Литература

08.05.2022

Идеальный окоп

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Богдан Василенко «Редактор в сапогах: солдатские будни нежданной войны» - Глава 5

Копать.

Долбить.

Выгребать.

Рубить.

Снова долбить.

Опять выгребать.

Час за часом.

С перерывом на стояние в «секрете» и беспокойный сон.

Рыть окоп - это весьма заунывное и тяжкое занятие. Особенно, если земля мокрая, а растущие рядом деревья обильно просочились в нее корнями. Уже через пару-тройку часов активной работы перестаешь чувствовать руки, зато начинаешь активно ощущать спину. Одновременно приходит тоска по времени, не проведенному в спортзале.

Через семь часов размахивания лопатой решил немного отдохнуть, а затем накрыть свою окопную поделку на ночь - прогноз погоды обещал дожди. Командир, видимо, тоже решил дать мне передышку - отправил стоять на пост.

Путь к «секрету» был проложен по посадке. Триста метров героической борьбы с буреломом, одно падение в яму с грязью - и я на месте.

Силы мои истощились, и я плюхнулся на пенек. Оказалось, что об него предыдущая смена отскребала свои ботинки от налипшей грязи. Теперь эта грязь перекочевала на мое седалище.

Впрочем, я не расстроился: после затяжного копания на мне и так не оставалось чистого места. Особенно страшными стали руки - легендарный украинский чернозем проник не только под ногти, но и во все поры.

Стоял я на посту шесть часов. Но вовсе не собирались стоять на месте ни время, тянущееся к закату, ни пухлые тучи, наползавшие с горизонта. Горькие думы о непокрытом окопе одолевали меня. Сулил мне этот окоп развеселую ночку.

Когда прошла смена, уже стемнело. Решив, что ночной поход сквозь посадку я не одолею, двинулся по ее опушке.

Но, дойдя до рощицы с нашим расположением, я не мог в темноте найти своего окопа - даже примерно. Я ходил вдоль деревьев и завывал с призывами о помощи, как баньши. К счастью, через минут пятнадцать один сердобольный сослуживец откликнулся на мой «плач Ярославны» - и родная яма была найдена.

Я нахватал в темноте сена вперемешку с колючими кустами и сухим репейником, устелил этой смесью дно окопа. Затем набросал сверху веток, которые прикрыл несколькими драными пакетами, найденными еще днем на ближайшей стихийной свалке. Внутрь постелил каремат, укрылся спальным мешком и попытался лечь.

Стало сразу ясно, что с размерами окопа я не рассчитал. Плечи упирались в стенки, ноги вытянуть не получалось. Но я настолько устал, что попытался заснуть даже в этой раскорячке.

…Через час зыбкого забытья я проснулся - мне в лицо сыпалась грязь. Сначала подумалось, что это ветер шалит. Но, услышав тонкий писк и скребущие звуки, понял - причиной обвала была полевая мышь, чью норку я, по-видимому, повредил земляными работами.

Подумать, как решить очередную проблему, я не успел. Один за одним буквально в сотне метров с громким «бамз! бамз! бамз!» взорвались три мины. Показалось, что стены окопа выгнулись от ударной волны.

Я съежился в ожидании дальнейшего обстрела, однако его не последовало, огонь перенесли дальше. Из хорошего: мышь мне больше не докучала - возможно, ее от пережитого стресса разбил паралич.

Мои же неприятности только начинались: вскоре похолодало и полил дождь. Сначала он слабенько моросил, но затем забарабанил по моей жиденькой крыше, как заправский ударник.

Уже через полчаса одежда и спальный мешок промокли до нитки. Было чудовищно холодно, но вылезать из окопа не хотелось - летящих мин я опасался больше, чем простуды.

Скорый рассвет служил мне утешением. И как только я немного приободрился, по драным пакетам сыпануло крупицами града.

… Утром я выглядел и чувствовал себя, как подыхающая в трупной яме старая кляча. Выданные командиром таблетки помогли доковылять до поста. Там такие же мокро-грязные бойцы разожгли огонь. Да, вопреки всем правилам - но инстинкт самосохранения сильнее любых правил.

Несколько часов подряд мы сушились и отогревались. Я даже почти почувствовал себя человеком. И решил во чтобы то ни стало сделать свой окоп идеальным.

И приступил к этому сразу по возвращению из «секрета».

Снова семь часов:

Копать.

Долбить.

Выгребать.

Рубить.

Снова долбить.

Опять выгребать.

В конечном итоге окоп был удлинен и расширен. А его крыше позавидовал бы и домик средневекового угольщика.

Эту ночь я спал почти идеально.

А утром поступила команда выдвигаться на новое место.

«Там нужно будет рыть окоп?» - обреченно спросил я.

«Конечно!» - бодро ответил лейтенант.

Богдан Василенко

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

Автор фронтовых рассказов Богдан Василенко обращается к читателям «В загранке» с просьбой:

«У нас отваги и оптимизма - хоть отбавляй) А вот со снабжением привычная беда. Практически всё необходимое для службы приходится покупать самим - от еды и обмундирования до биноклей-тепловизоров. Поэтому мы будем очень-очень благодарны за любую посильную помощь.

Если кто-то из читателей «В загранке» сможет в это тяжкое время выделить посильную сумму на потребности воюющего редактора и его побратимов, перечислите эту сумму на мою карту или карту моей жене. Она сейчас занимается тыловым обеспечением нашей роты - в полях на передовой наблюдается дефицит банковских отделений, терминалов и магазинов)

Спасибо, что читаете мои скромные заметки! Удачи нам всем! Из окопа и с бодростью духа - ваш Богдан Василенко.

Реквизиты для помощи:

Номер карты Василенко Богдана в «Приватбанке»: 5218 5722 2149 8293

Номер Ольги Василенко для перечислений из-за границы:

SWIFT PAYMENTS Euro

VASYLENKO OLGA

69104 запорожье, ул. комарова, д. 3, кв. 90

IBAN: UA263052990000026200677938546

ACCOUNT 5168 7427 2658 0883

BANK OF BENEFICIARY

JSC CB PRIVATBANK,

1D HRUSHEVSKOHO STR.,

KYIV, 01001, UKRAINE

SWIFT CODE/BIC: PBANUA2X

CORRESPONDENT ACCOUNT 623-160-5145

INTERMEDIARY BANK J.P.MORGAN AG,

FRANKFURT AM MAIN, GERMANY

SWIFT CODE/BIC: CHASDEFX

Добавить комментарий