Предыдущая глава: Глава 7 «Вы полагаете, все это будет носиться?..»

sir-v-shokolade-moya-jizn-v schweicarii

Глава 8 «Я уехал… в Петербург, а приехал –  в Ленинград»

Поток моих «кармических» мыслей нарушило волнообразное движение толпы, в которой я, за время ожидания посадки, успела опознать пассажиров, летящих вместе со мной во Франкфурт. Среди них, помимо деловитых «наших и ихних» командировочных, оказалась группа немцев-туристов. Они оживленно передавали из уст в уста что-то важное. Я пристроилась в конец этой живой «новостной ленты» и вскоре получила известие о том, что «наш» самолет еще не вернулся.
Информация эта меня озадачила настолько, что я забыла о своих сомнениях и опасениях по поводу цели моей поездки. Меня теперь больше волновал сам полет. «Не может быть, – подумала я, – что самолет не вернулся. Он из Франкфурта будет обратно возвращаться: рейс, ведь, местной авиакомпании. Люфтганза же только места в самолете выкупает». Было ясно, что от нас, пассажиров, что-то скрывают.
Мои попутчики, хоть и не так глубоко, как я, продвинулись в своих подозрениях о чем-то неладном, стали, все же, активно охотиться за информацией. Они не оставляли в покое никого из сотрудников аэропорта, появляющихся в поле их зрения, быстро обступали его и требовали разъяснений.
Боязнь «нашего человека» вот так, в одиночку, лицом к лицу, оказаться перед толпой иностранцев и не сболтнуть им чего лишнего (страх этот силен в нас еще с времен «Бриллиантовой руки), в конце концов, сработала: нас-таки препроводили к трапу.
Я взглянула на часы: мои шансы прибыть в Женеву вовремя резко упали. Практически, все транзитное время на пересадку во франкфуртском аэропорту было «съедено». Да, «чертова дюжина», на этот раз, оправдала свое название. То ли еще будет? Устроившись в кресле, я проштудировала, на всякий случай, тему «Аэропорт» в русско-немецком разговорнике. Потом огляделась по сторонам.
Вокруг меня разместились все те же немецкие туристы. Несмотря на то, что все они были далеко “запенсионного” возраста, бросался в глаза их молодой задор и подвижность. «Чувство локтя» не покидало этих «северных итальянцев» и в спокойной обстановке. Как только самолет набрал высоту, все они повскакивали со своих мест и образовали группки, состав которых постоянно обновлялся перемещением их участников. Этот веселый «муравейник» заметно поднял мне настроение, и к самой ближней группке я присмотрелась по-внимательнее.
В ней явно было больше мужчин, чем в остальных стихийно сформировавшихся «междусобойчиках». Центром этой группки оказалась моя соседка по креслу, дама, внешне очень напоминающая актрису Елену Гоголеву. Мой взгляд выхватил ее из всей группы туристов еще в зале регистрации аэропорта. Она заметно отличалась от остальных представительниц прекрасного пола, которые, очень типично для немок этого возраста, были коротко пострижены и завиты в неувядаемой технике «перманент», заставшей их обладательниц еще в ранней молодости и неизменно сопровождающей всю их жизнь.
Темно-русые с сильной проседью волосы дамы были заплетены в косу, которая была свернута в «халу» на классический манер. Некрупные серьги и браслет из черненного серебра были инкрустированы серо-голубыми камнями, прекрасно оттеняющими ее глаза. Серьги были единственным декоративным украшением ее лица, черты которого сохранили естественную красоту.
Экипирована она была, вроде бы, также, как и все остальные туристы, по-походному: брюки, майка, куртка, кроссовки, рюкзак. Но все это было несколько аккуратнее по форме, чуть лучше посажено на фигуре, подобрано по цвету. На ней были белые брюки и серо-лиловая майка, тронутая легким пастельным «батиком».
Но более всего эта женщина притягивала к себе взгляд тем, что, несмотря на почтенный возраст, у нее была царственная осанка, которая проявлялась в каждом жесте и повороте головы. В ее движениях не было суеты и угадывался какой-то очень личный, присущий только ей, ритм существования. Этот ритм мгновенно улавливался окружающими, и они с удовольствием настраивались на него. Не могли устоять даже много чего перевидавшие на «своем веку» работники аэропорта.
Оказавшись рядом с этой дамой уже в салоне самолета, я отметила, что притягивает она к себе окружающих еще и неким особым внутренним светом и сердечностью. Она мало говорила, но умела слушать, и ее короткие реплики вызывали у собеседников живой отклик. Мужчины, вообще, реагировали на нее очень немногозначно – они были просто заворожены ею.
Наблюдая за этой сценой мужского обожания, в моей памяти невольно всплыла другая сцена, из фильма «Сто дней после детства», где героиня Татьяны Друбич своей естественностью, открытостью и красотой покорила не только главного героя Митю Лопухина, но и миллионы зрителей. И здесь, сидя рядом с этой «прекрасной дамой», я поняла, что возраст женщины для поклонения ей значения не имеет.
Когда начали разносить еду, и все быстро вернулись на свои места, у меня появилась возможность познакомиться с моей очаровательной соседкой. Она сама проявила к этому инициативу, с интересом присмотревшись к моему кулону с бирюзой. И мы обменялись чисто женскими любезностями, похвалив друг друга за изысканный вкус и элегантность. Искренне восхищаясь моей собеседницей, я спросила, сколько же ей лет. Мария, как она мне представилась, задорно блеснув глазами, парировала: «А сколько дадите?». Я силилась ответить на ее вопрос реалистично и без лести. Но, назвав цифру 73, ошиблась, «скостив» ее возраст на 10 лет.
Заметив, что мне очень трудно изъясняться по-немецки, Мария, к моему великому удивлению, перешла на русский. Конечно, говорила она с большим акцентом. Оказалось, что у нее – «русские корни»: ее отец, будучи на дипломатической службе в России, вернулся на родину с красавицей-женой. Так что воспитание в семье основывалось, преимущественно, на русской культуре.
Эта случайная встреча в самолете показалась мне очень своевременной и символичной, этаким напутствием. В ней зримо проявилось то, как сохранить в себе «русскость» и во внешнем облике, и в душе так, чтобы быть интересной и своим соотечественникам, и представителям той страны, которая становится для тебя новым домом.  А, главное, при этом, – остаться в согласии с самой собой.
За приятным общением, я не заметила, как мы оказались во Франкфурте. Самолет в полете немного наверстал упущенное время, и у меня снова появилась надежда попасть на женевский рейс.
У выхода из самолета меня ожидал еще один сюрприз: первое лицо, которое я увидела на немецкой земле, оказалось почти родным. «Здравствуйте, Света! Рад Вас видеть», – в представителе миграционной службы нашего консульства я узнала сотрудника одного из транспортных хозяйств, с которым несколько лет назад плотно сталкивалась по работе. Эта встреча еще раз убедила меня в том, что «мир тесен». И в любом его уголке всегда найдется тот, кто тебе рад.
Времени у меня было «в обрез», так что, обменявшись приветствиями и взяв у моего старого знакомого номер его мобильника, я понеслась  к скай-лайну, чтобы добраться в терминал Люфтганзы. Очутившись у информационной доски и пробежав по ней глазами, я не обнаружила женевского рейса. Встряхнув голову в желании сбросить нарастающее напряжение, я снова, более внимательно и медленно изучила табло. Эффект аналогичный – женевский рейс «в списках не значился».
А время, между тем, утекало, как песок сквозь пальцы, что создавало ощущение бессилия перед его неумолимым бегом. Перестав надеяться на себя, я пыталась привлечь на поиски моего рейса проходящих мимо людей. Как назло, все лишь разводили руками, не в силах мне помочь. Уже в последний момент, мой взгляд поймал девушку-полицейского. Я бросилась к ней, чуть не сбив ее с ног, и взмолилась, протягивая билет: «Я опаздываю. Пожалуйста, помогите мне найти женевский рейс».

