными диалогами и выразительным молчанием. Друзья говорили, что задержка камеры на моей переносице наводит на философский лад, а режиссеры постепенно разглядели в моем образе и мудрость, и терпение.

Это поразительное сочетание мне очень подходило, как платье, что сидит по размеру.

А в жизни не приходилось больше играть, все наладилось само собой.

Макс хорошо учился и был доволен и мной, и собой, и соседями - друзьями японцами, и приемными бабушкой и дедушкой, а также двумя папами, - канадцем и русским.

Я с трудом вспоминаю, как трудно давалась мне иммиграция, как нужно было ставить близких перед выбором, и самой постоянно выбирать: одна страна, другая, борщ или суши, просто примерить, или точно купить, оставить, или сжечь, уговорить или простить.

Когда-то давно, еще до моих съемок в кино, прошлое не давало покоя настоящему.

Сегодня я больше не думаю о прошлом, а просто живу теперь и сейчас.

Мое прошлое остается на подмостках кино, а настоящее бежит рядом с Максом, голубым воздушным змеем протягивает нитку в будущее и улыбается сверху издалека.

Сегодня, после съемок я приготовлю ужин: мясные шарики из индюшки с сушеным кизилом, цветную капусту из настоящего, и русский салат Оливье из моего прошлого.

Макс снова забудет разложить салфетки и ножи.

На диване, как и много лет назад, сядут двое моих мужей, Питер и Павел.

Павел в очередной раз будет приставать к Питеру с подробностями вечных двигателей, цитируя то Камю, то Достоевского, а Питер, ничуть не стесняясь, завалит Павла его же ошибками английского языка.

В моем настоящем они иногда будут ладить между собой и дарить мне: Питер - постоянство и канадскую уверенность в завтрашнем дне, а Павел – нежную страсть.

И в доме моем воцарится любовь.

Потом, через месяц, или два, вдруг, позвонит Снежана.

Она сообщит, что работа в Интерполе приглянулась ей больше, чем съемки в кино, и о том, как ей удалось распустить вторую колонию трудовых узников в Индии.

Снежана рассмеется и расскажет мне о местной народности в этой прекрасной стране, где женщины носят шапки с конусами на голове по количеству мужей в их доме.

- А главное, главное забыла тебе сказать! - затараторит она на другом конце планеты Земля, - Самое-самое главное в этом счастливом браке то, что они, эти мужики, должны побрататься!

Я молча улыбнусь холодной трубке телефона и снова захочу обнять мою подругу, как в том беззаботном, солнечном дне нашей прошлой съемочной жизни.

Новелла защищена авторским правом, перепечатка возможна с согласия автора.

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

Добавить комментарий