Аудиенция - Часть 2-я

alla-roytich
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

Тело мое, в самых глубинных его закоулках, все еще на него реагирует – значит, не душа последней умирает, а физическое желание? Впрочем, как у кого…

Когда я увидела его впервые, была в стране всего несколько месяцев – напуганная, замызганная, ненавидящая капитализм и рабский труд в нем. Ухаживала за старичками. Полу-бредовый лепет бабушек и натирание до блеска их заскорузлых кастрюль, изучение иврита, воспитание дочери, еще больше меня напуганной переездом – вот была моя жизнь. Казалось, запах жирной посудной тряпки останется со мной навечно.

А тут – весна, и невозможно ее не ощутить и не почувствовать, и хочется бежать куда-то, затевать новые проекты – и любить, любить!

Кого?!. Мужчины удалялись, едва приблизившись: тоненькая шейка, под глазами -темные круги, доисторическая блузочка, какие-то детские туфельки, голова всегда вниз, и на ней – нечто неопределенное недельной немытости, взгляд маньяка- убийцы… Да, такой я была тогда. Настоящая недотыкомка, без либидо и феромонов.

В то утро меня направили работать не к бабушке, а к молодому мужчине с переломом ноги. Широкоплечий, синеглазый, веселый, он лежал в постели и смотрел подвешенный на стену телевизор. Нога была в гипсе по самое бедро, но все остальное тело – я заметила – словно выточенное! И вообще в моем вкусе, к тому же обаятелен и сексапилен – короче, недоступное пирожное… Открытый, разговорчивый, предложил кофе с булочкой: «Возьми себе сама на кухне, мне друзья посылку прислали». Я безумно стеснялась своего вида Маши Пупкиной из села Говнючева и уровня иврита «моя – твоя – ходи – дамой», поэтому отвечала скупо, но кофе с булочкой вкусила («Завари и приходи, объясню, что ты должна делать. Молоко в холодильнике»). Как он рассказывал потом, я показалась ему супер-телкой с сексуальными ножками, но в полуобмороке от стеснения, и мысль подкатить он отогнал.

Мне нужно было сделать влажную уборку и погулять с его Мори – шелковистым кареглазым брюнетом, который вертелся в ногах и жизнерадостно подвывал, а когда надели поводок, залился радостным лаем. То, что никогда в жизни не гуляла с собаками, я не сказала: еще не было иврита для настолько сложных предложений…

sobaka-300x225
Фото: Carina Efimovna

Это позднее утро было действительно добрым: солнышко припекало, воздух был – лечебное зелье. Песик уверенно вел меня мимо ухоженного собачьего парка со снарядами, на которых братья наши меньшие тренируются, высунув от усердия розовые языки, мимо ортодокса в традиционном камуфляже – в пальто, шляпе, с пейсами, с детской коляской и – абсурд! – на роликах, молодых нежных деревьев и ухоженных лужаек. По пути он обнюхивал какие-то понятные только ему места и предметы. Съел свои, а потом и чужие какашки и был, судя по сияющим глазам и торжествующему хвосту, абсолютно счастлив.

Пыхтя от усердия, я едва за ним поспевала, а когда он вдруг, потянув носом и громко гавкнув, помчался в направлении моря, даже вспотела от быстрого бега и была полуживая, когда, наконец он остановился на 6-м этаже какого-то дома. Подошел к одной из квартир, пару раз тявкнул – словно серенаду начал, и оттуда послышалось легкое быстрое «клац-клац…» и начался собачий диалог. Не думаю, что речь шла о течке, тут был, судя по интонациям, явный конфликт! Невольно перевела на человечий язык:

– Если ты решила вообще никогда не звонить – извести об этом.

– А что, у тебя уже есть на это какие-то права? – отвечает она неохотно, туманно…

– Мне бы желательно было знать о твоих душевных и сердечных изменениях и перемещениях…

– Претензии могут быть только у мужа, а тебя никто не ангажировал, – она, неприязненным тоном (лаем)…

Я нарисовала себе героиню сего бесплатного маленького спектакля: малюсенькая белая сучка с выразительными ушками и стервозной мордочкой. Такие вечно крутят влюбленными в себя кобелями, в человечьем варианте тоже. И бедный пес повесил нос, даже не пикнул, вернулся домой и грустно лег в углу, уткнув морду в стену.

