Наука
29.08.2021

«Когда терять нечего» - поведенческий феномен, меняющий мир

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

Президенты, генералы, диктаторы, да и простые люди идут на большой риск, когда им нечего терять. Изучая эту стратегию поведения, экономист Уильям Силбер, обнаруживает, что защищенность от негативных последствий способствует рискованным начинаниям, что она меняет мир так, как мы меньше всего ожидаем.

Уильям Л. Силбер (William L. Silber) — эксперт по финансовой истории, бывший профессор финансов и экономики Школы бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета, в настоящее время является старшим советником в Cornerstone Research.

«Хейл Мэри» - это комбинация отчаяния

Уверена, что у каждого в жизни были ситуации, когда шанс достичь желаемог практически сводился к нулю, а риск зашкаливал. Но несмотря на то, что ставки оказывались «больше, чем жизнь», возникал кураж действовать, купируя страхи – «терять-то нечего». Этот поведенческий феномен относится к разряду внутренних ресурсов и в разных культурах описывается идиомами – «идти ва-банк», «пан или пропал», «лягушка в кувшине с молоком», «Хейл Мэри» и т.д.

И конечно, исследователи не обошли его своим вниманием, прежде всего те, кого интересует экономическое поведение людей. Среди них такие фигуры, как Малькольм Гладуэлл и Дэн Ариели. А в только что вышедшей в свет книге «Мощь феномена «когда нечего терять»: эффект Хейл Мэри в политике, войне и бизнесе» (William L. Silber The Power of Nothing to Lose: The Hail Mary Effect in Politics, War, and Business HarperCollins Publishers Inc NY, 2021) реномированный экономист Уильям Силбер расматривает проявление этого феномена не только в бизнесе, но также в политике и военных конфликтах.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

Свой анализ ученый начинает с так называемого паса «Хейл Мэри» (Hail Mary ) - одной из наиболее редких комбинаций в американском футболе. Игроки бегут вперед на 35-70 ярдов, и чаще всего в зачетную зону соперника. Квотербек, ключевой игрок, бросает мяч наудачу, примерно в то место, где, по его мнению, у игроков его команды больше всего шансов поймать мяч. Но даже если квотербек даст хороший пас, вероятность успеха ничтожна. «Хейл мэри» - это комбинация отчаяния, которая чаще всего используется в конце матча командой, которая отстает на 1-8 очков. Этот рискованный бросок может превратить поражение в победу или закончиться бессмысленным перехватом.

Защита от негативных последствий

Сходная схема применяется и в ежегодном конкурсе на фондовом рынке, проводимом брокерской фирмой TD Ameritrade, где в ходу стимулы «когда терять нечего». Каждая команда начинает с бумажного распределения 500 тыс. долл. США, а финальный денежный приз достается команде, чей портфель принес наибольшую прибыль за месяц. В 2015 г. студенты Университета штата Юго-Восточный Миссури превзошли 475 абитуриентов, превратив 500 тыс. долл. США в 1,3 млн. долл. США. Ни один из студентов-победителей ничего не знал о финансах, так как же им это удалось? По словам капитана команды: «Нам было нечего терять. Если мы в конечном итоге потеряем все 500 тыс. долл. США, ну что ж. Мы просто решили быть настолько рискованными, насколько это возможно».

В этом беспроигрышном подходе использовались правила конкурса, в котором вознаграждался только самый большой выигрыш, при игнорировании всех проигрышей. Студенты были защищены от потери денег, поэтому они и разработали свою стратегию. Этот случай может показаться банальным казусом , но этой же логике часто следуют главные герои в реальных конфликтах, политических и военных.

