Разное

06.07.2021

Астрология или подслушанный разговор о кризисе бостонского сознания

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk

Автор: Вадим Ольшевский

Это от сложности мира зависит. Как только ученые понимают, что к чему, сразу сознание растет. А как только наступают сложные смутные времена – люди хотят голоса слышать. Мозга не хватает, чтобы это все переварить.

- И что ты думаешь? – говорит Миша Грише. – И эта тоже! И эта тоже верит в астрологию!

- Моя новая тоже, - смеется Гриша. – Тоже астрологиня. От этого не уйти! Это Бостон!

Миша развелся два года назад, Гриша – полтора. Оба - доктора химических наук, и поэтому оба, во-первых, активно занимаются поисками своих вторых половинок. А во-вторых, оба научно систематизируют новый опыт, и с удовольствием делятся им друг с другом на вечеринках. С бокалами вина в руках. Ну а я – я с удовольствием к ним присоединяюсь, тоже с бокалом, и подслушиваю. Обычно помалкиваю, так как опыта общения с любительницами астрологии у меня нет совсем.

- Миша, - говорю я. – Гриша! А чем объяснить то, что русские девушки в Бостоне, судя по вашим словам, так повально увлекаются астрологией? Ведь, казалось бы, в наше-то научное время…

- Понимаешь, - с удовольствием отвечает Миша. – Я вижу в увлечении звездами только положительное.

- А я - только отрицательное, - улыбается Гриша.

- Мальчики, - смеется Ленка, мы вчетвером болтаем. – Я в астрологию не верю. Но я верю в гороскопы. Миша – близнец, и поэтому он очень социален. Может общаться с кем угодно. Хоть с астрологинями, ему неважно. Звезды, так звезды. А Гриша – дева. Весь в деталях. Что-то одно не подойдет и адью. Веришь в планеты – и до свидания!

- Вера в астрологию – это хорошо в принципе, - гнет свое Миша. – Это – показатель научного склада ума. Человек ищет во всем причины, закономерности. Но если настоящую науку изучать, то, во-первых, учиться слишком долго надо, а во-вторых, что ни говори, а область приложения у науки гораздо уже, чем у астрологии. В астрологии ты одну книжку прочитал, и ты уже все знаешь, когда с кем-то сходиться, а когда акции микрософта покупать. Астролог – это ленивый ученый!

- Зато с астрологинями, - продолжает Миша, - можно все обсудить, можно поспорить. Можно объяснить, они слушают с удовольствием. И если с ними создать семью, то их можно мало-помалу их перевоспитать через образование.

- Глупости, - не соглашается Гриша. – Наш мозг бикамерный, об этом еще Джулиан Джейнс писал. И по этому Джейнсу, у наших астрологинь, в отличие от нас, у них нет сознания. Мы с ними, несмотря на внешнее сходство, два разных биологических вида. Мы – хомо сапиенс, а они – неандерталки.

- Джулиан Джейнс? – спрашиваю. – А кто это?

- Вот в этом весь наш Вадим, - смеется Ленка. – Вроде производит впечатление человека что-то там знающего. А чуть поглубже копнешь – так он даже книгу Джейнса «Происхождение сознания в процессе краха бикамерального разума» не читал.

- Не читал, - развожу я руками. – А о чем книга?

- Джеймс пишет, - с улыбкой сообщает мне Ленка, - что сознание у человека появилось только 3 тысячи лет назад.

- Как раз когда неандертальцы вымерли, - Гриша все про своих неандертальцев. – Понимаешь? Как только у людей появилось сознание, мы их вытеснили.

- Как это интересно, - говорю я Ленке. – Я сам всегда так думал, еще до вашего Джейнса. Что сознание – штука сравнительно недавняя. Это по книгам видно. Читаешь современные и видишь, что Раскольников или там Пьер Безухов – люди. Думают, рассуждают. Колеблются. Муки совести испытывают. А читаешь Библию – там нет ни Раскольниковых, ни Безуховых. Там эти ихние Авраамы и Моисеи делают что-то, но совершенно непонятно почему. К ним пришел бог и сказал: «Встань и иди туда-то». И они не думают, просто делают, что им бог говорит. Вот если бы, к примеру, я бы вывел евреев из Египта. Меня бы потом 40 лет совесть мучала. Бедные евреи! Днем их в пустыне солнце палит, ночью они замерзают от холода. Еды мало, душ принять невозможно. Мороженого нет, кое нет. А этот Моисей – ему плевать. У него точно сознания нет. Он не думает и не сочуствует.

- Моисей, как Путин, - вставил Миша. – Путин же тоже уже 20 лет водит народ свой по санкциям. Цены растут, а ему плевать. У Путина тоже сознания нет.

- Вообще, легенда об Адаме и Еве – не слушаю я их. - Это легенда о появлении сознания. Они съели яблоко и прикрыли наготу. То есть, с сознанием к ним пришли стыд и совесть. И они заменили им бога.

- Вот между прочим, - смеется Гриша. – Ты в точности повторяешь мысли Джейнса. Он тоже ссылается на Илиаду, на вавилонские эпосы. Там видно как у людей постепенно появляется сознание. И он говорит, что как только у людей появляется сознание, сразу начинают говорить о том, что их покинул бог. Это в такие периоды в литературе отчетливо просмтривается.