– Ты где была? – его хозяин смотрел на меня, как на дебилку, коей я и являлась, когда узнала, что собак выводят максимум на четверть часа, чтобы они сделали свои дела и немного побегали. Я же отсутствовала два с половиной… Пришлось сознаться в отсутствии опыта. А когда рассказала, что было, он долго смеялся и велел прийти завтра в то же время. Про то, что Мори ел какашки, умолчала: мало ли…

Песик назавтра встретил, как родную: улыбался, вилял хвостом – короче, всячески подлизывался. Но я не поддалась, мы гуляли лишь час, обошлось без лирической части. Впрочем, он и не тянул меня в тот дом. Расстались?.. Вернувшись, я сделала в комнате влажную уборку, попила кофе с тортиком, галантно предложенные хозяином, вежливо попрощалась и ушла.

Но через несколько месяцев он позвонил. (Тогда я подумала – захотелось экзотики. Так исследователь заводит роман с женщиной примитивного племени – проверить, на какие чувства подопытная способна). И общались несколько часов, и я безумно волновалась, истекая феромонами, и выпендривалась из последних сил, чтобы понравиться…

В день нашего первого свидания накрапывал нудный осенний дождик, и я пришла под большим перламутрово-розовым зонтом. Сияла – ногти, сумочка, макияж, кукольные туфельки, костюмчик… Его лицо вытянулось:

– Ну, ты прямо идеальная!

– Не пугай меня – ты ведь, если так, сбежишь от скуки! – Я рассмеялась – раскатисто, естественно, как смеются уверенные в успехе красавицы…

…Но трубить победу было рано. Он просто не представлял, как это – ежедневно быть в контакте … И эта его манера исчезать, не отвечая на звонки, не перезванивая… «Мне хорошо с тобой – обезличенная мантра опытного ловеласа, сбивающая с толку» – уверена, что твердил он ее не только мне… Куча моих вопросов, ноль его ответов… Всегда можно прикрыться работой, заботами, желанием побыть одному…

И через год я начала трезветь. Моя терпелка и любилка не бесконечны! Решила закончить все первой – и так оставить превосходство за собой. Леди на то и леди, чтобы красиво расставаться! А тут уже появился Маркуша, потерявший от меня голову, и я дала ему согласие на брак… Да и не подонок Артур, а просто не любит. Я это знаю, и он знает, что знаю. Как и то, что не станет возвращать, искать, если исчезну. Пусть думает, что хочет (если он вообще обо мне думает).

И я исчезла. Удалила его из всех систем и контактов, изо всех сил стараясь забыть. Сочеталась браком с Марком, продолжала ухаживать за животными. Как и предполагала, Артур меня не искал. Иногда – я ведь живой человек! – мучали зловещие приступы тоски по нему. Но понимала, что это – тупик, хоть и искала отговорки, лазейки, что-то вроде: только ради такого захочешь сохранить красоту надолго, бегать и прыгать, сидеть на диетах… И это стимулировало, потому что Маркуша принял бы меня любой, хоть даже превратись бы я в саблезубое чудище. Меня же, повторяю, просто добрый, теплый спутник и его любовь не стимулировали…

Через год Бог все-таки свел меня с Артуром в одном из популярных тель-авивских кафе.

(Цветущий вид, прекрасное настроение – разлука на нем ничуть не отразилась, потому что он ее не заметил). Поблагодарив всесильные небесные ниточки, я отдалась воле провидения, его стихийным волнам: позволила ему спонтанно себя увезти до середины ночи… И увозить потом еще, в непредсказуемом ритме, и встречи с ним были самыми горячительными событиями моей жизни. Я никогда ничего не требовала, не критиковала, не упрекала и не воспитывала, хотя порой – ой, как хотелось! Как-то он сказал, что этим выгодно отличаюсь от большинства его подруг (которые, подозреваю, существовали параллельно со мной). Помню, сказала ему с апломбом:

«Знаешь, что главное в жизни? Свобода! Когда можно ни во что не играть и ни под кого не подстраиваться. Жить, как хочется. И переспать с кем угодно, и никому не изменить при этом. И с тобой я – именно СВОБОДНА, ибо знаю: замуж все равно не позовешь, и нечего играть роль претендентки». Вряд ли он тогда поверил, и был прав. Я врала. Я до последнего хотела надеть на него обручальное кольцо. Да, именно так – до последнего…

(Продолжение следует)

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

Добавить комментарий