Президенты, генералы, диктаторы, да и простые люди идут на большой риск, когда им нечего терять, подобно игрокам американского футроба и студентам на фондовом рынке. Но последствия такой стратегии в политике, войне и бизнесе обычно гороздо более серьезны, чем исход футбольного матча. Изучая феномен «когда терять нечего», Силбер обнаруживает, что это «удивительно мощное оружие для понимания поведения в условиях неопределенности». Его исследование впечатляет обилием исторических примеров, которые демонстрируют, что защищенность от негативных последствий способствует рискованным начинаниям, что она меняет мир так, как мы меньше всего ожидаем.

«Когда терять нечего» во благо и во зло

Силбер красочно описывает, как американская революция оказалась результатом подобного рискованного предприятия. Знаменитая сцена, когда Вашингтон пересекает Делавэр в рождественскую ночь, чтобы напасть на врага. За несколько дней до своего авантюрногого шага, Вашингтон сказал: «Если это не удастся, я думаю, игра все же стоит свеч» ( If this fails I think the game will be pretty well up).

Роза Паркс осталась сидеть в «белой секции» автобуса в Алабаме, игнорируя местные законы о сегрегации - акт, который положил начало современному движению за гражданские права в Америке. Для нее это было опасным для жизни решением, но она сказала: «Я не испугалась. Я просто решила, что, пока мы принимаем такое обращение, оно будет продолжаться, поэтому мне нечего было терять».

Рискованные подвиги Джорджа Вашингтона и Розы Паркс сделали мир лучше, в то время как демагоги нанесли огромный урон принципу «когда нечего терять». Сильбер приводит в своей книге ряд ярких и показательных исторических эпизодов. Например, стремление к «безоговорочной капитуляции» во время войны может иметь непредвиденные катастрофические последствия. Когда президент США Франклин Д. Рузвельт выступил с этим политически популярным требованием во время Второй мировой войны, нацистский министр пропаганды Йозеф Геббельс сказал Гитлеру, что теперь «немцам терять нечего, и все они могут выиграть», продолжая сражаться.

Генерал Дуайт Эйзенхауэр, командующий союзниками в Европе и будущий президент США, согласился с Геббельсом. В ноябре 1944 г. он предупредил Объединенный комитет начальников штабов в Вашингтоне, округ Колумбия, что «продолжающееся упорное сопротивление врага» частично проистекает из «нацистской пропаганды, которая убеждает каждого немца в том, что безоговорочная капитуляция означает полное разрушение Германии и ее уничтожение как нации» (Stephen E. Ambrose The Supreme Commander: The War Years of General Dwight D. Eisenhower. NY, Anchor Books, 2012)

Гитлер полагался на эту уловку, чтобы мотивировать свои войска на отчаянную контратаку в декабре 1944 г. (битва на Арденнах), заранее заявив, что это «действительно своего рода битва гуннов, в которой вы либо стоите, либо падаете и умираете». Бросок Гитлера - его пас «Хейл Мэри» - не изменил исход войны, которая уже была проиграна. Но это действительно привело к самому ужасному злодеянию, которое было совершено американскими войсками в Европе: резне в бельгийском городе Мальмеди.

Рассматривая последствия поведенского принципа «когда терять нечего», Силбер приводит и многие другие исторические факты, от Вудро Вильсона до Дональда Трампа, от лиц, ищущих убежища, до террористов и мошенников.

Как это было в случае трейдера Ника Лисона, использование того факта, что его работодатель, банк Barings Bank, «поощрял трейдеров становиться смельчаками, игнорируя риски». Лисон довел Barings до бакротства в 1995 г. Убытки банка в результате его действий достигли 1,3 млрд долларов, что вдвое превышало собственный капитал банка.

Силбер также рассматривает поведение просителей убежища, которые «рискуют жизнью, чтобы спастись от преследований и бедности». Отчаяние, конечно, подталкивает людей к экстраординарным мерам, включая попытки нелегального въезда в страну.

Есть и положительные стороны, когда люди готовы идти «ва-банк», пишет Силбер. Например, пациенты с неизлечимыми заболеваниями, соглашающиеся участвовать в медицинских экспериментах, поскольку многие считают, что им нечего терять.