Она быстро среагировала и проворно окинула взглядом табло. На ее лице появилось точно такое же недоумение, какое посетило меня еще несколько минут назад. Но не растерявшись, девушка переключилась на поиск рейса по его номеру. И показала мне нужную строку. Посмотрев на нее, я с недоверием перевела взгляд на мою спасительницу: вместо Geneva там значился Genf.
Тут девушка поняла: «камнем моего преткновения» было незнание того, что Женева по-немецки означает Genf. Да, я действительно этого не знала. И, конечно, не могла предположить, что в одном из крупнейших аэропортов Европы, информацию преподносят так по-домашнему «местечково», не учитывая десятков тысяч пассажиров, ежедневно проходящих через транзитную зону. А, ведь, это – тот самый случай, когда  использование иностранных слов не только не вредит, но и «облегчает понимание».
Помчавшись на “второй скорости” к посадочной площадке, я с облегчением вздохнула, увидев на пункте регистрации пассажиров французское слово Gen?ve. И была последним пассажиром, зарегистрированным на этот рейс.
Если бы, в этот момент, я находилась на вокзале, а не в аэропорту, то эта глава заканчивалась бы словами: «Я успела вскочить в последний вагон уходящего поезда».
Следующая глава: Глава 9 «Красная роза – эмблема любви»
__________________________________________________
Перепечатка глав книги по договоренности с автором с указанием активной ссылки на журнал “В загранке” .
Адрес главы: https://vzagranke.ru/zhizn/syr-v-shokolade/ya-yehal-v-peterburg-a-priehal-v-leningrag.html
Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться
назад к выпуску >>
к рубрике  >>

У этой записи 2 комментариев

  1. Елена

    Здравствуйте, Светлана.
    С интересом читаю Ваш журнал.
    Но в данном случае, я прошу очень меня извинить, я хочу обратить Ваше внимание на грамматическую ошибку, которая так режет не просто глаз, но даже душу. Причем это очень распространенная ошибка, но так как сейчас к грамотности у нас больших претензий не предъявляется, сплошь и рядом встречаешься вообще с вопиющей безграмотностью, просто проходишь мимо. Но Вас это недостойно.
    Вы пишите: “Мужчины, вообще, реагировали на нее очень немногозначно – они были просто заворожены ЕЙ. Заворожены КЕМ? – ЕЮ – творительный падеж, а ЕЙ – падеж дательный.
    Еще раз извините за такое занудство)))
    Успехов Вам и счастья.
    И мои поздравления с 8 марта – пусть Женским днем для Вас будет каждый день.
    Елена

    1. Светлана Линс

      Елена, спасибо, что заметили ошибку и сообщили. Уже исправила.
      Уверена, что в текстах ошибок много,и если кто-нибудь еще заметит ошибки, пожалуйста сообщайте. Этим вы окажете неоценимую услугу не только мне лично, но и всем, кто читает журнал.
      Спасибо также за поздравление с праздником,
      Светлана Александрова Линс

Добавить комментарий