- Ага, - сказал я. – Как у Рильке – и ушел, гремя цепями, бог.

- Нет, ну при чем тут Рильке, - возразил Гриша. – Это все еще в древние времена произошло. Намного раньше. Почитай 42 псалм. Экклезиаста почитай. Это когда они впервые столкнулись с тем, что бог ушел. Бог ушел и своей головой уже надо жить, понимаешь?

- А в чем вообще теория этого Джейнса состоит? – спросил я.

- А он говорит, что у человека есть в голове две палаты, правая и левая, - отвечает Гриша. - Левая – рациональная, а правая отвечает за общение с богом. И 3 тысячи лет назад люди жили на одной правой. Они все голоса слышали, а те говорили им, что делать.

- Мне голос был, он звал утешно, - со своей вечной улыбочкой процитировала Ленка.

- Вот-вот, - подтвердил Гриша. – Люди тогда не думали, как им поступить. Они оракулов спрашивали, когда нужно было что-то решить. И все тогда голоса слышали. Письменности же не было, и знание устно передавалось. И поэтому они говорили, говорили, наизусть запоминали. Тогда же и поэзия появилась. Поэзию же легче запоминать.

- Поэзия – это как zip файл, - вставила ехидная Ленка. – Это алгоритм сжатия информации.

- Вот, - говорит Гриша. – Это и сейчас есть. Даже сейчас у трети детей есть воображаемые друзья. И они их слышат. Слуховые галлюцинации. И они, голоса эти, возникают в минуты стресса, когда решение нужно принять. И три тысячи лет назад, когда тебе нужно было принять решение, к тебе сразу приходил бог через правое полушарие и говорил, что делать.

- Три тысячи лет назад, - вставила Ленка, - все шизофрениками были, без исключения.

- А потом появилась письменность, - продолжал Гриша. – И все, декламировать нараспев уже не надо стало. Записал и забыл. И у многих голоса сразу пропали. И они сами стали думать. И сознание появилось.

- Как интересно, - сказал я. – Надо бы этого Джейнса почитать.

- Так вот! – сказал Гриша. – Астрологини наши. Это же люди трехтысячелетней давности. У них мозг так устроен шизофренически. У них сознания нет. Они его мимикрируют, притворяются. Но знают, их самих – нет. И оно все время ждут какого-то голоса. Который им скажет, что делать. Они поэтому бесконечно бесконечно философию изучают. Они думают, что философия – это правила, которые бы их жить научили. Или в астрологию вляпываются. Голоса свыше нет, так я по звездам. Они леввым полушарием пользоваться не умеют, поэтому ищут пророчеств каких-то. Знаков свыше.

- Если хотите, ребята, - улубнулся Гриша, - то все наши астрологини – это неандерталки. Мы в Бостоне окружены неандерталками!

- Ага, ага, - подтвердила Ленка. – Все хомосапиенки в Москве остались, а в Бостон эмигрируют одни неандерталки.

- Похоже на то, - без улыбки подтвердил Гриша.

- Слушайте! – воскликнул Миша! – А кто сказал, что контрамоция должна быть непрерывной? Кто сказал, что сознания становится все больше и больше равномерно? Три тысячи лет назад его не было, а потом оно пошло наверх. И достигло пика при древних греках и римлянах. А потом – бац! И резкий спад. Средние века. Все тогда были без сознания. А потом – бац! И эпоха возрождения. Опять сознание наверх поперло. А сейчас опять вниз пошло.

- Это от сложности мира зависит, - объяснил Гриша. – Как только ученые понимают, что к чему, сразу сознание растет. А как только наступают сложные смутные времена – люди хотят голоса слышать. Мозга не хватает, чтобы это все переварить.

- Короче, мальчики, - с видимым удовольствием констатировала Ленка. – Пока у нас коронавирус, отмена культуры и сложные времена, придется вам это самое. С неандерталками.

- Я с этим уже смирился, - улыбнулся Гриша. – Я анализ ДНК сделал, у меня у самого 2% генов неандертальцев. Так что я не против.

- Слушайте! – воскликнул Миша. – Я про свою бывшую жену сейчас понял. Она же у меня художница! А они все неандертальцы! Все шизофреники.. Они же к нам домой пачками каждый день ходили, эти поэты и художники. Там одно правое полушарие!

Я не знаю, зачем я вам этот разговор передаю. Ну мало ли, о чем люди после трех бокалов разговаривают. Я лично, кстати, никогда в жизни никаких голосов не слышал. А вы? Вообще, знаете, не зря место, где Адам и Ева жили до сознания, называлось раем. Потому что же иной раз это сущий ад – решения принимать. Особенно, если оно во вред другим людям. Очень сложно.

Ладно, некогда мне тут с вами. Пойду, что ли, гороскоп на завтра почитаю. От нечего делать. Жил бы 3 тысячи лет назад, пришлось бы одеваться, к оракулу идти. А сейчас очень удобно – интернет. Идти никуда не надо, все под рукой, понимаете?

Вадим Ольшевский

Добавить комментарий