Остерегайтесь врагов, которым терять нечего

Позиция «нечего терять» является движущей силой продолжающихся войн между израильтянами и палестинцами. В 1973 г., когда премьер-министр Израиля Голда Меир встретилась с Джо Байденом, сенатором-новичком США от Делавэра, чтобы обсудить вопросы безопасности Израиля, она сказала: «Не беспокойтесь так сильно… У нас, израильтян, есть секретное оружие. Нам больше некуда идти».

Совсем недавно Израиль почувствовал, что ему нечего терять в борьбе с Хамасом, потому что Устав этой организации отрицает право еврейского государства на существование. Статья 11 хартии начинается так: «Движение исламского сопротивления считает, что земля Палестины была исламским вакфом на протяжении поколений, и до Дня стояния (в исламской эсхатологии день Божьего суда, когда все люди получат воздаяние за свои дела - прим С. Л.) никто не может отказаться от нее или ее части, или отказаться от нее или ее части». А статья 13 полностью закрывает дверь к миру: «Так называемые мирные решения и международные конференции по разрешению палестинской проблемы противоречат убеждениям Движения исламского сопротивления».

Но Израиль также должен иметь дело с палестинцами, которые просто хотят собственного государства, а не разрушения Израиля. Как отметил Рияд Мансур, наблюдатель от Палестины в Организации Объединенных Наций, в ответ на последний конфликт в Газе в мае этого года, Израилю «не удалось победить палестинское сознание и сломать нашу национальную принадлежность... Мы все стоим на распутье» (palestineun.org)

В то же время Ципи Ливни, бывший вице-премьер-министр Израиля и министр юстиции, написала: «Решение о создании двух государств... кажется таким же важным, как и прежде. Даже если мир не за горами, точка невозврата ближе, чем когда-либо прежде. Мы не должны туда идти. На данный момент самое важное - оставить дорогу открытой». (nytimes.com). Другими словами, остерегайтесь врагов, которым нечего терять.

Мартин Лютер Кинг-младший, немногим более чем за год до своего убийства в Мемфисе, использовал аналогичную идею, чтобы избежать вооруженной революции: «Беспорядки вырастают из невыносимых условий. Жестокие восстания порождаются отвратительными условиями, и нет ничего более опасного, чем построение общества с большим сегментом людей, которые чувствуют, что они не заинтересованы в этом; которые чувствуют, что им нечего терять».

В мире, охваченном новыми и старыми конфликтами в ситуации «нам терять нечего», этот урок по-прежнему актуален. (William L. SilberThe Danger of “Nothing to Lose” https://www.project-syndicate.org )

«Когда есть, что терять»

С прицелом на поведенческую экономику Силбер также преподносит несколько необычных выводов: даже несмотря на то, что у заключенных, отбывающих пожизненное заключение, нет особого стимула к хорошему поведению, они «больше напоминают членов местной торговой палаты, чем Murder Incorporated». Они превращаются в образцовых граждан, когда им есть «что терять».

Точно так же Вудро Вильсон отправил американцев на Первую мировую войну не в 1915 г., когда война могла закончиться раньше, а в 1917 г., после того как он выиграл переизбрание, и ему не пришлось выполнять свой предвыборный лозунг о недопущении войны. Как мудро пишет Силбер, «президенты на втором сроке должны иметь предупреждающую табличку: не провоцируйте хромую утку».

«Хейл Мэри» приносит результутат менее одного раза из двадцати, - пишет Силбер, - что может быть нормальным в конце футбольного матча, но не в качестве постоянной диеты в жизни». Да, все эти истории никогда не сливаются в единое целое, и идея о том, что риск с большим кушем заманчив, кажется трюизмом. Поэтому он не подходит ни признанным, ни начинающим лидерам, так как вероятность успеха все же крайне мала.

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи здесь

У этой записи один комментарий

  1. Ellayda

    Спасибо! Очень интересная статья.

Добавить комментарий